«Иван Титанюк из страны Дартии»

проза
НАВИГАТОР ИВАН ТИТАНЮК ИЗ СТРАНЫ ДАРТИИ


Часть 1. Билет на сотню приключений


Глава 1.

Неожиданная польза от страсти к этикеткам

Однажды прохладным августовским утром, когда полные дамы и уважаемые солидные мужчины еще выгуливают своих холеных собачек на скверике через дорогу, шестиклассник мальчик Леша вышел погулять. На улице возле его дома никого из Лешиных друзей видно не было, и он решил сходить в сквер и поискать их там. Перейдя дорогу, Леша огляделся. Никого и ничего интересного. Скучать Леша не любил, и поэтому решил пойти поиграть со знакомой собачкой Роки, которая жила в соседнем подъезде. Он совсем уже было собрался снова перейти дорогу, как вдруг налетевший порыв ветра уронил перед ним в траву красивую бумажку с каким-то замысловатым рисунком. Леше сначала показалось, что это этикетка от чего-то, а так как мальчик собирал этикетки от всякой всячины, он немедленно нагнулся за бумажкой. Но стоило ему протянуть за ней руку, как случилось что-то странное. Бумажка сменила цвет с ярко - зеленого на розовый и вновь взлетела в воздух, хотя ветра и не было. Леша, естественно, побежал вслед за бумажкой.
Розовый лоскуток поднимался все выше и выше, и Леше стало уже казаться, что он никогда не догонит его. Но на счастье, пролетая мимо старой яблони, бумажка застряла в густой листве. И вдруг опять сделалась зеленой, слившись с листвой. Леша чуть не заплакал с досады и огляделся вокруг, раздумывая, кого бы попросить о помощи. На счастье, невдалеке мальчик увидел свою подружку третьеклассницу Юлю, играющую с собачкой Роки. Юля славилась тем, что могла в силу своих маленьких размеров и повышенной цепкости и лазучести не только забраться на самую тонкую ветку самого высокого дерева округи, но еще и без проблем спуститься оттуда! Леша обрадованно закричал:
-Юля!! Иди сюда, дело есть!
Юля вместе с Роки подбежали к Леше. Черно-белая вислоухая собачка поднялась на задние лапки и лизнула Леше руку в знак приветствия.
-Что случилось?- деловито спросила Юля.
-Юль, там вон, на яблоне, высоко, висит очень классная бумажка. Она цвет меняет.
-А почему?
-Не знаю, она от меня убежала.
-Как это?
-Сама улетела, без ветра. Юля, достань, а? Пожалуйста.
-Ладно. А где она?
-Во-он, вон на той ветке! - Леша показал - Только она сейчас зеленой стала.
Юля, не задавая лишних вопросов, повисла на стволе яблони и полезла наверх. Леша бегал внизу и давал подружке ценные указания. В конце концов, девочка увидела прямо перед собой в листве край зеленой бумажки. Как только ее пальцы коснулись таинственного объекта, он стал сразу ярко-оранжевым, как апельсин.
Схватив бумажку, Юля запихнула ее в карман джинсов и быстро спустилась на землю. Ребята, затаив дыхание, стали рассматривать рисунок.
Бумажка показалась ребятам некоей странной денежной купюрой. Посреди листочка находился портрет какого-то большого усатого и бородатого дядьки в капитанской шляпе с белым верхом и громадным бронзовым крабом с поднятыми клешнями. Портрет хмурил брови и супился на детей. Под ним красивыми витиеватыми буквами было написано: "ВЕЛИКИЙ НАВИГАТОР ИВАН ТИТАНЮК". Справа и слева от портрета красовались надписи: "Казначейский билет для того, кто сможет поймать" и еще: "Достоинство купюры: сотня приключений."
Вдруг Юля воскликнула: "Леш, смотри!" Навигатор Титанюк уже не хмурился, а улыбался ребятам. Юля и Леша, и даже Роки, влезшая между ними, заулыбались в ответ. Навигатор подмигнул им и тут - купюра выпорхнула из Юлиных пальцев, но не улетела, а стала быстро расти. Вскоре перед удивленными Юлей, Лешей и Роки стоял большой высокий мужчина с круглым лицом, темными волосами, рыжей бородой и карими глазами, одетый в жилетку с множеством карманов, темные джинсы и высокие черные сапоги на шнуровках. Но и это было еще не все! Следом за Иваном из купюры вылез ярко-рыжий лохматый пес на высоченных ногах с длинной мордой и висячими ушами. Увидев детей, он тут же завращал хвостом с бешеной скоростью. Купюра, выполнив свое предназначение, исчезла без следа.
-Дяденька, а вы кто?- спросила недоумевающая Юля.
-Здравствуйте. Я рад, что вам удалось найти волшебную купюру. Меня зовут Иван. А это мой друг, пес Лодердейл. Можно просто Лорд. А вас, насколько я знаю, зовут Алеша и Юленька, не так-ли?
-Да...
Навигатор Иван пожал руку Леше и Юле, Лодердейл познакомился с Роки и ребятами.
-Ребята, вы видели, что было написано на купюре?
-Ага!- ответил Леша - Сотня приключений! А они что, все будут наши?
-Разумеется, друзья!
-Дядя Иван, а что такое "навигатор"? - спросила любопытная Юля.
-Навигатор, ребята, это человек, который определяет верный курс для корабля, самолета или еще для кого-нибудь. И всегда может точно сказать, где и в каком месте кто находится. Наверное, вы любите приключения, путешествия, экспедиции, загадки?
-Да!! Да!! - наперебой ответили Юля и Леша. Но тут Леша добавил:
-Только вот как туда попасть? Для этого, наверное, нужно много-много денег и времени... Вот у меня за всю жизнь ни одного мало-мальски интересного приключения не было... Разве что на дачу выезжал. С родителями.
Юля молча кивнула, соглашаясь с Лешей.
-Не беда! Навигатор я, в конце концов, или нет?! Вы на вертолете когда-нибудь летали?
Ребята отрицательно помотали головами.
-Тогда у меня предложение. В качестве самого-самого первого приключения, ребята, давайте-ка отправимся в полет на вертолете из лета в зиму!
-Как это?
-Взлетаем здесь, садимся - в зимних горах.
-А... маму предупредить?
-Не волнуйся, Юленька, это совершенно безопасно и не займет много времени.
Леша промолчал, стараясь ничему не удивляться. Он-то знал, что нигде поблизости никаких снежных гор нет... Но, учитывая по меньшей мере необычные обстоятельства появления навигатора, его словам хотелось верить.
А тем временем, навигатор Иван вынул из кармана странный предмет, напоминающий авторучку, и привинтил к одному из его концов короткий латунный цилиндр. Потом он направил предмет цилиндром вверх. Раздался оглушительный хлопок и вверх взлетела зеленая сигнальная ракета. Юля взвизгнула, Роки для порядка пару раз тявкнула. Тут же совсем близко раздался стрекот лопастей вертолетного винта. Из-за деревьев показался небольшой вертолет и приземлился прямо в траву возле ребят. Иван подошел к машине и сдвинул боковую пассажирскую дверь.
-Прошу садиться.

Глава 2.
Неожиданный лыжный день

Ребята, навигатор Иван и две собаки мигом очутились внутри машины. Винт захлопал с новой силой, вертолетик оторвался от земли, и поднявшись чуть выше верхушек деревьев, понесся над городом... На безлюдных улицах микрорайона лишь пара человек с недо-умением проводила красивую металлическую стрекозу взглядом.
Прошло еще несколько минут, и винтокрылый аппарат с ребятами, собаками и навига-тором Иваном на борту стал поднимался все выше и выше. Леша не отрывался от иллюми-натора. Сперва дома и деревья под ними стали похожи на игрушечные. Потом - слились, образовав сложный рисунок, напоминая карту города, которая висела на стене в в комнате Лешиного папы. Тусклым металлом блеснула река. Вскоре вертолет вошел в облака и зем-ля пропала из виду. У ребят заложило уши.
-Дядя Иван, а почему я ничего не слышу?- крикнула Юля.
-Дело в том, Юленька, что тут, наверху, воздух гораздо менее плотный, чем внизу, у земли. А у тебя в ушах давление воздуха осталось прежним. Из-за этого барабанная пере-понка - перегородка в ухе, воспринимающая звуковые колебания - выгибается наружу, вот почему тебе и кажется, что у тебя уши заложены. Кстати, Юля, я могу точно сказать, что ты недавно была простужена!
-Да... А как вы догадались, дядя Иван?
-А вот как. В ухе есть специальный канальчик, который соединяет пространство за ба-рабанной перепонкой со ртом.
-Ух ты!
-Да. И если человек здоров, то давление с обеих сторон перепонки всегда одинаковое, а уши не закладывает. А вот после простуды этот канал забивается, после чего ты и начала хуже слышать и уши у тебя заложило. Но тут тебе поможет одна простая штучка.
Навигатор достал из кармана пачку мятных леденцов.
-Вот тебе, Юля, приятное лекарство!
Иван дал Юле и Леше по леденцу.
-Вкусно! Хорошо бы, чтобы все лекарства были такими вкусными! - сказал Леша меч-тательно. В этот момент у Юли в ушах что-то щелкнуло и она стала слышать нормально, о чем тут же сказала Ивану.
-Ну вот, видишь, Юля, когда ты начала сосать конфету, соединительные канальчики прочистились.
А вертолет, хлопая лопастями, летел и летел сквозь облака.
-Мы почти на месте. Ребята, скоро посадка. - сказал Иван.
Неожиданно вертолет вынырнул из облаков и ребята раскрыли рты от удивления: под ними расстилалась снежная равнина. Машина снизилась и понеслась над сверкающим белым полем.
-На лыжах с горок кататься умеем? - спросил навигатор.
-Умеем! - наперебой ответили Леша и Юля.
-А я даже на монолыже умею! - похвастался Леша.
-Молодец! У меня, кстати, есть одна монолыжа, как раз для тебя. А сейчас, ребята, давайте оденемся потеплее, чтобы не замерзнуть.
С этими словами Иван открыл дверь шкафчика в хвостовой части кабины. Там оказа-лись три легкие зимние куртки, теплые рейтузы, вязаные шапочки, лыжные перчатки, шар-фы и унты.
-И размеры наши???
-Конечно, Леша! Одевайтесь.
Вертолет тем временем приземлился, подняв винтами тучу колких снежинок.
-Дядя Иван, а где мы? - спросила Юля.
-Мы в месте, где нас ждут первые приключения! Оно называется Дартия. Его нет на картах. Дартия - это часть мира, откуда я родом. Мы имеем возможность проникать в ваш мир и помогать людям. В этом наша главная задача. Моя профессия состоит еще и в том, чтобы всегда знать, кто, где и когда терпит бедствие, и помочь, если больше некому это сделать.
Ребята и Иван натянули зимнюю одежду и вышли из теплого салона наружу. Белое солнце низко стояло над горизонтом, небо было ярко-синее, тут и там в нем висели белые кучевые облака. Оглядевшись, Леша заметил неподалеку низенькое приземистое строение. Иван, ребята и собаки подошли к нему. Навигатор на секунду скрылся внутри. Вернулся он с тремя парами легких стеклопластиковых лыж. Крепления оказались очень простыми, и вскоре компания под водительством навигатора двинулась в путь по наезженной лыжне. Мороз щипал носы и уши, изо рта заклубился пар. Как все-таки здорово: только что было лето, и вдруг - уже зима!
-Дядя Иван, а почему мы лыжи не смазывали?- спросила Юля.
Потому, Юля, что материал, из которого они сделаны - стеклопластик - в отличие от дерева прекрасно скользит по снегу при любой температуре. Пластиковые лыжи появились совсем недавно - лет десять назад. А раньше сделать хорошие лыжи было целой наукой. Ведь лыжа должна не только хорошо скользить по снегу, она должна еще быть гибкой, не ломаться, не впитывать влагу от растаявшего на ней снега, хорошо переносить перепады температуры. Хорошие лыжи получались из гибких пород дерева, каждая выклеивалась из нескольких деталей, чтобы придать прочность и одновременно - сохранить гибкость. Чтобы дерево не впитывало влагу, лыжи смолили, ведь смола отталкивает воду. Кроме того, ниж-няя поверхность лыж должна быть идеально гладкой, чтобы они хорошо скользили. Для этого же служит и лыжная смазка. Северные народы используют в качестве смазки жир тюленей и белых медведей. А еще смазка для лыж делается на основе воска, который еще и предохраняет дерево от намокания.
А вот у меня были фанерные лыжи. Только в прошлом году я их на уроке физкультуры в парке сломал...- сказал Леша.
-Не мудрено, Лешенька, ведь фанера недостаточно гибкая, а кроме того - боится мо-роза, но делать лыжи из нее - гораздо проще и дешевле.
Компания подошла к длинному пологому спуску, идеально подходящему для катания на лыжах. Неподалеку виднелся горный подъемник - канатная дорога.
-Ну, кто за мной?! - крикнул Леша, сильно толкнулся палками и помчался вниз по скло-ну.
-Поехали, Юля? - спросил Иван. Юля кивнула в ответ. Страшновато... А Леша - вон, уже внизу, подъезжает к опоре канатной дороги! Юля шагнула вперед и покатилась вниз. Сначала - совсем медленно, вот бы до конца горки так ехать! Но скорость неумолимо росла. Ветер свистел в ушах, заставлял слезиться глаза... Ух, страшно!!! Тут одна лыжа выехала из-под Юли, небо и снег закружились. Хрустнул снег.
Юля открыла крепко зажмуренные глаза, но увидела перед собой только снег. Она за-рылась головой в большой сугроб. Юля поболтала ногами, но не смогла найти опору. И тут кто-то схватил ее за шиворот и вытащил на волю. Это был пес Лодердейл. Отпустив Юлю, он дружески помахал ей хвостом и лизнул в щеку. Навигатор ловко развернулся на лыжах неподалеку, подошел к Юле и помог ей подняться на ноги...

...Обычно жизнь бывает полосатой, как зебра. Вот, кажется, ничего в ней интересного не осталось, а вдруг - глядь! - и подошла очередь новых путешествий и приключений. Леша и Юля, для которых самыми интересными событиями были игры с друзьями и походы в ближний парк, найдя волшебный билет и познакомившись с его помощью с великим навига-тором, неожиданно для самих себя оказались в неведомой стране Дартии, перенеслись из лета в зиму, и встретились с самыми настоящими приключениями! Полет на вертолете, катание на лыжах... А что еще ждет их впереди...
Накатавшись с горы, ребята с Навигатором собрались внизу. Лодердейл и Роки уже давно ждали их там, сидя под елкой. Иван подозвал Лодердейла. Умный пес вскочил и под-бежал к хозяину. По его лапами похрустывал снег.
-Дядя Иван, а почему снег хрустит? - спросил Леша.
-Дело в том, Лешенька, что хрустит не всякий снег.
-А какой же?
-Только свежий, непримятый. Ведь когда снег падает, это огромное множество ма-леньких снежинок.
Дети закивали.
-Ну так вот, когда снежинки падают на землю, они покрывают ее многими сотнями сло-ев, внутри которых полно свободного пространства. А если наступить на такой снег, то он уминается, снежинки внутри слоев начинают ломаться, вот и хрустят.
-Значит, такие маленькие снежинки могут громко хрустеть?
-Конечно! Ведь не забывайте, сколько их! Миллионы! А вот скажи мне, Леша, как по-твоему, какой снег хрустит громче - выпавший в оттепель или в холода?
-По-моему, в холода - тогда снежинки прочнее! А в оттепель не хруст, а хлюпанье по-лучается!
Дети засмеялись. Навигатор же посмотрел на верхушки елок, гнувшиеся от сильного ветра.
-Ребята, есть предложение. Давайте немного перекусим, а потом съездим к морю - это будет еще одно приключение.
-Ура! Ух ты!!! У вас здесь и море есть? - удивилась Юля.
-Конечно! И живут в нем тюлени, моржи, киты, кашалоты, касатки и акулы. А еще - много всякой мелкой рыбы, крабы и креветки.
-Но сейчас же мороз... Море должно покрыться льдом. - резонно заметил Леша.
-Не забывай, что над морем всегда дует сильный ветер. Он ломает лед, вызывает сильное волнение, а волны тоже разрушают ледяную корку. Только у берега нашего моря намерзает толстенный ледяной панцирь, который не под силу взломать ни ветру, ни вол-нам. Он называется припай. И хоть на севере Дартии, где мы с вами сейчас находимся, и не бывает теплее минус десяти, море у нас не замерзает, и жизнь в нем буквально кипит.
Вернувшись наверх на канатной дороге, компания двинулась к домику, где хранились лыжи. Иван затопил камин, быстро разогрел на плите огромную сковороду жареной картош-ки с мясом и вскипятил чайник. Наевшись и попив крепкого чаю, дети почувствовали вкус к дальнейшим приключениям. Одевшись, ребята вместе с навигатором и собаками вышли на улицу. Лица опять обожгло морозом. Сзади дома был пристроен небольшой гараж. Нави-сающий козырек защищал ворота гаража от снега. Скрывшись внутри, навигатор скоро вы-вел наружу странное сооружение - вроде-бы корпус был от автомобиля, но вместо передних колес - лыжи, вместо задних - гусеницы.
-Ой, дядя Иван, что это?
-Это, ребята, незаменимая вещь для путешествий по снегу - снегоход. В холодном климате, когда вместо земли - снег, лед, мерзлота, болото, именно снегоход выручает лю-дей. Ведь на колесах по снегу особенно не поездишь - заносит, колеса скользят, пробуксо-вывают. А у гусениц площадь соприкосновения с грунтом гораздо больше - тут уж не побук-суешь.
-А на чем еще можно ездить по снегу? - спросила Юля.
-Еще специально для снежных дорог придуманы аэросани - аппарат, едущий на лы-жах, а приводимый в движение воздушным винтом, как у самолета. А кроме того, можно путешествовать и на гусеничной технике - тракторе, танке, вездеходе. А вот снегоход - он является как бы гибридом аэросаней и трактора. Ну, поехали!
Ребята забрались внутрь машины, Иван сел за руль. Собаки пристроились в ногах у детей. Зарычал мотор и снегоход буквально прыгнул вперед. Быстро набрав скорость, ма-шина понеслась по снежному полю.

Глава 3
Чудесное спасение собачки Роки

Минут через двадцать на горизонте показалась черная вода. Море! Навигатор вывел снегоход на припай и повел его вдоль берега. Вскоре впереди показались скалы. Море вы-глядело сурово: серо - черные волны с белыми гребнями беспорядочно толкались у берега и с яростью разбивались о высокую кромку припая, осыпая ее брызгами. От воды веяло холодом, не верилось, что там может жить хоть какое-нибудь живое существо.
-Ну, вот и приехали. Смотрите, ребята!
Юля и Леша вылезли наружу. Навигатор вышел следом за ними, держа в руках два ог-ромных бинокля. Дети настроили их и стали рассматривать скалы.
Серый камень скал давал приют множеству птиц. Они жили здесь, ссорились, дрались, высиживали птенцов, кормились... Впервые в жизни Леша и Юля увидели настоящий птичий базар, о котором только Леша смотрел однажды передачу "В мире животных".
-А какие здесь птицы живут? - спросила Юля.
-Белые и серые чайки, поморники, бакланы, фрегаты, крачки, лысухи.
-И не ссорятся?
-Еще как ссорятся! Например, чайки или бакланы питаются рыбой - вон, посмотрите, баклан нырнул в воду - а вот поморники предпочитают разорять их гнезда, воруют яйца.
-Смотрите!!! Вот это да!! - воскликнул Леша, указывая на каменистый берег под птичь-им базаром. Там громоздились огромные толстые тюлени. Иногда они громко ревели друг на друга, почесывались ластами, зевали, лениво передвигались странными волнообразны-ми движениями.
-Ой, какие они толстые и неуклюжие! - сказала Юля.
-Насчет неуклюжести - не забывай, что тюлень - зверь морской, он в основном плава-ет, в воде он и находит себе пищу - в основном рыбу. А на суше он действительно неуклю-жий, наверное с его точки зрения мы, когда плаваем, тоже ведем себя достаточно неуклю-же. - сказал Иван - А насчет толщины... Поди-поплавай без шубы в такой холоднющей воде. Для тюленей, моржей и китов жир является тем же, чем куртки - для нас или мех - для Ло-дердейла, защитой от холода.
-Дядя Иван, - смущаясь, заговорила Юля - А кит - рыба?
В ответ Леша рассмеялся:
-Конечно, нет! Киты и дельфины - это млекопитающие, только они живут в воде...
Разговор был прерван визгом Роки. Пока ребята рассматривали птичий базар и тюле-нье лежбище, собаки стали возиться на льду. Нечаянно Роки поскользнулась и - полетела с припая в холодные высокие волны... Ледяная черная вода подхватила маленькую пятни-стую собачку. Роки пыталась грести лапами, но ее все дальше относило в море. Ребята бросились к краю припайного льда, но навигатор остановил их.
-Ребята! Без паники! А то и собаку не спасете, и сами искупаетесь! Сейчас, секунду.
Иван вытащил из кармана куртки металлический длинный свисток и что было сил ду-нул в него. Леша и Юля даже присели - настолько пронзителен был этот звук.
И тут же метрах в пятидесяти от берега воду вспорол черный саблевидный плавник. Дети подбежали к навигатору.
-Дядя Иван! Акула!!!
-Спокойно, Юля. Это не акула. Это - касатка.
Морское животное, то ныряя, то показываясь на поверхности, стремительно плыло к тонущей собаке. Роки уже не могла плыть, вот-вот погрузится в воду и пойдет ко дну! Дети, сжав до боли кулаки, наблюдали за развитием событий. Вот касатка подплыла к Роки, под-дела собачку огромной черной головой, так, что бедный мокрый зверек оказался прямо на касатьей переносице, и понеслась к берегу, как взбесившаяся подводная лодка! Вода бур-лила вокруг веретенообразного тела, пасть с жуткими белыми зубами была открыта. У са-мой кромки припая чудовище выскочило из воды наполовину, громко фыркнуло и опустило голову со спасенной Роки на лед. Собачка, не понимая, что с ней произошло, плюхнулась набок, и громко визжа, устремилась в Юлины обьятия. А касатка - черно-белая, красивая, страшная, громадная, как ни в чем не бывало, лежала на брюхе на крепкой кромке припая, побалтывая в воде мощным горизонтальным хвостом, кося на людей черным огромным глазом и, как показалось ребятам, улыбаясь. Навигатор подошел к чудовищу и похлопал его по носу:
-Молодец, Орка! Ты, как всегда, подоспела вовремя.
В ответ касатка шлепнула хвостом по воде, подняв тучу брызг. Иван сходил к снегохо-ду, покопался в багажнике и вернулся с несколькими морожеными рыбинами в руках.
-Ребята! А теперь Орка покажет нам, что она еще умеет, кроме спасения утопающих!
Сказав так, Иван метко бросил одну рыбину в услужливо открывшуюся пасть касатки. Чудовище проглотило лакомство и почти без плеска соскользнуло в волны. Несколько се-кунд его не было видно, а затем метрах в двадцати от ледяной кромки Орка торпедой выле-тела из воды, показавшись во всей своей красе - черная, как уголь, спина, белоснежное брюхо, саблевидные плавники. Замерев на доли секунды в морозном воздухе, касатка раз-вернулась и плюхнулась в набегающую волну спиной, подняв тучу брызг. И опять пропала. Потом неожиданно выпрыгнула из воды, фыркнула дыхательным отверстием на затылке и вошла в море головой вперед, почти без брызг. Последовало еще четыре таких же прыжка.
Дети зачарованно наблюдали за представлением Орки - никогда еще они не видели такого огромного, быстрого, красивого и сильного животного.
-Дядя Иван, а ведь я слышал, что касатки - очень страшные хищники. Как же так?- спросил Леша.
-Дело в том, Леша, что касатки, как и дельфины, почти никогда не нападают на чело-века, за исключением тех случаев, когда люди их ранят или обижают. Они очень умны и легко поддаются дрессировке. Вот взять Орку - давным-давно ее выбросило волнами на каменистую отмель, тогда она была еще совсем маленькой - всего-то полторы тонны. Сойти с мели самостоятельно она не могла. Ее родители двое суток кружили поблизости, а потом ушли, наверное, подумали, что их детенышу ничем нельзя помочь. Хорошо, что мимо про-летали мы с друзьями на вертолете. Мы смогли обвязать Орку тросом и с помощью верто-лета стащили ее на глубокое место. Грешным делом, я подумал, что она будет кусаться - но оказалось, ничего подобного! Когда я спустился отвязывать трос, то не удержался и упал в море. Сами понимаете, я бы очень скоро утонул, но Орка поддела меня на спину, хоть и сама была обессилена, и держала над водой до тех пор, пока друзья не бросили мне спаса-тельный конец. Так что теперь мы - друзья. Орка работает пастухом на моржовом лежбище - отгоняет непрошеных гостей, вроде акул, от моржовых пастбищ, присматривает за молод-няком. А недавно она вытолкнула на берег раненого моржонка. Так что она у нас еще и хороший спасатель. И еще она любит устраивать представления - видимо, в ней проснулся артистизм.
Сказав так, навигатор взял еще одну рыбину и подошел с ней к кромке льда. Он вытя-нул руку с касатьим лакомством вперед и свистнул в свой свисток. Орка подплыла поближе, у самого льда нырнула, а потом вертикально поднялась из воды, как черно-белая колонна. Белые треугольные зубы нежно взяли лакомство из рук навигатора, после чего Орка плюх-нулась в море спиной, обдав всех на льду брызгами. Ребята взвизгнули и рассмеялись. Касатка уплыла по своим делам, а Иван, Леша и Юля пошли отогреваться в снегоход. Роки громко чихала у Юли за пазухой, дрожа, как отбойный молоток, от пережитых напастей и холода.
-Дядя Иван, а где пасутся моржи? - спросила Юля.
-Моржи, ребята, пасутся на подводных пастбищах. Их основной пищей являются мол-люски, живущие в раковинах на дне - мидии, трубачи, рапаны. Своими длинными клыками морж, плывя над дном, рыхлит его, выковыривая раковины из песка и ила. А потом возвра-щается и поедает добытое таким образом пропитание. Его зубы легко дробят раковины, добираясь до вкусного содержимого.
А я-то думала, что моржи происходят от саблезубых тигров... - разочарованно протя-нула Юля. Все расхохотались - ничего себе, полосатый рыже-черный тигр с ластами на ногах, плывущий над дном в маске и с трубкой для ныряния и рулящий вытянутым назад хвостом. Действительно, забавная картина!
Перекусив взятыми в дорогу бутербродами и отогревшись в теплом салоне снегохода, путешественники вновь тронулись в дорогу. Леше и Юле захотелось домой, обратно в теп-лый август. Навигатор отвез ребят к огромной черной скале посреди бескрайней снежной равнины. Иван вышел из машины в студеный зимний воздух вместе с ребятами и собаками.
-Смотрите, ребята. Это один из каналов перехода из Дартии в ваш мир. Сейчас вы войдете в пещеру под этой скалой, а выйдете - в старой бетонной трубе на скверике возле вашего дома.
-А как же мы с вами снова встретимся, дядя Иван?
-Очень просто! Юля, вот же у тебя в кармане - волшебный билет.
Юля сунула руку в карман и обнаружила там бумажку с портретом навигатора. После этого ребята попрощались с Иваном и Лодердейлом и влезли в маленькую пещеру, обна-ружившуюся в снегу под скалой. Они сняли зимнюю одежду и сложили ее в ящик, стоявший в углу пещеры. Впереди в темноте они увидели круглое отверстие, в котором виднелись кусты и деревья их родного скверика. Роки первой с лаем поспешила туда...

Глава 4
Как Леша и Юля стали настоящими спасателями

Стояла предвесенняя оттепель. Синицы весело звенели на ветвях голых деревьев. По серому небу низко-низко проносились облака. Снег лениво таял, с крыш капало, земля была покрыта сплошь лужами и проплешинами грязного ноздреватого льда. Дул теплый ветер, в котором уже ощущался приход весны.
У Леши был трудный год - в школе стало значительно больше предметов, а после то-го, как сделал уроки, гулять уже не отпускали - темно на улице, поздно, да и устаешь так, что уже не гулять, а только спать и хочется... Но вот скоро холода закончатся, дни станут длиннее...
Именно эти мысли занимали Лешино воображение, когда они с Юлей шли из школы. Ребята против обыкновения молчали. Вдруг Леша спросил:
-Юль, а ты с того времени больше не встречалась с дядей Иваном?
-Нет, Леш. Я боялась тебе сказать - кажется, я потеряла волшебный билет!..
-Что?!! Эх ты, лопух! Как же мы теперь... Ай!
В этот момент мальчик неосторожно наступил на крышку канализационного колодца. Чугунный люк со зловещим гулом повернулся и зажал Лешину ногу! Мальчик упал на колен-ку свободной ноги. Было больно и страшно. А вокруг, как назло, ни души. Юля бросилась помогать Леше освободиться, но ржавый люк, видимо, заклинило - ребята даже вдвоем не могли сдвинуть его ни на сантиметр. В отчаянии Леша дернул ногу, но ничего не добился, кроме того, что стало еще больнее. В этот момент в переулок заехал серый "Мерседес". Ребята закричали и замахали ему руками, но машина равнодушно прошелестела мимо, обдав Лешу и Юлю грязью. Леша почувствовал, как его одежда пропитывается холодной водой. Мальчик начинал паниковать - ведь еще полминуты назад они просто шли с Юлей домой, и вдруг - он, мокрый насквозь, стоит на одной коленке на асфальте, а другая нога намертво зажата железной пастью люка!
И в этот момент перед Юлей в воздухе мелькнул оранжевый лоскуток. Девочка едва успела схватить его. Это был волшебный билет!
-Дядя Иван! Дядя Иван! Скорее! Леша провалился! - крикнула Юля портрету Великого навигатора. В ответ Иван (который на этот раз был не в фуражке, а в летном шлеме) повер-нул голову к Юле и сказал:
-Возьми Лешу за руку. Сейчас я вам помогу...
Леша, который, ничему не удивляясь, следил за Юлиными действиями, протянул ей руку. Через секунду он почувствовал, что ногу его отпустило, и еще - что под ним уже не асфальт, а мелко вибрирующий пол, покрытый черной рифленой резиной.
Ребята осмотрелись вокруг. Они находились в просторной кабине, сплошь уставлен-ной и увешанной множеством приборов, блоков, коробок и экранов. У стен стояло несколько пустых кресел. Временами кабину слегка встряхивало. Стоял мощный гул - видимо, работа-ли двигатели.
В кресле на возвышении, под большим прозрачным колпаком за двурогим штурвалом сидел Иван Титанюк. Он обернулся и приветливо помахал ребятам. Потом что-то сказал - из-за шума они ничего не расслышали - и жестом поманил к себе. Леша и Юля подошли к возвышению. Леша при этом довольно сильно хромал. Навигатор снял с крючка на стенке две пары больших наушников и подал ребятам. Наушники были сделаны из очень мягкой губчатой резины. На правом наушнике была приделана длинная искривленная дужка с мик-рофоном, который ловко пришелся как раз напротив рта. От левого к пульту на стенке шел длинный черный кабель. Надев наушники, Леша почти перестал слышать гул моторов, зато теперь он мог спокойно разговаривать с Юлей и навигатором. Наконец, Юля задала свой традиционный вопрос:
-Дядя Иван, а где это мы?
-Мы сейчас находимся над южной частью Тихого океана на борту спасательного само-лета "Летающее Крыло".
-И мы летим к кому-то на помощь?
-Мне стало известно, что в океане терпит бедствие рыболовный траулер. У них отка-зала радиостанция, так что подать сигнал бедствия они не могут. Если мы не найдем трау-лер в самое ближайшее время, его экипажу придется очень плохо.
-А они что, налетели на скалу?
-Нет, Лешенька. У них там сильный пожар.
Самолет несколько раз сильно тряхнуло. Леша высунул голову под прозрачный колпак кабины летчика и огляделся. "Летающее крыло" летело под плотным серым одеялом обла-ков. Внизу простиралась бесконечная серо-зеленая волнующаяся равнина океана. Страш-новато...
-Дядя Иван, а почему вы решили помочь именно этому кораблю? - раздался в наушни-ках голос Юли.
-Юля, в жизни бывают такие моменты, когда попадаешь в абсолютно безвыходное по-ложение. Вот представь, что Леша провалился бы в люк, но не в городе, а например, в глу-хом лесу.
-Когда рядом совсем - совсем никого нет, чтобы помочь?
-Точно. Вот и этот траулер сейчас в таком же положении. Шлюпка у них сгорела, вода здесь холодная, да и штормит. Если команда попрыгает за борт, они либо утонут, либо за-мерзнут.
-Дядя Иван, а как вы об этом узнали?
-А мы следим за всеми опасными районами на земле и вмешиваемся, когда наша по-мощь необходима.
-Как вы им поможете?
-Дело в том, что "Летающее крыло" раньше было бомбардировщиком. А сейчас под него можно подвесить две спасательные шлюпки. В них большой запас провизии, моторы и радиостанции. Как только мы обнаружим корабль, мы снизимся и сбросим их на воду. А теперь, ребята, за работу! Три пары глаз лучше, чем одна. Юля, в ящике за твоей спиной - мощные бинокли. Возьми один себе, второй дай Леше.
Юля открыла ящик и обнаружила в нем огромные тяжеленные морские бинокли. Воо-ружившись ими, ребята заняли наблюдательные посты: Леша - в застекленной штурманской кабине, а Юля - в кресле позади навигатора. Иван ввел самолет в крен. Леша, подавшись вперед в кресле, настроил бинокль и оглядел горизонт. Потом опустил взгляд вниз и вздрог-нул. Пенные гребни волн были совсем близко - казалось, протяни руку - коснешься. Но тут мальчик вспомнил, что от зоркости его глаз зависит жизнь людей, и снова вперил взгляд в горизонт.
Самолет размашистыми кругами летал над морем. Но как ни напрягали ребята зрение, кроме серых облаков и черно-зеленой воды в пределах видимости ничего не было. Юля с биноклем в руках вертелась в кресле из стороны в сторону, как антенна радара. Руки устали держать тяжеленный бинокль. И вдруг слева по курсу она увидела струйку дыма, подни-мающуюся, казалось, из самого моря.
-Дядя Иван! Слева вижу дым!!!
Иван тут же отреагировал на Юлино сообщение и развернул "Летающее крыло" влево. Юля на некоторое время потеряла дым из виду. Вдруг горизонт покосился под неестествен-ным углом, девочка почувствовала, что кресло уходит из-под нее! "Падаем!!!"- пронеслась у нее паническая мысль. Но на самом деле с самолетом все было в полном порядке. Просто Иван решил спуститься на малую высоту и сделал это слишком быстро. Рубя воздух че-тырьмя сдвоенными винтами, "Летающее крыло" со страшной скоростью понеслось над самой водой. Леша в штурманской кабине мельком глянул вниз - и у него сперло дыхание: пенные гребни волн цвета бутылочного стекла, казалось, сейчас ворвутся внутрь самолета через стекло! Заставив себя оторвать от них взгляд, мальчик опять припал к биноклю и стал смотреть вперед. А вот, похоже, и то, что они ищут!
Небольшой рыболовецкий траулер нещадно трепало на высоких волнах. Вся над-стройка и корма были охвачены оранжевым пламенем, дымный шлейф на многие сотни метров простирался над морем. Вглядевшись получше, Леша заметил, что весь экипаж столпился на носу судна. Завидев самолет, люди стали бурно жестикулировать, размахи-вать руками. Их рты беззвучно раскрывались в криках, которые Леша, естественно, не мог услышать.
-Сбрасываем первую шлюпку! - прозвучал в Лешиных наушниках голос навигатора.
Большая вместительная алюминиевая шлюпка, висевшая под левым крылом спаса-тельного самолета, отделилась и полетела в воду. Она шлепнулась в волны с оглушитель-ным плеском, подняв фонтаны брызг. К ее носовой оконечности был привязан длинный прочный трос, намотанный на стальную катушку, располагавшуюся внутри самолета. Трос стал разматываться, увлекаемый "Летающим крылом", пока его конец не опустился на тер-пящий бедствие корабль. Теперь морякам ничего не стоило подтянуть лодку к борту и пере-сесть в нее.
Иван набрал высоту и стал кружиться над траулером. Ребята рассматривали поги-бающий корабль в бинокли. Вот моряки подтянули шлюпку, часть из них прыгнула в нее. После этого двое моряков при попытке перебраться на лодку упали в воду, но их удержали на поверхности ярко-рыжие брезентовые спасательные жилеты, в которые были вшиты легкие пенопластовые блоки - кирпичики, не тонущие в воде. Упавшие в воду люди, широко загребая руками, подплыли к шлюпке и схватились за веревочные петли, свисающие с ее бортов. Находившиеся в лодке их товарищи схватили упавших в воду за руки и мигом втащили внутрь.
Шлюпка наполнилась до отказа, но на носу траулера оставалось еще несколько чело-век. Они принялись размахивать руками и подпрыгивать с удвоенной энергией. Нужно было сбросить им вторую шлюпку...
-Ребята, держитесь! - сказал Иван и вновь опустил самолет к самой воде. Погибающий корабль был прямо по курсу. Иван сбросил вторую шлюпку. Она приводнилась очень удачно - всего метрах в пяти от борта траулера. Трос-фалинь с лязгом упал на его палубу. Матросы дружно схватились за него и стали тянуть шлюпку к борту. Теперь места в лодках явно хва-тало на всех.
Иван сделал еще три круга над головами спасенных моряков. Те смеялись, кричали что-то приветственное, махали огромному самолету, спасшему их от верной гибели в океа-не. В ответ Иван покачал им крыльями и потянул штурвал на себя. Самолет стал набирать высоту и вскоре вошел в низкие серые облака. Юля, глядевшая в бинокль на две набитые моряками шлюпки, пока те не скрылись из виду, заметила, что из одной из них в воздух поднялась ярко-зеленая звездочка.
-Дядя Иван, они запустили в воздух какую-то зеленую звезду...
-Это магниевая сигнальная ракета. С ее помощью они сообщили нам, что все прошло нормально, и сказали "Спасибо".
-Значит, "Спасибо" можно сказать не только словами...
-Конечно, Юленька.
-Дядя Иван, а вот скажите, зачем все-таки вы так помогаете людям? Ведь эти шлюпки, наверное, такие дорогие?
-Видишь ли, Юленька, есть некоторые ситуации, когда стоит перестать думать о день-гах. Ведь жизнь спасенных людей, сидящих сейчас в этих шлюпках, цены не имеет. Вот взять вас с Лешей - когда он попал ногой в люк, мимо вас проехала машина. В ней же сиде-ли люди. Они должны были помочь вам. И это им ничего бы не стоило - может быть, задер-жало бы на минуту.
-Но может быть, они очень торопились? Не смогли остановиться, потому, что куда-нибудь опаздывали?
-Может быть. Но так делать нельзя. Если кто-то в беде, а вы можете выручить его - сделайте это! Ведь тогда на земле станет гораздо меньше горя... Достойная цель, правда?
Ребята искренне согласились с навигатором - они сами стремились помогать всем своим друзьям и родным, но впервые получили от Ивана ответ на вопрос - почему надо поступать именно так...
-А я хочу вас поздравить, друзья мои! - вновь заговорил навигатор - Вы очень помогли в поисках терпящих бедствие, а посему имеете полное право называться спасателями!

Глава 5
Почему у Ивана Титанюка такая странная фамилия

Между тем, "Летающее крыло" вышло из облаков и ребята зажмурились от яркого солнца, висящего над головой в ослепительно-синем небе. Самолет клюнул носом и начал снижаться. У Юли опять заложило уши, как и во время полета на вертолете сразу после знакомства с навигатором. Внизу расстилалась омываемая уже не бутылочно-зеленым, а сине-голубым морем суша. У Юли захватило дух, насколько же была красива эта земля! Серовато-белые языки снега, отсвечивающие таинственной синевой ледники, спускающие-ся с невысоких гор, коричневатые проплешины голой земли, серые каменные россыпи.
-Дядя Иван, ведь это не наш мир, верно? - спросил Леша.
-Правильно, Леша. Мы с вами вернулись в Дартию. Сейчас здесь начинается весна.
Ребят охватил восторг - настолько все вокруг было красиво, свежо, радостно. Они во-всю глазели на простирающуюся под ними картину.
-Дядя Иван, а что это там за ледяной остров? Вон, справа, внизу? - спросила Юля.
-Это не остров, Юленька, это - плавучая ледяная гора, или айсберг. Айсберги - это ог-ромные куски ледников, сползающих с гор в океан.
-Странно... Почему же они не тонут?
-А потому, Юля, что лед немного легче воды. Самую чуточку. Поэтому под водой на-ходится семь восьмых айсберга, а над водой - всего одна восьмая. Когда нижняя часть под-таивает в теплой воде - айсберг переворачивается.
-И такая горища - плавает по морю?
-Точно, Леша. И мешает кораблям... - навигатор тяжело вздохнул. - Однажды такой айсберг погубил самое большое и прекрасное пассажирское судно на Земле.
-Вы говорите о "Титанике"? - спросил тихо Леша.
-Да, именно о нем, Леша.
-А расскажите, пожалуйста, о нем.
-Сейчас. Сначала мы посадим самолет и немного перекусим.
"Летающее крыло" плавно снижалось, заходя на посадку в Дартии. Леша с Юлей смот-рели вперед, на выделяющуюся на фоне коричневой земли длинную бетонную взлетно-посадочную полосу с белыми линиями разметки. У самого края она была исчерчена черны-ми полосами. Юля уже открыла рот, чтобы спросить об их происхождении у навигатора, но тут колеса шасси соприкоснулись с бетоном, коротко взвизгнув. Юля тут же все поняла - черные полосы на бетоне оставляла резина самолетных колес... Рев двигателей изменился - Иван тормозил пробег самолета винтами. "Крыло" замедлило бег и величаво разверну-лось, медленно катя к стоянке. Перед огромным самолетом ехала оранжевая легковая ма-шина с большим транспарантом на крыше: "СЛЕДУЙ ЗА МНОЙ". Наконец, самолет замер с выключенными моторами в строю таких же, как он, громадных и изящных серебристых ма-шин. Ни Леша, который серьезно увлекался техникой, ни, тем более, Юля, таких самолетов в жизни не видывали. "Летающее крыло" действительно оправдывало свое название - са-молет... целиком состоял из стреловидного крыла. Не было даже намека на фюзеляж и хвостовое оперение. Сзади гигантского металлического крыла располагалось четыре сдво-енных черных больших пропеллера. Леша присмотрелся - на соседнем самолете они как раз начали вращаться. И что же? Каждый пропеллер на деле состоял из двух, переднего и заднего, вращавшихся в разные стороны! Решив твердо расспросить навигатора об этом, а заодно и о других самолетах поподробнее, Леша стянул наушники, положил бинокль и рас-стегнул привязной ремень.
Тем временем навигатор и Юля тоже встали со своих кресел. С шипением открылся люк в полу кабины, из его створки, по мере того, как он опускался, появились ребристые ступеньки. Все трое спустились из самолетного брюха на бетон большого аэродрома. В воздухе пахло талым снегом, немножко хвоей и еще - близким морем. Вокруг, сколько хва-тало глаз, простиралась равнина, местами - голая земля, местами - языки серого ноздрева-того снега.
-Добро пожаловать в Дартию! Поздравляю вас с приходом весны, ребята! - сказал Ти-танюк.
-Подождите, дядя Иван! До марта еще десять дней...- заметила Юля.
-Это на Земле. А здесь уже четвертое марта, Юленька!
-Как это???
-Пойдем, подкрепимся, заодно я расскажу вам пару интересных историй.
-А куда идти? - спросил в свою очередь Леша.
-Вон туда. - показал рукой в кожаной краге навигатор. Леша посмотрел в том направ-лении и увидел вдалеке приземистое здание аэропорта. Рядом с ним возвышалась грибо-видная белая башенка с лесом антенн на крыше. Оглянувшись с опаской на рычащий дви-гателями соседний самолет, ребята под водительством Навигатора поспешили к зданию...
Небольшой аэропорт жил суетливой жизнью. Пассажиры толпились в зале ожидания, готовились к посадке на четырехмоторный реактивный авиалайнер, подставивший свои входные двери под гибкие серые хоботы переходов. Навигатор с ребятами вошли в боковую стеклянную дверь и очутились среди шума и гомона толпы, перемежаемого объявлениями диктора по громкому вещанию. Навигатор провел Лешу с Юлей в дверь с надписью "Группа спасателей". Внутри оказался длинный коридор, освещенный лампами дневного света с множеством дверей в стенах. Иван провел ребят до его конца, и они оказались в уютной столовой с деревянными столиками и черными лакированными стульями.
-Располагайтесь, где понравится. Вон вешалка. Я сейчас. - сказал Иван и пошел к раз-даточному окошку, за которым виднелась необъятной ширины дама в белоснежном повар-ском колпаке.
Леша помог Юле снять пальтишко, потом сам снял успевшую просохнуть куртку. В углу висела вешалка - гигантские, неправдоподобно ветвистые оленьи рога. Одежда ребят и их портфели уютно разместились на ней. Юля выбрала столик у окна, за которым виднелось летное поле, по которому время от времени пробегал серебристый самолет. Тут к ребятам подошли Иван и необъятная работница столовой.
-Познакомьтесь, ребята, это Настасья Петровна, Человек, Готовящий Лучше Всех. А это, Настасья Петровна, Леша и Юля. Они с Земли.
-Привет, ребятки! Рада познакомиться. Голодные? - густым приятным голосом прого-ворила дама в колпаке. В ответ ребята заулыбались, поздоровались и кивнули.
-Тогда выбирайте. Салатики, супчики, жаркое, сладкое...
Ребята не заставили себя ждать. Выбрав еду, они с Иваном уселись за стол.
-Дядя Иван, расскажите нам теперь про "Титаник"... Кстати, а почему у вас такая странная фамилия? - задал Леша давно интересовавший его вопрос - А то я смотрел о нем фильм по телику, но много чего не понял.
Иван помрачнел.
-Дело в том, что на "Титанике" утонул мой дед. Ведь я уже говорил вам, ребята, что в моем мире время на две недели опережает земное, поэтому мы знаем, где и что должно случиться, и пытаемся помешать катастрофе. Так вот, вы, должно быть, знаете, что пасса-жирский пароход "Титаник" в апреле 1912 года темной ночью врезался в айсберг и утонул. В нашем мире об этом стало известно, и моему деду поручили вмешаться в ход событий и спасти корабль. Для этого ему пришлось проникнуть на "Титаник" по поддельным докумен-там старшего помощника капитана, на которого он был очень похож. Наверное, настоящий помощник всю оставшуюся жизнь благодарил судьбу, что он не оказался на "Титанике". А вот моему деду повезло гораздо меньше - он не смог повлиять на ход событий и катастро-фа все-таки произошла.
-Но почему??? Ведь айсберги такие огромные! И даже в темную ночь их, наверное, можно легко заметить...
-Все было гораздо сложнее. Во-первых, у матросов-впередсмотрящих почему-то не было биноклей. Во-вторых, если на море есть хоть малейшее волнение, то айсберги окру-жает белая полоска пены прибоя, которую можно легко заметить в темноте. А в ту ночь волн не было вообще - океан был зеркально - спокоен. Добавьте к этому легкий туман и то обстоятельство, что айсберг недавно перевернулся и не успел покрыться белыми кристал-ликами измороси. А "Титаник" шел ночью со слишком высокой скоростью - его хозяин во что бы то ни стало хотел поставить рекорд.
-Но почему, даже если они столкнулись, пассажирам и команде не хватило мест в шлюпках?
-Дело в том, что в то время "Титаник" считался самым надежным и непотопляемым судном в мире. На деле это было не так, но самоуверенный хозяин парохода, Джозеф Брюс Исмей, оснастил его шлюпками, мест в которых хватило бы меньше, чем на половину лю-дей, находившихся на борту. Мой дед руководил посадкой в шлюпки, действуя по старин-ному морскому обычаю: женщины и дети должны спасаться первыми. А сам он погиб... В его память мой отец взял себе фамилию Титанюк. Вот такая история.
Невысокое ярко-белое солнце прошло уже больше половины пути по стылому синему небу Дартии. Ребята, основательно проголодавшиеся во время полета на "Летающем кры-ле" с навигатором Иваном Титанюком, сидели в столовой, поглощая вкуснейший обед, при-готовленный доброй поварихой Настасьей Петровной. Леша молчал, глядел на летное поле и размышлял о "Титанике", прекрасном и могучем корабле, который погиб по нелепому сте-чению обстоятельств... Получалось, что в большинстве катастроф, аварий, да и просто жизненных неприятностей виноваты люди, а не техника. Кто-то что-то проглядит, проворо-нит, вовремя не позаботится, положится на авось - а в результате происходят страшные вещи. Оглянувшись на навигатора, который, видимо, все еще переживал только что расска-занную им историю, Леша поделился с ним своими мыслями.
-Ты прав, Лешенька. Ведь если ты, например, едешь на машине или летишь на само-лете, и вдруг отказывает мотор - это значит, что ты в свое время не позаботился о нем - не осмотрел, не отрегулировал, поленился или был рассеян. Так что виноват получается че-ловек, который пользуется техникой, а не сама техника.
-Кстати, дядя Иван, а вот я хотел спросить, почему же все-таки летают самолеты? - задал Леша давно мучивший его вопрос - Ведь крыло самолета просто обдувается возду-хом, а не машет, как птичье...
-Дело, ребята, тут в том, что крыло имеет очень интересную форму, если его рассечь поперек. Это сечение называется профилем крыла. Профиль должен иметь выпуклость сверху и почти прямую или даже вогнутую поверхность снизу. Только тогда крыло будет создавать подъемную силу. Всеми процессами, происходящими при движении крыла в воз-духе, занимается очень интересная и сложная наука - аэродинамика, что в переводе с гре-ческого и означает - "движение воздуха".
А начало этой науке положил в XVIII веке великий физик Даниил Бернулли. Он открыл важнейшую закономерность: чем выше скорость течения воздуха, тем ниже давление внут-ри него. Основываясь на этом законе, русский физик Николай Егорович Жуковский в конце XIX века вывел уравнение, с помощью которого можно было рассчитать подъемную силу крыла.
Иван взял салфетку и вынул из кармана ручку.
-Смотрите, ребята. При обтекании крыла давление как сверху, так и снизу его ниже атмосферного из-за большой скорости, с которой летит самолет. Крыло "рассекает" поток на два рукава - верхний и нижний. Но при этом поток не должен "разрываться": частицы воздуха из верхнего и нижнего рукавов должны встретиться за профилем. Частицы, оги-бающие профиль сверху, "натыкаются" на выпуклость. Их скорость относительно частиц, огибающих крыло снизу, возрастает. Разница скоростей вызывает перепад давлений - по-вышение на нижней поверхности крыла и понижение - на верхней. Разница этих двух дав-лений и составляет подъемную силу крыла, которая поднимает самолет в воздух и поддер-живает в полете.
Ребята внимательно рассмотрели рисунок и кивнули.
-Дядя Иван, а почему у "Летающего крыла" нет сзади маленьких крылышек, а у того пассажирского самолета, мимо которого мы прошли по пути сюда, они есть? - спросила Юля, которая, как оказалось, внимательнейшим образом рассмотрела необычную форму спасательного самолета. Леша даже решил на нее обидеться, но тут же передумал, когда навигатор продолжил рассказ:
-Самолет строится для выполнения каких-либо конкретных задач: перевозки грузов, пассажиров, несения бомб, ракет или ведения маневренного воздушного боя. При этом очень важна его аэродинамическая схема. Схем четыре - классическая, "утка", "бесхвостка" и "тандем".
Ручка забегала по второй салфетке. Иван нарисовал странный самолетик с большим крылом сзади и маленьким - спереди.
-На заре авиации большинство самолетов строилось по аэродинамической схеме "ут-ка" - руль высоты (Иван указал на маленькое крылышко) располагался не за крылом, а перед ним. Самолет такой схемы был прост по конструкции и имел небольшой вес, но управление им было затруднено. Ведь любой порыв ветра воздействовал в первую очередь на руль высоты, выводя самолет из равновесия. Поэтому, плоскость, находящаяся перед крылом, получила название "дестабилизатор" - "выводящий из равновесия". С появлением самолетов классической схемы самолета схема "утка" была надолго предана забвению. К ней вернулись, когда выяснилось, что дестабилизатор, расположенный впереди крыла, повышает маневренность самолета. Схема "утка" применяется при конструировании манев-ренных истребителей.
-А почему же "Утка", дядя Иван? - удивилась Юля - ведь у птиц всего два крыла?
-Дело в том, что самолет этой схемы в полете напоминал утку с вытянутой шеей.
Иван принялся рисовать дальше. Теперь на салфетке появился самолетик с малень-ким крылышком позади большого - точь-в-точь как тот, который видела Юля у аэровокзала.
-Схема, получившая название "классической", отличается тем, что в передней трети корпуса самолета - фюзеляжа - располагалось крыло, а хвостовое оперение - рули высоты и направления - были вынесены назад на хвостовой балке. Оперение теперь не выводило аппарат из равновесия, а наоборот, стабилизировало полет. Поэтому плоскость, находя-щаяся позади крыла, получила название "стабилизатор" - "уравновешивающий". Управле-ние по крену, то есть изменение угла между вертикальной осью самолета и горизонтом осуществлялась с помощью рулей на концах крыла, называемых элеронами. Самолеты классической схемы отличаются простотой управления. По этой схеме можно создать само-лет практически любого назначения и весовой категории - и тяжеленный авиалайнер, и истребитель.
Тем временем рядом с "уткой" и "бесхвосткой" появился рисунок спасательного само-лета "Летающее крыло". Ребята сразу его узнали.
-А вот такая схема, не имеющая горизонтального оперения вообще, называется "бес-хвостка". Для управления таким самолетам служат два горизонтальных руля на концах кры-ла, называемые элевонами. Для изменения угла тангажа правый и левый элевоны откло-няются в одну и ту же сторону, а для управления по крену - один вверх, а другой - вниз. Именно по этой схеме создан самолет, на котором мы сегодня летали. Его еще в сороковые годы построил американский конструктор Джон Нортроп, правда, военным "Летающее кры-ло" не приглянулось, но зато оказалось отличным спасательным аппаратом. Схема "бесхво-стка" имеет два достоинства - низкое сопротивление воздуха благодаря отсутствию опере-ния, а также весьма удачное размещение грузов внутри крыла - фюзеляжа.
Еще одна схема - тандемная - применяется очень редко. Самолеты такой схемы име-ют два крыла одинаковой площади, расположенных одно за другим.- Иван нарисовал за-бавный самолет с большими крыльями спереди и сзади.
Ребята придвинули изрисованные салфетки к себе и стали их внимательно изучать...

Глава 6
Об очень своевременном появлении пса Лодердейла

...Наконец, занятия в школе закончились. Леша, его сестра Катя и их подружка Юля опять гуляли на улице допоздна, играли с Роки, лазали по деревьям, мастерили модели кораблей и самолетов, запускали их... Скучать ребятам было просто некогда.
Однажды утром Леша с Катей решили сходить на близлежащий пруд, испытать краси-вую деревянную модель яхты, над которой они работали уже месяц. Леша выстругал из деревяшки корпус, потом отполировал его наждачной бумагой, покрасил синей краской. Затем соорудил из фанерок и пластмассы небольшую изящную надстройку. Тем временем Катя с Юлей кроили и шили из тонкой ткани паруса. Юля принесла из дома пузырек черной несмываемой туши и девочки изобразили на парусе красивую зубастую касатку. Рисовала в основном Юля - во-первых, у нее был к этому талант, а во-вторых, Кате было и невдомек, что ее подружка накоротке знакома с одной совершенно настоящей касаткой - Оркой. Ведь Леша с Юлей договорились никому пока не рассказывать о своем знакомстве с навигатором Иваном Титанюком и его друзьями.
И вот, яхта "Касатка" стояла на столе, сияя блестящим темным корпусом, на борту ко-торого красовалась тонкая бронзовая полоска. Название было выписано бронзовой краской на носу. Белые паруса были прострочены черной нитью. На мачте Леша поднял красный треугольный флажок - вымпел. Касатка на большом парусе - гроте - улыбалась своей тре-угольнозубой улыбкой.
Ребята собрались в Лешиной комнате, немного полюбовались яхточкой, а потом взяли модель и пошли запускать ее в пруду.

...Леша аккуратно спустил "Касатку" на воду, ветер наполнил паруса, сшитые девочка-ми, и с легким журчанием суденышко быстро стало удаляться от берега. Утка, степенно плававшая на середине пруда, с возмущенным кряканьем уступила яхте дорогу.
Леша держал в руках катушку шелковой нити - фала, конец которого был закреплен на носу "Касатки". Нить разматывалась. Когда яхта достигла середины пруда, он слегка дернул за фал и яхта пошла параллельно берегу пруда.
И тут неподалеку раздался хлопок. У борта "Касатки" взлетел султанчик воды. Ребята, следившие за первым плаваньем своей модели, совсем забыли оглядеться. Оказалось, что их яхточкой интересуются не только они. На берегу пруда, чуть поодаль, стояли трое пар-ней, вид которых не предвещал ничего хорошего. Один из них сжимал в руке большую уст-рашающего вида рогатку и целился в яхту. Леша стал лихорадочно сматывать фал, "Касат-ка" развернулась к берегу. Рогатка опять хлопнула и мачта яхты сломалась. Паруса беспо-мощно зачерпнули воду.
-Зачем вы это сделали?!! - закричала Катя и, сжав кулачки, бегом бросилась к парням с рогаткой. Те в ответ рассмеялись:
-А чего это она здесь расплавалась?
-Она вам что, мешает?
-Уйди отсюда, малявка! А то сейчас поплывешь за своей посудиной!
Леша подтянул покалеченную яхту к берегу, вытянул ее из воды и вручил Юле. Потом решительно направился вслед за сестрой и встал между ней и своими обидчиками. Обста-новка ухудшалась.
-Чего, защищаешь? Ну, сейчас мы тебя!!!
Ловкий Леша уклонился от кулака, метившего ему по уху. Его обидчик не рассчитал движение, оступился и плюхнулся в пруд, подняв брызги и заставив утку в панике взлететь. Остальные двое накинулись на Лешу, но тот уклонялся с большим искусством и в результа-те большинство ударов хулиганов либо попадали в воздух, либо друг по другу.
-Прекратите!!! Двое на одного - нечестно! - кричали Юля и Катя, пытаясь оттащить ху-лиганов, которые были выше девочек чуть не в полтора раза, от Леши. Поспешив на выруч-ку к своему другу, Юля спрятала "Касатку" в колючий куст. И тут же на берегу пруда образо-валась куча - мала, сопровождавшаяся грозными криками, тычками, ойканьем и девчачьим визгом. В пылу драки ребята не заметили, как искупавшийся хулиган, весь в песке и тине, вылез на берег, схватил яхту и с размаху швырнул ее в пруд.
И тут поблизости раздался громкий и грозный рык. Огненно-рыжий большой мохнатый пес выскочил откуда-то из-за куста и бросился к дерущимся. Не долго думая, он ухватил одного из хулиганов сзади за штаны и дернул изо всех сил. В следующую секунду парень уже ретировался, поддерживая располосованные спадающие джинсы. Второй, увидев не-ожиданно подоспевшую к противникам подмогу, потянулся за камнем, который приметил неподалеку, но пес просто толкнул его в спину своими мощными передними лапами. Хули-ган хрюкнул и ткнулся в облюбованный камень носом. В этот момент третий, искупавшийся в пруду, парень, поднял тяжеленную обломанную ветку, валявшуюся под ближним тополем, и бросил ее в пса. Пес подпрыгнул в воздух и на лету ухватил ветку зубами точно посереди-не. Потом бросил ее наземь и пустился в погоню за мокрым хулиганом.
Ребята поднялись из пыли, осмотрели друг друга и, поняв, что дело окончилось не-сколькими ссадинами, синяками и содранной коленкой у Юли, стали искать "Касатку". В конце концов Леша заметил терпящую бедствие модель посреди пруда. Катушка с оборван-ным фалом валялась на берегу.
Тем временем рыжий четвероногий спаситель ребят, отогнавший мокрого обидчика на приличное расстояние, вращая хвостом, вернулся к ребятам.
-Лодердейл! - одновременно воскликнули Леша и Юля. Катя погладила пса по голове, почесала за ушами. В ответ Лодердейл лизнул ее. Потом подошел к Юле и обработал ее содранную коленку своим мягким розовым языком.
-Лордик, а где дядя Иван? - спросил Леша. В ответ пес помотал головой и заскулил.
-Наверное, он здесь сам. У дяди Ивана, наверное, дела...- заключила Юля, посмотрев в карие глаза Лодердейла. Пес в последний раз лизнул Юлину коленку.
-Лордик, а ты можешь достать нашу яхту? - спросил Леша. В ответ Лодердейл без лишних вопросов прыгнул в пруд и вернулся, толкая яхту носом. Выбравшись на берег, он фыркнул, отряхнулся, несколько раз приветливо гавкнул и исчез за тем кустом, из-за кото-рого появился. Ребята поспешили за псом, но тот уже исчез - как сквозь землю провалился.
По дороге домой Леша и Юля взахлеб рассказывали Кате о Лодердейле и его хозяине, навигаторе Иване Титанюке. Юля, естественно, не поверила. Ее даже не убедило странное появление и исчезновение пса.
Дома Леша детально осмотрел повреждения "Касатки". Работы предстояло очень и очень много - мачта сломана, снасти перепутаны, корпус треснул, паруса измочалены и вымазаны в грязи. Тем временем Юля включила приемник, стоявший на Лешином столе. Оттуда донесся знакомый голос:
"Передаем инструкции для попавших в беду. Ссадины смазать йодом. К синякам при-ложить лед - от этого они скорее пройдут. Разбитую коленку смазать мазью "Лоринден", хранящейся в дверце холодильника, и перевязать. Завтра в полдень в парадной форме одежды прибыть в парк к старинной колонне. Там вас будут ждать. Привет от Настасьи Петровны и Лодердейла. Передал Иван Титанюк из Дартии." Ребята застыли в изумлении.

Глава 7
Как Лодердейл научил Юлю плавать

В означенное время Леша и Юля стояли у старинной мраморной колонны в одном из пустынных уголков старинного парка, разбитого еще лет двести назад, когда этими местами владел князь Гагарин. На колонне, когда-то белоснежной, а теперь - грязно-серой, едва читалась полустертая надпись: "Въ память победы русскаго оружия въ Отечественной Вой-не 1812-1815 года". Юля, помня о "парадной форме одежды", нарядилась в свое лучшее платьице, а Леша оделся в предмет своей гордости - темно-синий костюмчик - и выпросил у папы галстук. Папа немного удивился, но ничего не спросил у Леши, просто молча завязал галстук и дал сыну.
В парке не было ни души - видимо, все уже разъехались по отпускам и дачам. Леша все поглядывал на свои электронные часики - вдруг они врут, отстают, и ребята опоздали? Но на самом деле они пришли рано. До полудня оставалось еще две минуты. Вдруг дети услышали далекое хлопанье лопастей. Над парком низко-низко летел вертолет. Ребята заулыбались - они знали, что это почти наверняка летит их друг - навигатор Иван Титанюк.
Тем временем, хлопанье лопастей и свист двигателей сделались оглушительными. Вертолет завис над поляной и плавно опустился на траву рядом со старинной колонной. Открылась дверь, и на землю спрыгнул Иван, одетый в красивый синий парадный мундир, сияющий золотым крабом на фуражке и лаковыми туфлями. Двигатели вертолета смолкли. Иван подошел к ребятам и поздоровался.
-Ребята, сегодня у нас с вами торжественное событие. Комитет Спасателей Дартии постановил принять вас в свои члены за помощь, оказанную в операции по поиску терпяще-го бедствие траулера.
Навигатор вручил ребятам черные лакированные коробочки, в которых оказались зо-лоченные значки - крабы с гордо поднятыми вверх клешнями, в которых была зажата лен-точка с надписью: "Комитет Спасателей". Юля даже запищала от восторга. Ребята от души поблагодарили Ивана.
-А теперь - добро пожаловать на вертолет. Надо отпраздновать такое торжественное событие! - сказал Иван. Леша с Юлей не заставили себя ждать.
Лопасти вновь захлопали над головой, машина оторвалась от земли и стала подни-маться над городом... Вскоре за иллюминаторами белели облака. Прошло несколько минут, и вертолет вышел из их белой ваты. Внизу расстилалась очень красивая покрытая травами и лесом страна. Сочная зелень тут и там нарушалась серыми пятнами голой скалы. Мест-ность бугрилась множеством невысоких холмов. Прямо по курсу синело море. Вертолет подлетел к аккуратной круглой травянистой площадке на вершине одного из холмов и при-землился. Иван сдвинул дверь, и ребята спрыгнули на аккуратно подстриженную зеленую траву. Навигатор последовал за ними. Пахло свежестью, скошенным газоном, да еще не-много - керосином от вертолета. К ребятам с радостным лаем бросился Лодердейл.
Приласкав пса, Леша огляделся. Вокруг до самого горизонта высились пологие леси-стые горы. В долинах между ними лежали полосы тумана. Воздух был спокоен. Вершины некоторых, наиболее высоких гор тонули в белых облаках. Леша и Юля подошли к краю вертолетной площадки.
-Красота! - восторженно произнесла Юля.
-Это - самый красивый уголок моей земли. Он называется Горный Край. - предвосхи-тил навигатор всегдашний Юлин вопрос "А где это мы?"
Ребята вернулись к вертолету. Леша принялся рассматривать машину с большим ин-тересом. Он знал, что вертолет летает с помощью винта. А тут он увидел, что винтов у это-го вертолета целых два, расположенных один над другим. И вращались они в разные сто-роны.
-Дядя Иван, а почему у одних вертолетов один винт, а у других - два?
-Схема вертолета с двумя соосными винтами, Леша, позволяет отказаться от тяжелого и громоздкого агрегата - рулевого винта, который, если ты заметил, обязательно есть у вертолетов с одним несущим винтом.
-А зачем же он нужен?
-Когда вертолет летит, крутящийся винт стремится развернуть его в направлении, про-тивоположном своему вращению. Действие порождает противодействие. Чтобы не допус-тить этого, на хвосте вертолета с одним несущим винтом ставят небольшой дополнитель-ный винт - его еще называют "рулевой" - который тянет хвост вертолета в сторону, противо-положную действию силы, стремящейся развернуть его.
-Ой, как интересно!.. А здесь, я так понимаю, верхний винт разворачивает вертолет в одну сторону, а нижний - в другую! И они равновесят друг друга!
-Уравновешивают, Лешенька. - поправил его Титанюк - Но - нам пора двигаться даль-ше! Хотите искупаться в море?
-Хотим!! Ой, хотим!! Только вот мама... Ведь мы вернемся уже поздно вечером...
-Сколько бы вы, ребята, ни пробыли здесь, вы вернетесь к колонне в вашем парке в то же время, в которое мы отбыли оттуда. Так что насчет ваших мам - не переживайте! Они просто не заметят вашего отсутствия.
В этот момент залаял Лодердейл. Ребята обернулись. На вертолетную площадку въе-хал автомобиль. Это был большой армейский джип ярко-красного цвета. Из его кабины вышел какой-то человек и махнул рукой Ивану.
-А вот на этом автомобиле мы отправимся на пляж! - сказал Иван.
Ребята с радостными криками подбежали к джипу. Навигатор занял место за рулем, а вся ребяче - собачья компания во главе Лешей разместилась на широченном заднем сиде-нии. Автомобиль плавно тронулся и покатил по горной гравиевой дороге. Мелкие камушки разлетались из-под широких шин автомобиля. Ребята во все глаза смотрели вокруг. Мимо пролетали заросли кустарника, потом пошли могучие дубовые леса. Дорога отчаянно пет-ляла, но Иван мастерски вписывался в любой поворот. Правда, седоков при этом прижима-ло к борту машины и наваливало друг на друга.
-Дядя Иван, а я давно хотел спросить, что значит слово "Джип" и откуда оно взялось?- спросил Леша.
-Слово "Джип" обозначает машину высокой проходимости. Все джипы отличаются тем, что имеют полный привод, то есть мотор вращает не два колеса, как на обычной легковуш-ке, а все четыре. Кроме того, большинство джипов имеют широкие колеса с шинами низкого давления, что позволяет им не вязнуть в болотах, песке и снегу. Эти автомобили использу-ются, в первую очередь, в армии, где возможность двигаться по бездорожью просто необ-ходима. Армейские джипы раньше имели очень простую и одновременно прочную конструк-цию, например, у самого первого джипа, созданного перед Второй Мировой войной амери-канской фирмой "Виллис" не было дверец, просто проемы в корпусе. А роль крыши играл легкосъемный брезентовый верх. А слово "Джип" произошло от английского сокращения "Джи-Пи" - "общее назначение".
-А я слышала от папы, что иногда джипы делали плавающими.- заявила Юля.
-Да, это правда. Например, немецкий джип "Швиммваген", что, кстати, и означает "Плавающий автомобиль", имел убирающийся гребной винт и водонепроницаемый корпус, что позволяло ему плавать, как моторной лодке... А, вот мы и приехали. Автомобиль остановился на песчаном белом пляже. Ребята выскочили на песок и осмотрелись. Вокруг были расставлены шезлонги, грибки-зонтики от солнца и переодеваль-ные кабинки. Море было спокойное, очень прозрачное и неестественно - зеленое. Иван дал детям по пакету, где оказались черные спортивные плавки и очки для ныряния. Леша мигом переоделся и залез в море, а вот Юля в нерешительности подошла к кромке воды, но ку-паться не спешила. Дело было в том, что она не умела плавать, но рассказать об этом не решалась. Вдруг сзади ей в руку ткнулось что-то мокрое и холодное. Юля обернулась. Это был нос пса Лодердейла. Он посмотрел на Юлю умными карими глазами, а потом потерся об ее ладошку ошейником. Юля неуверенно взялась за ошейник. Лодердейл медленно во-шел в воду, ведя девочку за собой, а потом - поплыл! Юля вцепилась в ошейник обеими руками. Когда страх прошел, она огляделась и стала присматриваться к тому, как плывет пес и что он при этом делает. Все четыре лапы Лодердейла работали, как весла. Дыхание было ровным и глубоким, выдох - вдох - задержка. Тут Юля поняла, в чем основной секрет, как держаться на воде! Ведь если внутри тебя - воздух, то он держит тебя на поверхности, как поплавок! Самое главное - задерживать ненадолго дыхание после вдоха, тогда воздух будет находиться в легких постоянно. Вот оно, открытие! Юля отцепила правую руку от ошейника и натянула очки для ныряния. Набрала побольше воздуха в грудь и опустила голову под воду. Как красиво плывет Лодердейл! Когда лапа идет вперед, она сжата, когда назад - разжимается, превращаясь в подобие весла. Решив испробовать свое открытие на практике, Юля набралась храбрости и... отцепилась от ошейника. Вода держала ее! Нелов-ко бултыхая руками и ногами, Юля поплыла к берегу. Там уже стоял Иван, внимательно наблюдая за девочкой. Руки и ноги стали уставать, но самое главное - Юля поняла, как надо держаться на воде. Берег был уже совсем близко, Юля нащупала ногами дно и встала, давая себе отдых. Тут поблизости вынырнул Леша, брызнул Юле в лицо и позвал ее играть.
Накупавшись вдоволь, дети вылезли на берег. Иван растер их огромным махровым полотенцем и угостил вкусным какао из термоса. Юля с опаской взяла стакан с горячим ароматным напитком, но не обожглась!
-Дядя Иван, а почему какао горячий, а стакан не обжигается?
-Потому, Юленька, что стаканчик сделан из пенопласта - вспененного легкого пласти-ка, который не пропускает сквозь себя тепло. Мелкие пузырьки воздуха, содержащиеся в толще пластика, экранируют тепло какао, не пропуская его наружу, к твоей руке. Вот ты и не обожглась.
Леша долго смотрел на море, размышляя. Потом он спросил:
-Дядя Иван, а вот скажите, почему вода в стакане - прозрачная, а в море - зеленая?
-Цвет воды, Леша, зависит от многих вещей. Первая из них - через какой слой воды ты смотришь. Если слой толстый, вода приобретает синеватый или зеленоватый оттенок, кото-рым она обязана тем веществам, которые в ней растворены. Например, зеленый цвет воды в нашем заливе говорит о том, что в ней растворено много йода. А иногда вода может при-нимать совершенно фантастический цвет - желтый, красный, серый.
-А красный - это от чего?
-От мелких водорослей - фитопланктона - которые в огромном количестве плавают в некоторых морях. Например, в Желтом море, которое и получило от этого явления свое название. А желтой или серой вода бывает в реках с быстрым течением и глинистым дном. Частички желтой, красной, коричневой или серой глины постоянно висят в толще речной воды, вот она и меняет цвет. Во Вьетнаме есть, например, река Меконг, что в переводе означает "Красная река".
-Желтое море, Красная река... А вот от чего произошли названия Белое море, Черное море? - поинтересовалась Юля.
-Это, ребята, скорее не от цвета воды в этих морях, а от их климатических условий. Ведь Белое море - северное, зимой оно во многих местах покрыто льдом, а когда его при-порашивает снегом - оно белеет, оттого и Белое. А Черное море названо так от того, что поздней осенью и зимой над ним часто ходят черно-серые тучи, оно неспокойно, штормит. Вообще, географические названия - очень интересная вещь. Вы знаете, например, что на Кубани есть станица Париж?
-Нет!
-А все просто - в этой станице жили казаки, которые во время заграничного похода русской армии 1812-1815 годов дошли до самого Парижа, а потом привезли на родину па-мять об этом городе. А вот в Соединенных Штатах, в штате Мэйн, существует городок с названием Пароходный Рай. Как вы думаете, почему?
Дети рассмеялись.
-Наверное, потому, - сказал Леша - что этот город стоит на море или реке, и туда сво-дят на отстой старые пароходы?
-Ты совершенно прав, Лешенька. В 19 веке в этом городе была фирма, занимавшаяся сломом старых речных пароходов. Отсюда и такое забавное название.
Юля зевнула.
-Ну что, ребята, вы, наверное устали? Тогда давайте собираться домой.
Ребята быстро оделись и залезли в джип. Навигатор отвез их в лес и высадил у ги-гантского дуба, вывороченного с корнем. Иван вышел из машины вместе с ребятами и соба-ками.
Радостные и довольные купанием в море, ребята попрощались с Иваном и Лодердей-лом. Ссадины и царапины, полученные во вчерашней драке с хулиганами, почти зажили, промытые морской водой и обогретые ласковым теплым солнцем. Под корнями дуба нахо-дилась пещера - точь-в-точь по такой Леша и Юля вернулись домой с берегов холодного моря после знакомства с касаткой Оркой. В дальнем конце темной пещеры виднелся свет. Подойдя поближе, Юля увидела, что это - окошко, выходящее в их родной парк, к серой старинной мраморной колонне. Не долго думая, девочка пролезла в окошко и оглянулась - оказывается, она выбралась в парк из дупла толстенного старого дерева, росшего непода-леку от колонны. А тем временем Леша присоединился к Юле. Вытряхнув из ботинок на-бившийся туда белый песок с пляжа, усталые, но довольные, ребята пошли по домам...


Часть 2. "Морской Шмель" и затонувший самолет

Глава 1. Египетские древности на морском дне

Утром в одно из первых сентябрьских воскресений Леша проснулся очень рано. Весь дом еще спал. Леша глянул на часы - четверть седьмого. Чем бы заняться? Пройдя на кух-ню, мальчик заглянул в холодильник. Поразмыслив, Леша решил сделать себе завтрак - свои любимые жареные пельмени. Налив на сковородку масла, Леша поставил ее на мед-ленный огонь и оставил нагреваться. Пока завтрак поспевает, можно и музыку послушать. Леша включил радио, настроенное на одну из музыкальных станций. Но вместо бодрого голоса диск-жокея или музыки он услышал:
"Леша, говорит Иван Титанюк. Сегодня в десять утра прошу тебя и Юлю прибыть в парк, на прежнее место встречи. Предстоит серьезная работа."
-Хорошо, дядя Иван! - воскликнул мальчик.
Юля была известной лежебокой. Оторвать ее от подушки в воскресенье раньше один-надцати утра было весьма сложной задачей. Поэтому, позавтракав, Леша быстро оделся и решил сам зайти за своей подружкой. Дождавшись девяти часов, он отправился на улицу, зашел в Юлин подъезд и позвонил в дверь.
Ему открыла Юлина мама.
-Привет, Лешенька. А лентяйка еще спит. Что-то срочное?
-Да, Лидия Андреевна. Нас сегодня ждут...
-Кто ждет? - потирая заспанные глаза кулачками, на пороге своей комнаты появилась Юля.
-Навигатор.
Этого слова оказалось достаточно для того, чтобы Юля моментально умылась и оде-лась. Юлина мама накормила ребят завтраком (Леша не отказался от дополнительной пор-ции - неизвестно, что за работа их ожидает), после чего они поспешили в парк. Ровно в десять ребята стояли под старинной колонной. Но ни единого звука не было слышно, лишь ветер шумел в листве высоких деревьев, уже тронутых желтизной. Знакомого рокота верто-летных винтов ни Леша, ни Юля не различали, хоть и прислушивались изо всех сил. И тут из дупла старого дерева донесся голос навигатора:
-Ребята, привет!
Леша с Юлей наперегонки кинулись к дуплу.
-Дядя Иван! Здравствуйте!!!
Иван выглянул из дупла и сказал:
-Полезайте сюда. Нужна ваша помощь в одной экспедиции.
Леша, а за ним и Юля пролезли в дупло и... оказались на палубе большого корабля. Вокруг до самого горизонта простиралась зеленовато-голубая водная ширь. На корме судна под гигантским П-образным козловым краном висел странный громадных размеров цилиндр с большим шаром, прикрепленным под ним. Цилиндр был окрашен ярко-желтыми и черны-ми полосами. В боках шара Леша успел заметить иллюминаторы.
-Мы находимся в Средиземном море на борту экспедиционного судна "Антарес". - ввел ребят в курс дела Иван - Цель плавания - обнаружение и подъем на поверхность цен-ного груза, потонувшего в этом районе вместе с самолетом "Глобмастер" в 1954 году.
-А что это за груз? - поинтересовался Леша.
-Статуи и ценнейшие папирусы, вывезенные из Египта одним итальянским коллекцио-нером.
-А разве можно такие вещи вывозить?
-Конечно, нельзя, Юля. Это была контрабанда, самолет принадлежал одному италь-янскому авантюристу и мошеннику, который занимался коллекционированием древностей. Примерно в этом районе, на полпути между Египтом и Италией, самолет попал в грозу. В него угодила молния, моторы отказали, и он рухнул в море. Экипаж пропал без вести.
-А как же мы будем искать самолет на морском дне?
-Мы погрузимся туда на батискафе - сказал навигатор, указав на странный полосатый цилиндр.
-Это что, вроде подводной лодки?
-Не совсем, Лешенька. Батискаф не может плавать под водой с большой скоростью - у него нет мощного двигателя, только маленькие электрические моторчики, питаемые от ак-кумулятора. Зато он может погружаться на такую большую глубину, где давление воды просто расплющит любую подводную лодку, как асфальтовый каток консервную банку. Экипаж батискафа находится в прочной сферической кабине, сделанной из лучших сортов стали или из титана. Она называется гондола - Иван указал на шар с иллюминаторами - а над ней укреплен большой цилиндр - поплавок, наполненный керосином.
-А почему же не воздухом? - озадаченно спросил Леша.
-Дело в том, что воздух, в отличие от керосина, сжимается, и на большой глубине та-кая легкая "колбаса", если ее наполнить воздухом, просто взорвется, как бомба. А керосин значительно легче воды, и вместе с тем, прекрасно противостоит ее давлению на глубине, потому что он несжимаем. Он не дает батискафу потонуть.
-А как же в таком случае батискаф погружается?
-Перед погружением, Юля, в нижнюю часть поплавка батискафа помещают балласт - свинцовую дробь. Под действием ее массы аппарат погружается, пока не достигает дна. Там часть дроби высыпают, батискаф немного облегчается и зависает в толще воды. Когда работа на дне закончена, экипаж высыпает оставшийся балласт и батискаф устремляется к поверхности.
Ребята вместе с навигатором подошли к батискафу, покачивавшемуся в воздухе на толстенных цепях. На борту поплавка Леша с Юлей прочли название аппарата: "Морской шмель".
-Дядя Иван, а как батискаф маневрирует под водой? И как можно поднять что-нибудь со дна, если ты сидишь в шаре? - поинтересовался Леша.
-Кроме обычных для любого корабля винта и руля направления, на батискафе уста-новлены горизонтальные рули, чтобы регулировать глубину погружения. Этой же цели слу-жат небольшие винты, развернутые вертикально. А для того, чтобы работать под водой - поднимать предметы со дна - есть механические руки - захваты, управляемые изнутри гон-долы.
-Но ведь на большой глубине всегда темно. Как же ориентироваться под водой?
-А для этой цели снаружи гондолы есть мощные фары, а для того, чтобы определять, какие препятствия окружают батискаф на большом расстоянии, служит сонар - прибор, по-сылающий вокруг себя звуковые импульсы и ловящий их эхо, отраженное от препятствий. По времени запаздывания эха можно определить дистанцию до объекта, от которого оно отразилось. То есть, принцип действия у сонара - такой же, как и у радиолокатора, только в отличие от радиоволн, которые сквозь воду не проходят, используются волны звуковые.
-А что нам надо будет делать? - спросила с опаской Юля. У нее сосало под ложечкой от страха.
-Следить за сонаром, это очень просто, глядеть в иллюминаторы во все глаза, а тебе, Леша, придется еще работать с механическими манипуляторами.
Леша с Юлей переглянулись.
-Но мы же можем не справиться. Батискаф - такая сложная техника...
Справитесь, ребята. Вы у меня молодцы, все на лету ловите. Сейчас влезем в гондолу и я научу вас пользоваться приборами, с которыми вам предстоит работать. А потом - в путь!
Навигатор взялся за рычаги, торчавшие внизу одной из опор крана. Где-то наверху за-гудел электромотор, и "Морской шмель" опустился на кильблоки, привинченные к палубе. Матросы приставили к полосатому боку аппарата стремянку.
-Ребята, за мной! - сказал Иван и полез по лесенке вверх.
И вот уже Леша, Юля и навигатор стояли на узенькой выкрашенной в зеленый цвет палубе батискафа. Посередине палубы имелся круглый люк с выпуклой тяжелой крышкой. Иван открыл ее и пролез вниз первым.
Леша заглянул в темный колодец люка. Из его стенки торчал вертикальный ряд же-лезных скоб - мальчик уже знал, что такая конструкция называется скоб-трап. Он быстро спустился вниз вслед за навигатором. Юля последовала за ним. Ребята оказались в гондоле батискафа и огляделись.
Первое, что бросалось в глаза - в шаровидной гондоле было очень тесно. К стенкам были привинчены три небольших кресла. Мальчик понял, почему навигатору потребовалась их с Юлей помощь - трое взрослых людей просто не поместились бы в гондоле "Морского шмеля". Навигатор поместился в центральном кресле, усадил Лешу справа от себя, а Юлю - слева.
-Юля, гляди. Перед тобой экран сонара. Он круглый, представь себе, что в центре его расположен наш батискаф. Под гондолой находятся излучатель и приемник звуковых сиг-налов. Они вращаются, посылая сигналы во все стороны и ловя их эхо, отраженное от под-водных препятствий. Как только приемник сигнала поймает эхо, он передает его в "мозг" сонара. Там по времени запаздывания эха определяется расстояние до объекта, от которо-го оно отразилось. Одновременно на твоем экранчике появляется метка - светящаяся точка или линия. А вот теперь посмотри, на экранчике нанесены концентрические окружности - по ним проще определять расстояние, они нанесены с шагом в десять метров.
-А что, сонар видит только на пятьдесят метров?
-Для батискафа больше и не требуется, ведь он не может долго и далеко плавать под водой. А вообще, существуют сонары, которые "видят" на километры. И знаете, какой из них самый совершенный?
-Наверное, такой, который стоит на подводных лодках, ну или там на кораблях... - предположил Леша.
-Нет, Леша. Самым совершенным сонаром в мире обладают киты. Ведь под водой не-возможно видеть дальше, чем на двадцать - двадцать пять метров, каким бы хорошим зре-нием ты ни обладал. А звук в воде распространяется прекрасно. Он и заменяет китам и дельфинам зрение, позволяя безошибочно находить косяки рыбы или скопления планктона на расстоянии даже в несколько километров.
-Вот как?! Здорово! - воскликнула Юля.
-Теперь, Леша, твоя задача. Видишь эти рукоятки?
Леша давно с любопытством поглядывал на две черные рифленые рукоятки, торчав-шие из стенки под большим иллюминатором.
-Да.
-Возьмись за них.
Леша взялся.
-Теперь продвинь их вперед.
Леша двинул рукоятки вперед. Из-под иллюминатора выдвинулись две черные сустав-чатые конечности, увенчанные блестящими клешнями. Леша повращал рукоятками - конеч-ности задвигались в воздухе.
-Принцип ясен, Леша? - спросил навигатор.
-Да. А как клешни раскрывать?
-Нажми на рычажок под большим пальцем.
Леша нажал. Клешня с клацаньем раскрылась. Отпустил. Закрылась.
-А когда ты отпустишь рукоятки, обе клешни вернутся в исходное положение. Если же в них что-то зажато, то, возвращаясь, они опустят добычу в корзинку, приделанную под иллюминатором.
-Вот это да!
-Ну что, давайте попробуем погрузиться?
-Давайте, дядя Иван.
Навигатор привстал с кресла и закрыл люк, через который они вошли в гондолу. Затем принялся вращать круглую красную рукоятку, расположенную на крышке. Ребята почувство-вали, как их уши будто бы заложило ватой. Теперь они находились в герметически задраен-ной стальной сфере - гондоле, полностью отделенные от внешнего мира. Иван надел на-ушники с микрофоном, точно такие же, как те, которыми они пользовались, когда летали на самолете.
-Проверка связи. Как слышите меня? Раз-два, раз-два.
-Слышим хорошо, дядя Иван.
-"Антарес", майна. Спускайте нас. Разведывательное погружение на триста метров.
Ребята услышали приглушенный лязг, кран поднял батискаф в воздух. Гондола зака-чалась в такт набегающим волнам. Лебедки крана загудели, опуская "Морского шмеля" вниз. Изумрудная вода была все ближе, ближе... Вот с приглушенным плеском гондола погрузилась в воду. Ребята оглядывались вокруг. В Лешином иллюминаторе мелькнула корма "Антареса", зеленые рули и тускло блестящие бронзовые винты. Стайка цветных красивых рыбок величиной с ладошку бросилась врассыпную. Вверху толща воды имела светлый зелено - голубой цвет, внизу - таинственный чернильно-синий. У иллюминатора, вызвав у ребят испуганные возгласы, неожиданно появился человек в маске, ластах и с ярко-желтым аквалангом за спиной. Выпустив рой серебряных пузырьков, он приветственно помахал рукой и показал большой палец.
-"Антарес", внешняя группа доложила о готовности аппарата к спуску. Отцепляйте тро-сы. - сказал Иван в микрофон.

Глава 2
Кто в Средиземном море живет?

Тросы, лязгнув, отпустили "Морской шмель", и батискаф медленно заскользил в чер-нильную глубину. Иван щелкнул переключателем на пульте сонара, и экран перед Юлей ожил. В верхней части круглого экрана появилось множество зеленых точечек.
-Дядя Иван, на экране - светлячки!
-Не светлячки, Юля, а цели. Любая засветка на экране сонара называется целью. Оп-редели направление и дистанцию по кругам.
-Направление прямо вперед, дистанция... сорок метров.
-Так на сонаре выглядит косяк рыбы. Юля, молодец! Из тебя выйдет превосходный исследователь глубин. Леша, проверь механические руки.
Леша подвигал черными манипуляторами.
-Все в норме.
-Понял. До дна осталось двести двадцать метров. А теперь посмотрим, кто здесь жи-вет.
С этими словами Иван включил внешнее освещение.
Синие потемки прорезали белые лучи прожекторов.
-Какая красота!!! - охнула Юля, прилипнув к иллюминатору.
Вода, подсвеченная мощными прожекторами батискафа, приобрела таинственный зе-леный цвет. Вокруг подводного аппарата плыли сотни и сотни кальмаров. Изящные живот-ные бело-розового цвета, длиной сантиметров по сорок, со щупальцами, вытянутыми в плотные пучки, стремительно неслись куда-то по своим кальмарьим делам. Леша заметил, как один из кальмаров метнулся в сторону и схватил незадачливую рыбешку. Привлеченные светом прожекторов, кальмарья стая остановила свой подводный полет и сгрудилась вокруг "Морского шмеля". Черные глаза животных с любопытством разглядывали чужаков внутри стального шара.
-А я думала, что они большие-пребольшие... - с некоторым разочарованием протянула Юля.
-Ну, большинство кальмаров больше пятидесяти - шестидесяти сантиметров не вы-растают. Но существуют свидетельства о том, что в морях и океанах живут гигантские каль-мары - кракены - и спруты, которые могут задать основательную трепку даже киту - кашало-ту.
Юля сжалась от страха:
-Дядя Иван, а если...
-Не переживай, Юля! Во-первых, встретить кракена или спрута в море можно реже, чем слона в Москве. Кракен живет на глубине в тысячи метров, в океанах. Однажды такое чудище длиной около десяти метров выловила глубоководная драга советского исследова-тельского судна "Витязь". Кракена пришлось срочно выбросить за борт.
-Пока он кого-нибудь не сожрал?!
-Нет, Лешенька. Просто он так вонял аммиаком, что за короткое время мог пропитать этим запахом весь корабль. А нам кракена бояться нечего: ведь Средиземное море более или менее хорошо изучено. Гигантские кальмары здесь не водятся. Зато их родственники - осьминоги, креветки, обычные кальмары, каракатицы - есть, и даже, как видите, в большом количестве.
-А спрут и осьминог - одно и то же? - спросил Леша, двигая за иллюминатором сталь-ными руками и расталкивая кальмарью толпу.
-В общем, да. Спрут - это большой осьминог, морское чудовище, которого раньше боя-лись. А осьминог - просто русское название того же животного.
-А чего ж его бояться?
-Как же, большой, непонятный, многоногий, с присосками, да еще с почти человече-скими, мудрыми глазами. Вот и боялись. А вообще - то, зря. Если его не трогать, то и он не тронет. Пищей осьминогам служит мелкая рыба и моллюски. Для человека он неопасен. Не то, что...
БУМ-М-М!!!
Батискаф покачнулся. Кальмары бросились врассыпную. Что-то с огромной силой уда-рило по корпусу. Ребята закричали от ужаса. А ужасаться было чем. Перед центральным иллюминатором вдруг оказалась чудовищная - нарочно не придумаешь - голова с острым рылом, огромной серповидной пастью, утыканной треугольными блестящими зубами и пло-скими выростами по бокам. На концах выростов поблескивали черные маленькие тупые глаза...
-Акула-молот! Ускоряем спуск!
Иван перевел рычаг управления мотором батискафа вперед, зажужжали электродви-гатели и многотонный корпус подводного аппарата навалился на морского хищника. Акула изящно развернулась, хлестнула хвостом по гондоле батискафа и пропала во мраке.
-Ничего себе... Страшила! - Леша вздохнул с облегчением.
-Один из самых кровожадных хищников в Средиземном море - акула-молот. Всегда го-лодная, чует добычу за несколько километров, несется на перехват со скоростью курьерско-го поезда. А уж о внешнем виде молчу. Сами видели.
-Дядя Иван, зачем у нее такая голова, действительно, как молоток?
-Этого, Лешенька, никто не знает. Некоторые ученые предполагают, что рыба-молот использует крылья своего молота в качестве руля глубины.
-А вот скажите, почему же акулы всегда голодные?
-Все очень просто. Знаете, ребята, почему рыбы не тонут в воде?
-Нет.
-У них внутри существует воздушный мешок, который называется плавательным пузы-рем. Для того, чтобы погрузиться, рыба сжимает плавательный пузырь и становится тяже-лее воды, чтобы всплыть - наоборот. А вот у акул плавательного пузыря нет. Они тяжелее воды, и поэтому должны постоянно двигаться, чтобы не утонуть. Помните, у Чуковского: "Испугалася акула и со страху утонула". Это отнюдь не преувеличение. Ее грудные плавни-ки выполняют ту же роль, что и крыло у самолета. А пропеллером служит мощный хвост. Именно поэтому акулы напоминают своими формами самолеты - истребители. Но чтобы двигаться, нужно много топлива, то есть еды. Поэтому акула постоянно голодна.
Ребята с опаской проводили взглядом темный силуэт акулы-молота, разогнавшей кальмаров и теперь интересовавшейся странным железным полосатым существом на предмет его съедобности.
-Она нас видит... - дрожащим голосом произнесла Юля.
-Ничего. Видит око - да зуб неймет! - Леша угрожающе шевельнул в сторону акулы ме-ханическими руками. Акула шарахнулась в темноту и, видимо, потеряв интерес к батискафу, отправилась восвояси.
Иван выключил мотор и погружение вновь замедлилось.
-Глубина - двести метров. Две трети пути пройдены. Здесь всегда темно, солнечный свет не может пробить такую толщу воды.
-А акулы - они давно появились в море? - несмело спросила Юля.
-Невообразимо давно, никто не может точно сказать, когда. На земле в те времена даже динозавров еще не было. И с тех пор акула изменилась очень мало - она является совершенной машиной для добывания пищи - ничего лишнего. Вот взять обычную рыбу, например, щуку или карпа. У них есть крепкий, но относительно малоподвижный скелет, состоящий, как и у остальных животных, из костей, к которым крепятся мышцы. Акулий ске-лет - очень простой, фактически, он состоит только из черепа и позвоночника. Зато он очень подвижен и легок, так как состоит не из кости, а из хряща. Мышц у акулы - всего три, но они проходят вдоль всего тела, приводя в движение хвост и открывая пасть. Грудными и спин-ным плавниками акула шевелить не может, но ей и одного хвоста вполне достаточно. Видят акулы плохо, зато обоняние у них развито прекрасно - они могут учуять пять граммов крови, растворенной в тысяче литров воды. Пользуясь обонянием и, кроме того, улавливая чутко малейшие колебания воды, акула ищет добычу. Пасть у акулы очень сильная и оснащена сотнями острых, как бритвы, зубов, расположенных рядами. А в желудке у нее, чтобы пере-варивать любую, в том числе и самую несъедобную, пищу, например, гвоздь или подкову, выделяется едкая соляная кислота. Добавьте к этому полную нечувствительность к боли и феноменальную живучесть. Ничего себе рыба, правда?
-Но зачем акуле глотать гвозди и подковы? - удивился Леша.
-Представь себе. Такие случаи бывали. Чего только не находили в акульих утробах! Например, у меня был случай, когда касатка Орка прикончила трехметровую акулу, охотив-шуюся на моржа. Когда мы взрезали акулье брюхо, там обнаружилась серебряная табакер-ка, зажигалка и электронные часы.
-А где же был... их хозяин?
-Их хозяин, один из моих друзей, накануне рыбачил на надувной лодке и обо что-то ее пропорол. Сам он спасся, кстати, стараниями все той же Орки, но при этом ему пришлось скинуть с себя намокшую одежду. Видимо, после этого содержимым его карманов отобеда-ла злополучная акула. Кстати, часы были в водонепроницаемом титановом корпусе и даже не встали.
В этот момент мягкий толчок и шорох под гондолой возвестили о том, что "Морской шмель" достиг дна. Навигатор и ребята сквозь иллюминаторы батискафа рассматривали ровное песчаное дно, простиравшееся вокруг. В свете прожекторов песок имел буровато-белый цвет, тут и там из грунта торчали длинные водоросли - ламинарии. На песке видне-лись бороздки и цепочки ямок - следы здешних обитателей. Юля углядела совсем рядом с гондолой небольшого белого краба. Казалось, животное уснуло - опустившаяся рядом с ним громада с многочисленными ослепительно сияющими глазищами прожекторов совершенно не смущала его.
-Вставай, просыпайся, ленивый! - Леша шевельнул манипулятором, аккуратно подвел зажим к крабику и дотронулся до его панциря. Краб мгновенно переместился боком на пол-метра в сторону и угрожающе поднял над собою мощные клешни. Леша протянул ему ма-нипулятор. Краб отважно скакнул вперед и ухватил железную руку, но вскоре понял, что с новым противником шутки плохи и, разжав клешни, неспешно, не теряя достоинства, рети-ровался в темноту.
-Вот и познакомились! - весело сказал навигатор. Ребята рассмеялись - А теперь по-смотрим, что здесь творится и кто живет.
Иван потянул рукоятку сброса балласта, снаружи гондолы раздался звук, как от часто падающих дождевых капель - сыпалась свинцовая дробь. Батискаф покачнулся, а потом приподнялся над дном примерно на метр. Вновь ожил электромотор, и "Морской шмель" плавно двинулся вперед. Юля внимательно следила за экраном гидролрокатора. Через полминуты в верхней части круглого экрана возникла светящаяся искривленная линия.
-Вижу цель, прямо впереди. - доложила Юля по всем правилам.
-Похоже на валун... А может быть и нет.
Все трое прильнули к переднему иллюминатору, стараясь разглядеть преграду, но кроме чернильной синевы за бортом гондолы не было видно ровным счетом ничего, как ни ярко светили прожекторы. Вдруг Леша заметил, или подумал, что заметил впереди неяркую желтую звездочку. Звездочка медленно перемещалась. Видно было плохо из-за яркого света прожекторов.
-Дядя Иван, за моим иллюминатором что-то блеснуло... Можно выключить прожекто-ры?
Иван щелкнул тумблером и гондола погрузилась в темноту. Звездочка ярко блестела метрах в десяти от батискафа.
-Леша, тебе повезло - тихо, как будто боясь спугнуть неведомое существо, сказал Иван - Ты заметил очень редкую в этих местах рыбу. Сейчас попробуем подплыть поближе и разглядеть ее.
Батискаф сменил курс и направился самым малым ходом, едва мурлыча мотором, к желтоватому огоньку. Ближе, ближе... Вот звездочка приблизилась к самому иллюминатору, ее, казалось, можно достать рукой.
-А теперь, ребята, внимательно смотрите! Такое редко случается...- Иван включил прожекторы.
Обладатель желтого свечения от неожиданности замер перед самым иллюминатором. Он был невелик, длиной всего сантиметров сорок. Казалось, это не рыба, а карикатура на рыбу - толстое, грушевидное тело, с толстого конца - пасть, полная мелких острых зубов, с тонкого - маленький хвост, похожий на малярную кисть. Сверху и снизу тела рыбы росли малюсенькие плавники. Круглый глаз с ужасом уставился в иллюминатор. Но самое порази-тельное - на лбу у рыбки росло подобие удочки, гибкий стебелек, на конце которого горел желтый фонарик! В тот же миг рыба развернулась и поспешила прочь, изо всех сил работая хвостом - кисточкой.
-Ребята, это одна из самых интересных рыб в море - глубоководный удильщик. По-латыни называется долопихтис.
-Забавный... А зачем же ему фонарик? И как он работает, на батарейках? - спросила Юля.
-Фонарик удильщику заменяет наживку на крючке у рыболова. Когда вокруг темно, глу-боководная живность спешит полюбопытствовать, что же это такое светится? А долопихти-су остается только не зевать. Фонарик у него не электрический, а химический. Есть в приро-де такие вещества, которые могут светиться в темноте - этот процесс называется хемилю-минисценцией.
-Как фосфор?
-Точно, Лешенька. Вот, например, гнилушки тоже в темноте светятся. Глубоководные рыбы пользуются химическими фонариками для добывания пищи. У некоторых, как у доло-пихтиса, фонарик размещается на стебельке - удочке, у других - например, у атлантического лазиогната - на длиннющем хлысте, растущем из кончика носа, у третьих светятся глаза, четвертые - совсем уж ленивые - имеют фонарь прямо в пасти, прикрепленный к верхней челюсти. Эти рыбы живут только на глубине, куда не проникает солнечный свет - от трехсот метров до нескольких километров. Они никогда не поднимаются к поверхности, не знают, что такое день. Больше того, подъем с глубины для них гибелен - ведь давление на глубине огромно, в организме глубоководных существ оно остается таким же при подъеме на по-верхность, в результате рыбу раздувает, как воздушный шарик...
-Бедные... Даже и не знают, что на свете есть солнышко. - протянула Юля.
-Ну почему же бедные, Юля? Здесь им хорошо, здесь их мир, где они чувствуют себя как дома. Но мы отвлеклись. Надо исследовать преграду, которую засек гидролокатор.
Опять замурлыкал двигатель и батискаф двинулся вперед. В свете прожекторов пока-зался огромный искореженный цилиндр, по бокам которого торчали обломки крыла. Он был опутан водорослями, песок уже наполовину засосал его. Погибший самолет...
-Кажется, мы у цели. Сейчас свяжемся с "Антаресом". - сказал Иван и одел наушники с микрофоном. Щелкнул тумблер.
-"Морской шмель" вызывает "Антарес". Самолет обнаружен. Зафиксируйте наше по-ложение. Мы всплываем. Конец связи.

Глава 3.
Как поднять со дна самолет

Подъем с глубины занял не так много времени - всего минут двадцать. Вода за иллю-минаторами вскоре засинела, а затем и заиграла голубизной, пронизанной солнечными лучами. Батискаф тряхнуло - он достиг поверхности и тут же заплясал на волнах, как пустой бочонок. Около гондолы появилось двое аквалангистов в оранжевых резиновых костюмах.
Они осмотрели "Морской шмель" снаружи, после чего подплыли к иллюминаторам и жестами сообщили навигатору, что все в порядке. Иван сказал в микрофон:
-Аппарат в исправности. Готовы к подъему на борт.
-Дядя Иван, а Вы сейчас связываетесь по радио? - спросил Леша.
-Нет, ведь радиоволны, за исключением только некоторых, сквозь воду не проходят. Для связи с кораблем - носителем подводные аппараты пользуются телефонами или гидро-акустической связью.
-Телефон? Это как в городе? - изумилась Юля - Но ведь для телефона нужны прово-да... Ну или радио...
-Телефонной связью может пользоваться наблюдатель, находящийся на глубине в скафандре или в батисфере - стальном шаре, точно таком же, как гондола нашего батиска-фа, но без поплавка. И скафандр, и батисфера опускаются в глубину на тросе, в который без труда можно вплести телефонный кабель. А если подводный аппарат автономен, то есть не имеет непосредственной связи с кораблем - носителем, как наш "Морской шмель", связь осуществляется с помощью гидроакустики - то, что я говорю в микрофон, передается на специальный прибор с мембраной, который излучает звук в воду. А на корабле установ-лен гидрофон - своеобразное ухо, улавливающее подводные звуки. В воде скорость звука во много раз больше, чем в воздухе, и гидроакустическая связь может действовать на большие расстояния, практически ни в чем не уступая радиосвязи.
Тем временем рядом с батискафом вода вспенилась, в стенку гондолы мягко ударился сброшенный с "Антареса" трос. Аквалангисты споро присоединили его к поплавку батиска-фа. Мощная лебедка потянула трос, батискаф подтащили к борту корабля и вытянули из воды вместе с экипажем. Иллюминаторы гондолы замутились от стекающей с "Морского шмеля" воды. Аппарат с мягким толчком встал на кильблоки.
Иван поднялся с командирского места и сказал:
-Все, ребята. Приехали. Выбираемся наружу.
Входной люк в потолке гондолы был отдраен, и все трое по узкому лазу выбрались наверх, на узкую палубу батискафа. Обслуживающий персонал приставил к полосатому боку "Морского шмеля" удобную стремянку, и ребята с навигатором спустились вниз, на корму "Антареса".
-Леша, Юля, пойдем в кают-компанию. Там нас ждет Электросемен. Будем разраба-тывать план подъема самолета.
-Какое странное имя - Электросемен!
-Еще бы не странное, ведь он же не человек, а сложнейший биоробот. Сейчас я вас с ним познакомлю.
-Дядя Иван! А как же Вы собираетесь поднять самолет целиком?!! - изумилась Юля - Он же такой громадный!
-Дело в том, что если мы будем поднимать только груз самолета, нам для начала при-дется проникнуть внутрь его фюзеляжа. К тому же неизвестно, как были упакованы грузы - то ли их просто свалили в кучу, то ли аккуратно разложили и привязали, а может быть, учи-тывая их огромную ценность, упаковали в контейнеры. В тесном фюзеляже невозможно работать манипуляторами батискафа. Придется поднять весь самолет, точнее, то, что от него осталось.
-Но ведь Вы, дядя Иван, говорили, что самолет разбился.
-Это еще не значит, Леша, что он развалился. Скорее всего, как я полагаю, посмотрев на нашу находку, летчики все же посадили его на воду и успели спастись на лодке перед тем, как самолет потонул. Вы обратили внимание, что даже большинство иллюминаторов его не разбиты? А крылья могли отломиться либо при посадке на воду, либо при ударе об дно моря. Ладно. Сейчас спросим мнение Электросемена.
В пустой рубке, заставленной многочисленными мудреными приборами, перед боль-шим телевизором неподвижно застыла черная статуя огромного мускулистого человека, наряженная в куртку и брезентовые брюки. На голове статуи красовалась такая же фуражка, как и у навигатора. Кожа отливала металлом. Казалось, что гигант спит. Но при появлении Ивана и ребят статуя повернула к ним массивную голову и проговорила ровным голосом без интонаций:
-Рад приветствовать!
-Дяденька, а вы и вправду робот? - робко спросил Леша.
-Да, я - робот-инженер.
Электросемен поднялся из кресла - оказалось, что он выше Ивана на целую голову. Ребята высказали свое искреннее восхищение чудесами дартийской техники, с открытыми ртами обошли несколько раз вокруг Семена и пощупали его руки и туловище. Оказалось, что Электросемен покрыт специальной резиной, предохраняющей его сложнейшие внут-ренности от влаги и прочих неприятностей, с которыми можно неожиданно столкнуться и на Земле, и в Дартии.
На самом деле помощник Ивана, ожидая своего начальника, вовсе не спал, а смотрел видеофильм, который навигатор отснял во время погружения. На экране в замедленном темпе проплывала кабина погибшего самолета с выбитым лобовым стеклом. Электросемен обернулся к вошедшим и произнес своим странным, лишенным интонаций голосом:
-Я ознакомился с материалом.
-Как ты думаешь, Сеня, что мы должны предпринять?
-Подъем с помощью тросов и лебедок слишком рискован - длинные тросы могут по-рваться или запутаться. Предлагаю закрыть в фюзеляже самолета все отверстия и нака-чать внутрь воздух. Фюзеляж почти не поврежден.
-Как будем заделывать отверстия?
-Предлагаю твердеющую пену.
-Мне эта идея нравится. Подготовь все необходимое, Сеня.
-Есть.
Электросемен поднялся из кресла и вышел быстрым бесшумным шагом. Дверь за ним не успела закрыться, вошла Настасья Петровна.
-Добрый день, ребятки. Обед готов. Прошу к столу.
Ребята и навигатор расселись у большого круглого стола в уютной кают - компании и принялись за еду, которая, по обыкновению Настасьи Петровны, была вкуснее не придума-ешь. И, конечно же, любознательные ребята вновь засыпали навигатора вопросами:
-Дядя Иван, расскажите, а как вообще поднимают на поверхность потонувшие кораб-ли? - спросил Леша.
-Тут есть несколько способов. Если, например, небольшое судно, самолет или катер затонул на мелководье, его можно поднять с помощью простого плавучего крана большой грузоподъемности. Если же корабль большой, не обойтись без понтонов.
-А как это? - спросила Юля.
-Понтон - это такая огромная бочка. Несколько таких бочек затапливают по бортам от судна, лежащего на дне. После этого водолазы прокапывают под днищем судна туннели.
-Лопатами?!
-Нет, Юленька. Мощной струей воды из шланга, который называется гидромонитор. Потом через прокопанные каналы протаскивают толстые полосы из гибкой стали, которые называются полотенца. (Ребята хихикнули). Концы полотенец крепко - накрепко присоеди-няют к понтонам, после чего в них подают воздух под давлением. Воздух вытесняет из пон-тона воду и понтоны всплывают, увлекая за собой корабль.
-И так, наверное можно поднять любой-любой корабль?! И "Титаник"?
-Ну что ты, Лешенька, далеко не любой. Во-первых, только с глубины не более сотни - полутора сотен метров. Во вторых, корабль должен лежать на ровном киле, а не на боку. Не забывай, что для подъема корабля понтонами требуется много водолазов, которые не могут погружаться дальше определенной глубины. Правда, если судно лежит на боку, его можно спрямить, промыв вдоль его днища канаву и столкнув его туда, чтобы оно встало на ровный киль. Но это очень сложно и практически применяется редко. Инженеры - специалисты по судоподъему - настоящие подводные мастера, им каждый раз приходится решать новые проблемы, потому что подъем каждого нового корабля ставит новые задачи.
А "Титаник" предлагали поднять вовсе экзотическим способом - ведь он же лежит на глубине почти четыре километра! Предполагали закрепить на его бортах легкие пластико-вые резервуары и наполнить их кислородом и водородом, полученными расщеплением воды под действием электрического тока - электролизом. Эта затея оказалась технически слишком сложной и дорогой, а потом, когда обнаружили, что в момент гибели "Титаник" разломился пополам, от нее вообще отказались.
Существует еще один способ поднять потонувший корабль - для этого не нужны пон-тоны. Однажды, пользуясь этим способом, предприимчивый человек с тремя десятками товарищей поднял со дна целый затопленный флот линкоров и крейсеров.
-Ого!!! А как же погиб целый флот???
-Когда закончилась Первая мировая война, флот побежденной Германии собрали в английской бухте Скапа-Флоу. Но немцы, не пожелав сдать свою гордость на милость побе-дителя, открыли на своих кораблях кингстоны - так называются клапаны для приема за-бортной воды - и потопили их. Огромные линкоры, крейсера, эсминцы переворачивались и один за другим исчезали с поверхности. Экипажи их попрыгали в воду и спаслись.
-Жалко...
-Для боевого корабля лучше потонуть с боевым флагом на мачте, чем позорно сдать-ся. И вот, через несколько лет нашелся человек по фамилии Кокс, который с минимальными затратами поднял почти все затопленные германские корабли! Как я сказал, большинство из них лежали на дне кверху килем, так как при погружении они перевернулись. Кокс посы-лал на дно водолазов, они заделывали все отверстия кингстонов бетоном, после чего внутрь корабля накачивали мощными насосами воздух. Воздух вытеснял из корпуса кораб-ля воду, и корабль всплывал на поверхность!
-Перевернутый?
-Да. И оставалось взять его на буксир и прямо так, в перевернутом виде, отвести на разделочную верфь, где его разбирали на металл.
-А вот я не пойму, дядя Иван, почему же англичане отдавали поднятые немецкие ко-рабли на металлолом? Их же можно было бы восстановить... - задал вопрос Леша.
-Тут причин несколько. Во-первых, перевернувшийся линкор подминает под свой гро-мадный корпус все надстройки, мачты, трубы, орудийные башни. Повреждения огромные. Восстановление такого корабля просто не окупит себя. Потом, только что окончилась миро-вая война, начали сокращать армию, флот - зачем держать в строю слишком много дорогих боевых кораблей, а тем более восстанавливать поднятые? И, наконец, огромный крейсер или линкор двадцатого века - очень сложное сооружение. А англичане не знали устройства немецких боевых кораблей, не умели пользоваться некоторыми их механизмами, да что говорить - даже пушки у англичан и немцев здорово отличались друг от друга по устройству и калибру. Кроме того, все приборы у германцев были градуированы в метрах, миллиметрах и килограммах, а англичане - приверженцы фунтов, ярдов и дюймов. Осваивать корабль, чуждый для себя, они считали слишком большой роскошью. Вот и пошел немецкий флот в переплавку - на металл для станков, автомобилей, самолетов, новых кораблей, иголок и прочих необходимых вещей.
-Теперь понятно. - сказал Леша - А то я читал, что во время войны со Швецией флот Петра Великого захватил несколько шведских кораблей, а потом они использовались рус-скими.
-Да, ты прав. Было такое. Но не забывай, что парусники что в Швеции, что в России, в 18 веке были похожи друг на друга и было совсем не сложно просто назначить на трофей-ный фрегат русскую команду. А, например, артиллерию заменить - тоже в то время было несложно, выкатил шведские орудия на берег и вместо них закатил русские, закрепил их канатами - и можно в плаванье.
-А Электросемен предлагает поднять самолет так же, как Кокс поднимал немецкий флот?
-Почти так же. Только с того времени появилось множество интересных новинок. На-пример, вместо тяжелого и долго твердеющего бетона для заделки пробоин и иллюминато-ров Электросемен будет пользоваться пеной, которая при попадании в воду сильно расши-ряется и очень быстро твердеет. А на воздухе она в течении двух - трех часов распадается, так что и удалять ее не надо.
-Вот бы посмотреть, как это будет происходить...- мечтательно промурлыкала Юля.
-Нет ничего проще. Сейчас, когда вы отправитесь домой, включите свои телевизоры на одиннадцатый канал. Ведь сотня приключений еще только началась!
-Ура!!! - радостно закричали ребята, выпрыгнув из-за стола. Вдруг палуба ушла у них из-под ног - корабль резко качнуло.
-Кажется, начинается шторм - помрачнел Титанюк.
-Ой, а я качки боюсь! У меня начинается морская болезнь. Я и на качелях из-за этого не люблю качаться - сказала Юля - Домой пора...
Палуба, между тем, раскачивалась все сильнее и сильнее. Схватившись за привин-ченный к палубе вертящийся стул, Леша взглянул в иллюминатор. Над морем собрались густые синевато - черные облака, обещавшие дождь. Море, еще недавно - ласково-игривое, разошлось не на шутку, волны, увенчанные белыми барашками, ходили уже почти вровень с палубой. В многочисленных растяжках, вантах и антеннах "Антареса" завыл ветер.
-Непогода где-то на сутки. В шторм запрещены всяческие погружения и подводные работы. Так что сейчас, ребята, вам самое время отправляться домой. Встретимся, когда шторм утихнет! - сказал Титанюк.

...Через минуту ребята вылезли из дупла в своем парке.
-Ой, как интересно было... - сказала Юля.
-Да уж! Не каждый день на батискафе катают, да еще не просто так, а с пользой. - со-гласился Леша - Ну ладно, Юля, пошли по домам. А вечером включай телик! Не забудь - одиннадцатый канал!
Юля направилась к выходу из парка. Леша посмотрел ей вслед и заметил, что девочка ступает вразвалку, как заправский морской волк.
Вечером того дня Лешу и Юлю было не оттащить от телевизоров - родные подумали, что показывают "Клуб путешественников". Только Лешин папа заметил:
-Странно, ведущий у них сменился...
А на экране навигатор Иван Титанюк стоял возле лежащего на палубе "Антареса" за-тянутого водорослями и заросшего ракушками фюзеляжа погибшего самолета. Все иллю-минаторы, пробоины и отверстия в гигантском цилиндре были заделаны желтым пористым веществом. На воздухе вещество распадалось на глазах, хлопьями падало на палубу.
-Теперь можно попасть внутрь самолета. - сказал Иван и нагнувшись, придерживая фуражку, сквозь освободившуюся от желтого вещества дверь ступил внутрь салона. Камера последовала за ним. На секунду стало темно, потом включилась переносная лампа, залив-шая грязный, наполовину забитый песком салон, белым ярким светом. Посреди фюзеляжа стояли прочные на вид темные деревянные ящики.
-Ну вот, я же говорил, что все ценности были хорошо упакованы. Ящики, скорее всего, остались неповрежденными и сохранили то, что в них содержалось, в целости. Завтра же ценности будут отправлены в Египет на реставрацию.
Когда экран погас, ребята с грустью и неохотой отправились спать.


Часть 3. Невесомость, морская болезнь и дельфины

Глава 1.
Как Леша мечтал научиться летать

Заканчивалась зима. Леша проходил по физике состояние невесомости. И вроде бы, все было понятно - ну перестает тело весить, начинается полет - можно плавать, как в воде - но представить себе этого Леша не мог. Какие ощущения возникают у человека, плаваю-щего в воздухе? Леша помнил только, как он летал во сне. Было здорово! Он помнил свой сон очень ясно - как оттолкнувшись от пола, он мягко взлетел к потолку, покружился вокруг люстры, а потом вылетел в окно и летал над городом. Жаль, что это был только сон! Жалко, что человек не может летать, как птица. И вот однажды под вечер, когда уроки были уже сделаны, Леша взял блокнот и нарисовал себя летящим над лесом. Внизу, на опушке леса, он нарисовал две фигурки - Юлю и свою сестру Катю. Потом подумал, и рядом с ними при-рисовал большого человека и собаку - навигатора Ивана Титанюка и его пса Лодердейла. А рядом с собой в небе он нарисовал в панике шарахающуюся в сторону ворону в летном шлеме. Получилось здорово. И тут сам собой включился радиоприемник:
-Леша, говорит Титанюк. Завтра на авиабазе Малые Бегемотники в Дартии состоится выход на невесомость. Желающих участвовать будут ждать на старом месте в парке в че-тыре часа дня. Желаю удачи.
В школе на большой перемене Леша отыскал Юлю:
-Юль, ты летать умеешь?
-Нет, сам будто умеешь!
-А научиться хочешь?
-Конечно! Спрашиваешь! Что, дядя Иван пригласил? - догадалась Юля.
-Да. Сегодня после шестого урока встречаемся в раздевалке и идем в парк, на старое место. Вчера он мне по радио сказал, что у них там будет выход на невесомость.
-Урра!!! Невесомость, невесомость сразу съела всю слоновость!!! После шестого уро-ка, у раздевалки, урра!!! - Юля подпрыгнула в воздух, вызвав неодобрительный взгляд учи-тельницы физики, проходившей мимо, и унеслась по коридору.
Снег таял, становясь грязным и рыхлым. Почти всю дорогу ребята шли очень быстрым шагом, почти бежали - они оба очень скучали по навигатору и новым приключениям. Нако-нец! Хорошего настроения не могло испортить ни низкое серое небо, ни чавкающий под подошвами снег, ни даже проехавший мимо "Камаз", окативший Лешу грязными брызгами. Юля вовремя спряталась за своего друга и умудрилась не вымокнуть.
Вот наконец и парк. В предвесеннюю хлябь прогуливаться по его аллеям желающих было мало. Закинув школьные сумки за спины, Леша с Юлей поспешили в глубину тенни-стой аллеи, к старинному мраморному памятнику. Вот и знакомое дерево с огромным дуп-лом, в котором открывался канал перехода в мир, где живет Иван Титанюк - в чудесную и красивую страну Дартию. Но сейчас пока в дупле темно, на дне его лишь тает черная груда снега.
Как всегда неожиданно раздался знакомый голос:
-Ребята! Привет! Рады вас видеть.
И через секунду ребята уже стояли на краю огромного летного поля, покрытого серо-ватыми бетонными плитами. Было холодно, ветер гонял по аэродрому редкую поземку, но небо над головой голубело совсем по-весеннему. Ребят приветствовал одетый в летную кожаную куртку навигатор Иван Титанюк, вокруг прыгал и радостно повизгивал рыжий Ло-дердейл. А на плече навигатора сидела, нахохлившись, серая с черным ворона в кожаном шлеме!
-Познакомьтесь, ребята - это тоже член нашей команды, ворона Алиса - Иван почесал птицу над клювом.
-Кар! - сказала ворона, встрепенувшись.
-А что она будет делать в невесомости? - недоуменно спросил Леша.
-Учиться летать, конечно!
-А она же и так умеет. - рассмеялась Юля.
-Это да, но в условиях тяготения. А в невесомости все по-другому. А это - ондатр Сте-пан, он тоже будет выходить с нами на невесомость.
Из-за пазухи Ивана высунулась симпатичная мохнатая коричневато - серая мордочка водяной крысы - ондатра. Проморгавшись, Степан посмотрел на ребят черными маленьки-ми глазками и чихнул.
-Холодно, простудился... - Иван укутал зверька шарфом.
-Дядя Иван, а как это - выходить на невесомость? - спросила Юля.
-Для этого нужен крепкий самолет с мощными двигателями. У нас такой есть - это уже знакомое вам "Летающее крыло". Оно поднимет нас на очень большую высоту, а потом начнет резко снижаться с ускорением, равным ускорению свободного падения. А что будет дальше - увидите сами.
-И что, так оно будет лететь до самой земли???
-Конечно же нет, Юленька. После снижения будет подъем с большой перегрузкой, ко-торую лучше переносить, лежа на полу. Так готовят космонавтов перед полетом. Только для этих целей самолет делает несколько подобных маневров, называемых горками. Ну как, готовы?
-Страшно!
-Ну вот, на батискафе в море опускаться не страшно, а на самолете летать - испуга-лась. Странные вы, девчонки! - возмутился Леша - Я вот, например, ни капельки не боюсь! - хотя под ложечкой все же здорово сосало.
-Ребята, я бы и не стал приглашать вас участвовать в чем-то опасном. Просто Леша, да, насколько я знаю, и ты, Юленька, очень хотите полетать не только во сне. Правда? - спросил у Юли Титанюк.
-Правда.
-Тогда - вперед. Электросемен уже прогрел двигатели!
Навигатор, ребята и Лодердейл направились через летное поле к стоянке самолетов. Леша уже издали различил знакомые контуры "Летающего крыла". Двигатели огромного самолета свистели, работая на малом газу, громадные пропеллеры медленно вращались. Ворона Алиса нахохлилась, спрятав клюв в серых перьях на грудке. Степан поблескивал черными глазками из-за пазухи навигатора, видно, ему тоже было не по себе.
Из самолетного брюха с электрическим зудением выехал трап.
-Прошу на борт! - Иван пропустил ребят вперед.
В салоне самолета в ряд стояло три кресла. Леша огляделся и заметил, что вся каби-на обита толстым слоем мягкого поролона. Повинуясь жесту навигатора, ребята заняли два крайних кресла. В передней стене салона открылась дверь, в нее просунулся черный Элек-тросемен:
-Рад приветствовать. Приготовьтесь к взлету и пристегнитесь.
Титанюк посадил ворону на специальную жердочку, ондатра Степана вынул из-под куртки и, усевшись в среднее кресло, оставил у себя на коленях. Взъерошенный зверек тут же начал прихорашиваться, расчесывая серо-коричневую шерстку на загривке лапой. Все трое пристегнулись. И тут звук двигателей из сытого рычания вдруг перешел в приглушен-ный рев, самолет выкатился со стоянки и выехал на взлетную полосу. Двигатели зашумели еще громче, машина рванулась вперед и вскоре оторвалась от бетона. Пассажиров вжало в спинки кресел.
-Руки потяжелели... - сказала Юля, подняв правую руку с подлокотника.
-Правильно, ведь мы же разгоняемся, значит, на нас действует перегрузка.
-Ага, как в лифте - покивал Леша - Когда он едет вверх, кажется, что прижимает к полу, а когда вниз - наоборот, отрывает. Как будто лифт поехал, а тебя забыл.
-Точно, Леша! Только перегрузка в лифте небольшая и длится очень недолго, ведь он быстро набирает скорость, а дальше движется уже без ускорения.
-А, так значит, перегрузка может возникнуть только с ускорением? - спросила Юля.
-Да, конечно. И измеряется она в единицах. Во сколько раз увеличивается ваш вес - столько единиц в перегрузке.
-А может же быть недогрузка? - спросила Юля - Если, например, падаешь вниз?
Иван рассмеялся:
-Правильно понимаешь, Юля! Но только это тоже перегрузка, только масса твоего те-ла умножается на число меньше единицы. Стало быть, ты теряешь в весе. Скоро увидишь сама, что при этом происходит. Все дело в том, в каком направлении разгоняться. Если вверх - получается перегрузка, а вниз - "недогрузка", как ты, Юля, выразилась. Вот сейчас мы и испытаем на себе ее действие.
Самолет уже набрал большую высоту, редкие строения внизу, на земле, уже казались величиной с булавочную головку. Белые облака тоже остались далеко-далеко внизу.
-Ребята, сумки положите в рундучок сзади, чтобы они никого не ударили. И сложите туда все мелочи из карманов, а то они могут наделать много неприятностей в невесомости. - проинструктировал своих друзей Титанюк. Ребята в точности исполнили все, положив школьные сумки в небольшой ящик, обнаружившийся за спинками сидений.
Динамик над дверью в кабину экипажа заговорил голосом Электросемена:
-Отстегнуть ремни, приготовиться к выходу на невесомость. Начинаю обратный от-счет. Десять, девять, восемь...
Ребята и навигатор отстегнулись от кресел, Лодердейл, лежавший у ног хозяина, вско-чил. Ворона Алиса встрепенулясь, вытянула шею и громко провозгласила: "Каррррр!!"

...Два, один, ноль.
И пол кабины неожиданно ушел из-под ног: самолет вошел в пике, горизонт за иллю-минаторами покосился. Ребята переглянулись и увидели, что они оба уже сидят не в крес-лах, а в воздухе. Титанюк оттолкнулся от кресла ногами и подобно воздушному шару мед-ленно проплыл к дальнему углу салона. Рядом с ним, истошно вереща, плыл и вращался в восходящем штопоре ондатр Степан. Ворона собралась с мужеством, взмахнула крыльями, оторвалась от жердочки и... нелепо закувыркалась, врезавшись в мягкую стенку.
Кар!? Ура!!! ОЙ! Бух! Мамочки!!! Уаф-уаф, Гррр!
Титанюк, Юля, Лодердейл, Степан и Алиса закружились в беспорядке по салону. На-вигатор потерял фуражку, ворона, судорожно хлопая крыльями и не понимая, где верх, где низ, наткнулась на нее и пробила клювом. Ондатр, поняв, что происходит что-то совершен-но не поддающееся описанию, поступил благоразумно - свернулся в плотный клубок и пе-рестал брыкаться. Он мохнатым мячиком летал по всему салону, отскакивая от поролоно-вых стен и натыкаясь на товарищей по эксперименту. Лодердейл, рыча и лая, пытался прыгнуть, но лишь загребал лапами воздух. Если же под лапу попадалась стенка или под-локотник кресла, пес начинал вращаться в воздухе, изгибаясь и пытаясь остановиться. Ре-бята сначала висели над креслами, потом в Юлю попал Степан, и она присоединилась к круговерти. А Леша, которого пока никто не задел, попытался грести руками и ногами, как при плавании в воде, но воздух был значительно менее плотный, чем вода, и ничего путно-го не вышло. Изловчившись, Леша толкнулся ногой в кресло, и полетел прямо вдоль сало-на. Как во сне! Ворона Алиса с фуражкой на клюве шарахнулась от мальчика. Мимо про-плыл Лодердейл. И тут раздался голос Электросемена:
-Через десять секунд перегрузка! Приготовиться!
Ребята взглянули на Ивана, тот жестами показал им, что нужно распластсться и под-лететь поближе к полу кабины. Тут навалилась тяжесть. И какая! Всех вдавило в пол, как будто налило свинцом. И все сильнее, сильнее! Юле стало очень страшно. Казалось, ее сейчас просто размажет по поролону. Но вот перегрузка схлынула, вес уменьшился до нор-мального. Ребята отдышались.
-По местам, ребята. Эксперимент прошел успешно. - сказал Иван, поднимаясь с пола. Ребята огляделись. Ворона Алиса лежала на спине, раскинув крылья, и озиралась в недо-умении. Лодердейл, уже пришедший в себя, лизнул Степана, который все еще клубком ле-жал под креслом и не верил в избавление от напастей. Но в целом, никто не пострадал, за исключением фуражки навигатора, точно посередине которой появилась дырка от клюва Алисы. Навигатор и ребята опять расселись по креслам. Лодердейл, Степан и Алиса, при-ведя себя в порядок, тоже чинно угнездились по своим местам: Лодердейл - у хозяйских ног, Алиса взлетела на жердочку, а ондатр Степан, пыхтя и неодобрительно поглядывая вокруг, вскарабкался к Юле на колени. Поглядел на девочку, извиняясь за бесцеремонность, и устроился поудобнее. Леша смотрел в иллюминатор, не отрываясь. Под самолетом прости-ралось таинственное зеленое море с разбросанными тут и там ледяными полями и айсбер-гами. Берег остался далеко-далеко сзади, даже с огромной высоты, на которой летел сей-час самолет, его уже не было видно.
-А куда мы теперь летим, дядя Иван? - спросил мальчик.
-В Горный Край. Я покажу вам наш дельфинарий. А потом вы с Юлей отправитесь до-мой. Как тебе план?
-А кто живет в дельфинарии?
-Разные дельфины: афалины, гринды. Есть даже киты - белухи и касатки. Касатками заправляет известная вам Орка.
-А зачем же вам здесь дельфинарий, дядя Иван?
-Целей тут несколько. Во-первых, мы изучаем дельфинов, их язык, повадки.
-ЯЗЫК??? - изумилась Юля.
-Конечно! Ведь дельфины - очень разумные животные, у них в стае царит строжайшая дисциплина, они общаются между собой сериями свистков, скрежетом, постукиваниями. Во-вторых, посмотрев, как хорошо себя зарекомендовала в качестве спасателя Орка, мы ре-шили узнать, нельзя ли обучить дельфинов и китов производить в море и в частности, на глубине, спасательные работы. Можно поручить им достать что-нибудь со дна, присоеди-нить к затонувшему объекту трос или даже воздушный шланг. Почему нет? И, наконец, в-третьих, дельфины и киты из нашего дельфинария - отличные циркачи. Выступать перед публикой для них - одно удовольствие. Так что приятное времяпрепровождение они нам обеспечат.

Глава 2.
С самолета - в спасательный плотик!

И вдруг Леша услышал, что в шуме двигателей что-то изменилось, потом раздался грохот и стон разрываемого металла. В динамике зазвучал голос Электросемена:
-Аварийная ситуация! Аварийная ситуация! Всем надеть спасательные жилеты, при-стегнуться и развернуть кресла спиной по полету!
Иван, не теряя времени, привстал и потянул из-под кресла ярко-оранжевый жилет. Ребята последовали его примеру. Вот тут-то Леше и Юле стало по-настоящему страшно. Покосившись в иллюминатор, Юля заметила, что горизонт угрожающе покосился, нарастала отрицательная перегрузка. Самолет падал. Юля пронзительно завизжала.
-Отставить визг!! - прикрикнул на нее Иван. Одевай жилет и делай, что приказал ко-мандир! Приказы не обсуждаются!
Леша тем временем уже сидел в кресле, одетый в спасательный жилет. Увидев, что Юля запуталась в ремешках, он привстал и помог ей справиться. Жилеты были сшиты из легкого и прочного брезента, под которым чувствовалась резина. На груди каждого имелись карманы: один - полностью закрытый, другой - с лампочкой.
-Надувать не надо? - спросил Леша.
-Нет. В воде сами надуются.
Иван взял ворону Алису с жердочки и посадил на плечо:
-Сиди тут!
Ворона невозмутимо посмотрела по сторонам и нахохлилась, уложив черный клюв на грудке в серых перьях. Юля, не узнавая себя, спрятала Степана за пазуху - ведь он все же был хоть и водяной, но все же крысой, а крыс Юля страсть, как боялась.
Тут шум двигателей и рев винтов окончательно стих, стало слышно, как завывает ве-тер снаружи. Леша заметил, что вода была уже совсем близко. Уши заложило после резкого снижения. Но самолет уже не падал, он все медленнее и медленнее летел вдоль спокойной глади моря, задирая нос выше и выше. Все же, Электросемен был гениальным летчиком! Вскоре послышался рев рассекаемой воды, пассажиров со страшной силой вжало в спинки кресел, развернутых предусмотрительно задом наперед. Самолет стало нещадно трепать и бросать, но надежные привязные ремни не дали седокам выпасть из кресел. Через несколь-ко секунд, показавшихся Юле чуть ли не годами, тряска уменьшилась, перейдя в плавную качку. Вдруг слева раздалось оглушительное "БАБАХ!!!" и два иллюминатора вместе с большими кусками обшивки вылетели наружу.
-Быстро покинуть самолет! Выходите на крыло! - приказал Иван. Ребята отстегнули замки пристяжных ремней, прихватили свои вещи из рундучка и поспешили к аварийным выходам.
Самолет покачивался на воде. Леша и Юля вылезли наружу и стояли на его крыле, торчавшем из воды на несколько сантиметров. Безопасный островок под ногами буквально на глазах становился все меньше и меньше. "Ну вот, не разбились - так потонем!" - даже не со страхом, а с досадой подумал Леша. Вода даже на вид была холоднющая. Спасательный жилет может хорошо держать на поверхности, но от холода поможет едва ли.
Самолет сильно качнуло набежавшей волной. Соленая вода залила обувь. Тем вре-менем из аварийного выхода выбрались Лодердейл, Иван и Алиса. В носовой части самолета открылась еще одна дверь, и оттуда выпал здоровенный белый цилиндр. Он распался на две части, выпустив из себя бесформенный оранжевый мешок. С громким шипением мешок начал надуваться и через две - три секунды принял форму большого круглого шатра. По бокам шатра свисали петли прочных канатов.
-Лодердейл, апорт! - скомандовал Иван.
Отважный пес бросился в воду и в два счета доплыл до плота. Схватив зубами одну из петель, он, прилагая все свои силы, загребая мощно лапами и помогая даже хвостом, потянул плот за собой. Вскоре мокрый, но довольный собой пес выбрался на погружающее-ся все глубже и глубже крыло. Иван подтянул оранжевый шатер поближе и развернул его. В пологе, оказалось, имелось широкое отверстие для входа внутрь.
-На плот! Живо!
Первой Леша пропустил Юлю, подсадив ее. Потом запрыгнул сам. Не успел он отойти от входа, как сверху его придавил мокрый Лодердейл, повизгивая и виляя хвостом. И, нако-нец, на плоту оказался Иван Титанюк. Алиса, каркая, носилась в воздухе над плотом.
Взяв с палубы плота весло, Иван оттолкнулся от тонущего самолета и стал отгребать.
-А как Электросемен? Он же потонет! - всхлипнула Юля, начиная отходить от пережи-того и основательно закуксившись. Степан и Лодердейл сочувствовали ей с двух сторон - Лодердейл лизал девочку в щеку, а ондатр грел своей спасительнице руки.
За Электросемена не беспокойся! Он может сам о себе позаботиться. - ответил Иван.
И точно - неподалеку от плота из воды вынырнул Электросемен с забавными желтыми резиновыми шарами, надувшимися на руках и ногах.
Робот проворно подгреб к плоту, схватился за его край и одним рывком запрыгнул внутрь. Шары - поплавки сдулись и втянулись в черное блестящее тело Электросемена. Плот качнулся.
А самолет тем временем опустил нос, покачался несколько секунд погнутыми обуг-ленными винтами вверх и, булькнув, затонул.
Плот сильно качало. Леша с тревогой посмотрел на Юлю - девочка сильно продрогла, несмотря на то, что была одета в теплую длинную курточку, и подозрительно побледнела.
-Ты как, Юль?
-Тошнит... Качает. - слабеющим голосом ответила она.
Иван и Электросемен, посмотрев на девочку, ни слова не говоря, полезли в рундучок, встроенный в бортик плота. Электросемен расстелил на дне теплый плед:
-Если началась морская болезнь, лучше всего прилечь и расслабиться.
Юля прилегла на плед, Иван накрыл ее вторым таким же. Усевшись рядом с девочкой, он сказал:
-Расскажи-ка нам, Юля, что ты собираешься делать этим летом?
-Зачем вам?.. Тошнит, тошнит!.. Домой хочу! - девочка не на шутку расклеилась, даже звери, утешавшие ее в меру своих сил, казалось, были бессильны вернуть ей хорошее на-строение.
-А ты все же попробуй. Расскажи!
Юля вяло отнекивалась, но потом через силу начала рассказ о том, что следующим летом папа обещал свозить их с мамой на Дальний Восток, на реку Амур. Иван и Леша, понявший замысел навигатора, подначивали девочку, и, в конце концов, болтушка Юля разговорилась так, что и думать забыла о качке, тошноте и морской болезни. Леша, тем временем, оглянулся вокруг:
-Дядя Иван, а вокруг ничего не видать. Как же нас спасут?
-Я послал "МЭЙДЭЙ". Спасатели скоро будут здесь. - ответил Электросемен.
-А нам разве не нужно самим начать двигаться им навстречу? И что такое "МЭЙДЭЙ"? Первомай, что ли?
-"МЭЙДЭЙ" - это международный радиосигнал бедствия. Раньше, когда корабли и са-молеты переговаривались по радио азбукой Морзе, принят был сигнал бедствия SOS - три точки, три тире, три точки. Просто и ни с чем не спутаешь. А теперь, когда связь стала голо-совой, вместо морзяночного SOS употребляется слово "МЭЙДЭЙ". А плыть нам никуда не нужно, Леша. И даже бесполезно. Ведь сигнал бедствия был принят, известно, где мы нахо-димся, где нас искать. Вот если бы мы не успели подать радиосигнал - тогда было бы не в пример хуже. Пока нашего самолета бы хватились, пока начали поиски, пока нашли - про-шло бы немало времени. Тогда пришлось бы грести в сторону берега, экономить воду, не-прикосновенный запас продуктов.
Волны играли плотом, поднимая его на гребни и роняя вниз. Но ребята знали, что они не одиноки, хотя вокруг было пустое море до самого горизонта. Об их беде знают, помощь идет. Даже Юля взбодрилась, села на дне плота и стала оглядываться.
-А вон, там я вижу что-то черное! - показала она рукой.
Иван, Леша и Электросемен поглядели в ту сторону.
-А вот и Орка! - обрадованно сказал Иван. Лодердейл радостно гавкнул.
Касатка приблизилась к спасательному плоту и выпрыгнула из воды, подняв фонтан брызг. Плот качнулся. Иван вынул из кармана свисток и дважды дунул в него. Повинуясь команде, Орка медленно и осторожно приблизилась к самому борту. По сравнению с плоти-ком гигантское животное смотрелось, как подводная лодка. Пошевеливая мощным горизон-тальным хвостом, Орка замерла в воде, поглядывая на Ивана. Навигатор вынул из рундучка с припасами и снаряжением нейлоновый трос и хитрым морским узлом привязал его к пло-ту. Другой конец ярко-оранжевого троса плюхнулся в воду. Касатка мигом схватила его зу-бами, развернулась и заработала хвостом. Трос натянулся, как струна, и плот, распуская усы белой пены, двинулся по волнам на буксире у Орки. Вслед за плотом, галдя, устреми-лись чайки. Ворона Алиса встрепенулась и веско каркнула, как бы говоря: "Что, съели? Ишь, разорались!"
Иван взглянул на компас и удовлетворенно кивнул своим мыслям.
-Дядя Иван, а скоро мы прибудем?
-Думаю, часа через три. Орка приплыла к нам на выручку через час с небольшим по-сле бедствия, а сейчас, учитывая наш плот, который она тащит на буксире и то, что она устала, ее скорость уменьшилась примерно вдвое.
-А курс у нас правильный? Как Орка без компаса может узнать, куда плыть?
-О, Юленька, это интересная история. Долгие столетия люди не догадывались, как не-которые животные, преодолевающие огромные расстояния в ходе сезонных миграций, с поразительной точностью возвращаются в то же самое место, откуда они стартовали. На-пример, перелетные птицы могут находить тот пруд, на котором они жили год назад, неко-торые, возвратясь из теплых стран, удаленных на тысячи километров, вьют гнезда на том же дереве, что и раньше.
Мигрирующие рыбы тоже находят родные водоемы, преодолев не одну тысячу кило-метров. Например, лососи и горбуша возвращаются для нереста в ту реку, где они сами когда-то появились на свет и откуда отправились в дальнее подводное странствие. То же самое относится и к китам. Изучив пути движения китов в океане, люди обнаружили, что маршрут этих морских исполинов представляет собою не просто хаотическое перемещение в поисках пищи, а вполне упорядоченное движение. И если можно было предположить, что птицы для определения направления пользовались звездами, то как же дело обстояло с китами и рыбами, которые из-под воды и неба-то увидеть не могут?
-Почему, дядя Иван, не могут? Выпрыгнул из воды, посмотрел...- нерешительно возра-зила Юля.
-Ну уж! Во-первых, у большинства больших усатых китов, а также у кашалотов, зрение слабое. Да и не нужны глаза под водой - все равно мало что увидишь в темноте. Киты ори-ентируются по звуковым импульсам, которые они посылают в разные стороны, и по эху, которое возвращается к ним, отразившись от подводных препятствий. Об этом я вам уже рассказывал - помните сонар на батискафе? И вот, только в этом столетии, выяснилось, что все перелетные птицы и мигрирующие рыбы и киты ориентируются по магнитному полю планеты. То есть, у них имеется природный магнитный компас.
А вот если этот компас барахлит или отказывает, может случиться несчастье. Птица может заплутать, сбившись с верного пути. И хорошо, если внизу земля, где можно добыть еду. А если море? Тогда птица, выбившись из сил, погибает в воде. Иногда заблудившиеся перелетные птицы садятся на мачты и палубы кораблей, идущих в открытом океане. Моря-ки считают это добрым знаком, подкармливают птиц, дают им отдых. А когда пернатые пу-тешественники наберутся сил и сориентируются - они вновь трогаются в путь.
Если же в магнитную бурю попадает кит - дело может окончиться и вовсе плохо. Ока-завшись на мелководье, киты становятся совершенно беспомощны, так как их огромные и тяжелые тела приспособлены только к жизни в воде, в состоянии гидроневесомости. Ока-завшись на суше, кит погибает, раздавленный собственным весом.
-А касатка? Вот Орка же выпрыгивает из воды, может лежать на берегу?
-Касатки - карлики мира китов. У них крепкий скелет и мощные мышцы, они не боятся перегрузок. А вот такие киты, как горбач, кашалот или синий, должны держаться только в открытом море - встреча с сушей для них смертельна.
-Как же может отказать компас? Что такое магнитная буря? - спросил Леша.
-Магнитные приборы очень чувствительны к металлу. Кроме того, искажение магнит-ных линий Земли может быть вызвано мощным грозовым фронтом или появлением поляр-ного сияния - атмосферные электромагнитные вихри тоже могут заставить стрелку компаса показывать неправильное направление или вообще беспомощно крутиться. Эти явления и получили название магнитных бурь. Кроме грозы, магнитная буря может быть вызвана и другими причинами - например, повышенной солнечной активностью. Ведь Солнце, кроме света и тепла, посылает к земле и потоки электромагнитных волн, иногда - больше, иногда - меньше. И вот, если количество излучаемой Солнцем электромагнитной энергии резко воз-растает, магнитные бури на Земле начинают происходить гораздо чаще, вводя в заблужде-ние животных, птиц и людей.
-А можно сделать такой компас, который нельзя было бы обмануть магнитной буре? - спросила Юля.
-Можно, конечно. И это было сделано. Наверняка, ребята, вы прекрасно знаете, что такое юла или волчок. А теперь представьте себе такой волчок, который вращается быстро - быстро, делая много тысяч оборотов в минуту. Такой волчок называется гироскоп. У гиро-скопа есть одна замечательная особенность: его ось стремится сохранять свое первона-чальное положение в пространстве. И если закрепить гироскоп в специальном подвесе, дающем возможность его оси свободно вращаться, то получится прибор, указывающий одно и то же направление в любой точке планеты и при любом положении подвеса. Такой прибор получил название гирокомпас. Он показывает всегда направление на истинный, или географический север, в отличие от магнитного компаса, который указывает на магнитный полюс, отстоящий от географического на довольно значительное расстояние. Гирокомпас является гораздо более точным и надежным прибором, чем его магнитный собрат, хотя он и намного сложнее. Гирокомпасы ставят в наше время на корабли и на самолеты.
Орка в нескольких метрах от плота размеренно поднимала и опускала свой мощный горизонтальный хвост. Оранжевый канат так и резал темно-зеленую воду. Плот подрагивал на невысоких волнах. Касатка, казалось, была неутомима.
-Скоро будем на месте. - уверенно сказал Иван. Леша вытянул шею и пристально всмотрелся в горизонт прямо по курсу, но земли так и не увидел.
-Почему Вы так думаете?
-Посмотрите на облака. Видите, ближе к нам они абсолютно белые, а дальше кажутся более темными?
-Да, заметно темнее. Может, просто дождевое облако?
-Нет, Юленька. Вода отражает солнечный свет, который устремляется обратно вверх и освещает облака снизу. А земля?
-Не отражает!
-Правильно. И вон те дальние кучевые облака находятся над землей, побережьем Горного Края.
Навигатор, ребята и животные перекусили галетами и странным жестким, но очень вкусным мясом из неприкосновенного запаса. Юлина морская болезнь прошла окончатель-но, девочка с большим аппетитом умяла двойную порцию мяса и попросила воды. Иван налил ей воды из анкерка - пластикового бочоночка.
-А еще можно?
-В нашей ситуации - можно. Но вообще в море следует соблюдать строгую водяную дисциплину, экономить пресную воду, а если ее совсем мало - лучше перестать есть, пото-му что много воды тратится на усваивание пищи.
-А морская вода? Хоть она и соленая, противная, но в крайнем случае ее можно пить?
-Ни в коем случае нельзя - во-первых, потому, что соль вызывает обострение жажды, а во-вторых, большое количество выпитой морской воды может вызвать болезнь желудка и кишечника. Морскую воду можно опреснить, если есть опреснитель.
-А как же можно удалить из воды соль?
-Очень просто - выпарить воду, соль останется, вода превратится в пар и очистится. Дождик и снег ведь пресные, правильно?
-Конечно!
-Ну вот, а вода, их составляющая, испаряется в основном с поверхности морей и океа-нов. Кстати, вон еще один источник пресной воды в море. - Иван показал на виднеющийся вдалеке айсберг - Ведь айсберги состоят из пресного льда ледников, сползшего в море. Растопил лед - получил воду. Но здесь существует большая опасность: вот подошел ты к айсбергу на лодке или на плоту, стал откалывать куски льда - а айсберг возьми да и пере-вернись! Или отколется глыба льда - может и пристукнуть ненароком. Так что лед айсбергов нужно добывать с великой осторожностью и в самом крайнем случае.

Глава 3
Дельфин Влас и те, кто могут реветь белугой

А на горизонте уже виднелись зеленые прибрежные холмы Горного Края. Через пол-часа Орка носом подтолкнула плот в полосу прибоя, и надежное резиновое сооружение с мягким шелестом опустилось на песок. Электросемен вышел на берег первым. Его черные ноги утонули в мокром песке по щиколотку, но робот, казалось, даже не заметил этого. Ух-ватившись за размочаленный Оркиными зубами трос, он без видимых усилий вытянул плот на сухой песок. Навигатор помог ребятам выбраться на сушу, вылез сам. Обсохший Лодер-дейл с "сосульками" шерсти на спине и боках выпрыгнул следом с радостным лаем и при-нялся прыгать, скакать и валяться на спине. Видимо, псу тоже было не слишком уютно на резиновой прогибающейся под лапами палубе плота. Лодердейл мигом извалялся в песке и стал похож на собственный скелет - пышная шерсть прилипла к бокам и лапам и пес вдруг сделался тощим и тонконогим. Не желая мириться с подобным безобразием, он отряхнулся, обдав всех брызгами и градом песчинок.
-Фу, Лордик! Не безобразничай! - приструнил его Иван.
По пляжу ехал джип. Машина остановилась рядом с потерпевшими бедствие. Из за руля выскочил долговязый широкоплечий человек в кожанке и джинсах. От него пахло ры-бой и морем.
-Иван! Ну мы и перепугались! Что произошло с самолетом?
-Похоже, Алекс, двигатель развалился в полете. Что там, Сеня?
-Разрушение турбины первого двигателя, потом отказ второго и третьего. На одном двигателе полет продолжать было невозможно. Приводнение удачное, пострадавших нет.
-А мы как приняли ваш "Мэйдэй" - тут же Орку на поиски выпустили. Смотри, умница какая! - сказал Алекс.
Орка, плавающая неподалеку от берега, похоже, услышала похвалу: торпедой ринув-шись к берегу, она наполовину выскочила из воды, плюхнувшись брюхом на песок, и звонко клацнула челюстями. Алекс откуда-то извлек рыбину и метко бросил касатке. Страшные челюсти Орки клацнули еще раз - рыбины как не бывало.
-Познакомьтесь, ребята. Это смотритель дельфинария, Алекс. А это мои друзья, Леша и Юля. Семен, позаботься о плотике, а мы поедем смотреть дельфинов.
Компания разместилась в джипе, Лодердейл пристроился в ногах у Юли, Степан грел замерзшего Лешу, а Алиса, как ни в чем не бывало, вновь примостилась у Ивана на плече. Навигатор стал похож на доброго пирата, только с вороной вместо верного попугая.
Миновав холмы, автомобиль въехал в белые ворота, над которыми красовалась вы-веска:
"ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ДЕЛЬФИНАРИЙ МИНИСТЕРСТВА МОРСКИХ РЕСУРСОВ".
Мимо замелькали большие бассейны, заполненные синей водой. В одном из бассей-нов, как показалось ребятам, шла оживленная игра в водное поло - ввысь то и дело взлетал желтый блестящий мяч.
Алекс остановил машину возле бетонного тамбура, в открытой двери которого ребята увидели лестницу, круто уходящую вниз.
-Прошу! - Алекс указал ребятам на тамбур.
-А когда же дельфинов смотреть? - спросила с разочарованием в голосе Юля.
-Вот сейчас и посмотрим! - подмигнул ей Алекс и нырнул в тамбур.
Внизу ребята увидели длинный коридор, одна из стен которого была прозрачной. За стеклом громадного окна стояла голубая светлая толща воды.
-Ух ты!!! Вот это да!
В стекло с той стороны ткнулась добродушная веселая морда дельфина. Морской зверь приветствовал людей, помахивая хвостом, крутясь волчком и улыбаясь.
Алекс взял микрофон:
-Привет, Влас!
В ответ раздалась серия повизгиваний и щелчков, в которых чувствовалась радость. Дельфин Влас серо-белым веретеном скользнул по периметру своего бассейна, потом све-чой взмыл вверх, пробив поверхность воды, а через долю секунды обрушился в воду в об-лаке серебристых воздушных пузырьков. Снова прильнул к стеклу и что-то сказал Алексу.
-Хвастается. Сегодня он успешно выполнил свое упражнение.
-А что за упражнение? - спросил Леша.
-Смотри. - Алекс извлек из кармана маленький пульт, похожий на тот, который управ-ляет телевизором, и нажал на нем одну из многочисленных кнопок. Послышался приглу-шенный всплеск, и на дно бассейна опустился прямоугольный ящик, из боков которого тор-чали металлические петли.
-Задача Власа - продеть канат в одну из петель.
Сверху в бассейн плюхнулся канат. Влас схватил зубами его кончик, ловко перевер-нулся пару раз, намотав его вокруг своего бутылкообразного носа, и ринулся на глубину. Медленно подплыв к петле ящика, дельфин аккуратно просунул в нее нос вместе с канатом, а потом разжал зубы. Конец каната прошел в петлю. Медленно и осторожно дельфин под-плыл к петле с другой стороны, схватил канат - и стремительно понесся вверх. На поверх-ности канат кто-то принял, снасть натянулась, и ящик извлекли из воды.
-Умница какой! И красавчик! - восхитилась Юля.
-Афалины - самые умные из дельфинов. - ответил Алекс - Все понимают с полуслова. И кроме всего, относятся к людям очень дружелюбно. Очень часто именно афалины помо-гали потерпевшим кораблекрушение людям выжить в море - вытаскивали захлебнувшихся из глубины, толкали плоты со спасшимися в сторону суши. Если рядом с вами в море дель-фины, бояться нечего.
-А акулы?
-Дельфины - существа общественные, они никогда не живут поодиночке. Стая дель-финов легко справляется с любой акулой, они просто начинают бить ее носами по жабер-ным щелям, после чего акула вынуждена ретироваться или задыхается. В дельтах тропиче-ских рек афалин побаиваются даже такие страшные хищники, как крокодилы и аллигаторы. Кстати, ребята, а вы не слышали историю о Джеке Пелорусе?
-Нет... Это тоже дельфин?
-Да. Этот дельфин жил в водах Новой Зеландии. Он встречал корабли, входившие в опасный, изобилующий рифами и мелями пролив Кука, и вел их в порт, то есть исполнял работу лоцмана. После долгих лет верной службы Джека местное правительство издало указ, в котором предписывалось оберегать Пелоруса. Но все же Джека кто то убил...
-Кто? Зачем?
-Видимо, лоцманы - люди, у которых Джек отбирал хлеб.
-А сейчас на дельфинов охотятся?
-Нет. Все дельфины и некоторые виды китов занесены в Красную книгу, охота на них строго запрещена.
Алекс перешел к следующему окну, за которым то и дело слышались всплески, удары и довольное уханье. Оказывается, это и был бассейн, в котором играли в водное поло. Только не люди, а огромные, метра по четыре, животные - не то киты, не то дельфины, белесовато - серого цвета. Их движения были не столь ловкими, как у дельфина Власа, и немного напоминали движения плывущего человека. Носы животных были не бутылкооб-разные, как у афалины, а клинообразные, образующие над верхней челюстью острый "форштевень".
-Какие забавные... Веселые!
-Знаете, ребята, выражение "Реветь белугой?" - спросил с усмешкой Иван.
-Да, конечно знаем! Вон, Юля, когда маленькая была, так любила этим заняться... - ответил Леша.
-А вы не задумывались о том, что белуга-то реветь не может.
-Почему?
-Это ведь рыба. Ей реветь нечем - ни легких, ни голосовых связок. А ревет вовсе не она, а вот этот зверь - полярный кит, который называется... как?
-Белуха!!! - догадалась Юля и показала Леше язык.
-Правильно. Еще в старину выражение "реветь белухой" бытовало у поморов, живших на берегах Белого моря. А потом распространилось по всей России. Только диковинную белуху заменили на водившуюся когда-то во всех мало-мальски глубоких реках рыбу белугу.
-А что, ревет она действительно громко?
-Что ни говори, глотка луженая. Представьте себе - громадные легкие, в которых уме-щается достаточно воздуха для часового пребывания под водой. Уж как заревет - всех пе-реполошит!
-А что белухи умеют делать?
-Это непревзойденные циркачи и помощники водолазов. Видите, как резвятся! Очень любят выступать перед публикой. Понятливые, толковые. Могут помочь утопающему, отпу-гивать акул от водолазов. И еще много всего.
Ребята прошли мимо нескольких бассейнов. Из динамиков раздавалось приветливое чириканье и стрекотание дельфинов. Но вот за очередным стеклом мелькнула зловещая безмолвная тень.
-Ой! А акулы у вас тут зачем?
-Мы изучаем, каким образом можно отпугивать акул от людей. Иван, ты уже рассказы-вал ребятам об этих рыбках?
-Да, во время погружения на "Шмеле".
-Ну вот, а мы до сих пор бьемся над тем, как заставить акулу отказаться от нападения, если она его задумала.
-И как же? - заинтересованно спросила Юля.
-К сожалению, стопрцентно надежного средства мы так и не нашли. И химию пробова-ли, и электроток, и звуковые воздействия...
-И что же, не боятся?!
-Боятся-то боятся, но уж если акула почуяла кровь, она становится непредсказуемой. То есть, можно отпугнуть сытую или спокойную акулу, а голодную - не получается.
-У, вреднючие - страшнючие - кусучие! - Юля проводила взглядом пятиметровую тиг-ровую акулу, нарезавшую круги по бассейну.
-Вовсе нет, Юля, не такие уж вреднючие. Во-первых, у акул вкусное мясо. Только его нужно уметь готовить, иначе оно будет пахнуть аммиаком. Во-вторых, печень акул - источ-ник ценнейших химических веществ, из нее получают сырье для множества лекарств. В-третьих, кожа. У акул она прочнейшая. Если из акульей кожи сшить сапоги, то подметка у них сносится гораздо быстрее, чем сам сапог. Кроме того, необработанная акулья кожа очень шершавая, она покрыта мельчайшими острыми наростами - так называемыми кож-ными зубами. Краснодеревщики издавна знают, что отполировать деревянную панель кус-ком акульей кожи можно гораздо лучше и быстрее, чем наждаком. Вот какая от акул польза.
Осмотрев дельфинарий, ребята отправились домой. Алекс подарил им на прощание по зубу большой белой акулы - страшному зазубренному треугольнику, прочному, как сталь и белому, как айсберг.


Часть 4. Квадрат в песках

Глава 1. На ком ездят по пустыне

Кончался май, а на улице стояли мартовские холода - без куртки на улицу носа не вы-сунешь. Леша, Катя и Юля в основном проводили свободное время дома. Леша с сестрой строили модели самолетов и кораблей, Юля частенько захаживала к ним в гости, любова-лась работой своих друзей. Но настроение у ребят было в целом неважное - особенно не погуляешь, когда май, а на дворе плюс два градуса и того гляди зарядит дождик. Даже гря-дущее окончание учебного года как-то не добавляло энтузиазма. На яблонях и тополях только что вылезшие листочки померзли, почернели, съежились, даже не пожелтев, как это бывает осенью.
Наконец, однажды, когда впереди был очередной длинный пятничный вечер, а потеп-ления все еще не предвиделось, Леше стало уже совсем невмоготу терпеть безобразия от майской непогоды и он сказал Кате:
-Интересно, а где сейчас Иван Титанюк? Наверное, там уж погода получше нашей...
И тут, как всегда неожиданно, включился мощный радиоприемник, стоявший на столе у Леши:
"Всех замерзающих и скучающих ждут в парке на известном месте через полчаса. Пе-редал Иван Титанюк из Дартии."
Стоит ли говорить, что ребята мигом натянули курточки и кепочки и, провожаемые не-доуменным взглядом мамы Леши и Кати, ринулись в парк.
Вот среди деревьев уже показался старый мрамор памятника. Из дупла старого дуба ощутимо тянуло жарой.
Ребята, не теряя времени, залезли в дупло... и зажмурились от палящего солнца. Они стояли под серой, покрытой трещинами скалой, на раскаленном песке. Небо над головой было глубоко-синего цвета.
Послышался знакомый лай. Из-за скалы выскочил Лодердейл и запрыгал вокруг ребят, выражая бурную радость и преданность, вращая хвостом сразу во все стороны (и как же это у него получалось?).
А жарища стояла такая, какой ребята еще в жизни не встречали. Не сговариваясь, все трое начали снимать теплую одежду. И тут их окликнули:
-Привет, друзья! Ну как, здесь не очень холодно?
Обернувшись, ребята увидели своего друга, навигатора Ивана Титанюка, облаченного в странный наряд: светлые брюки из плотного материала и свободную закрытую накидку. Голова Ивана была хитро повязана большим белым платком, свободно ниспадавшим на плечи. Глаза были прикрыты зеркальными солнцезащитными очками.
Ребята поприветствовали навигатора и тут же набросились на него с расспросами, ка-кие приключения ждут их в этот раз.
-Мы находимся в пустыне Великие Пески на дальнем юге Дартии. - ответил Иван - Я подумал, что показать вам, что такое настоящая пустыня, будет весьма неплохо. К тому же, мне будут нужны ваши острые глаза, так как нам предстоит поисковая операция.
-А что случилось?
-Вчера где-то в этом районе был пойман радиосигнал бедствия. Кто его подавал и что с ним произошло - не совсем понятно. Скорее всего, одиночка - автопутешественник или неудачливый летчик. Коварное место - пустыня. Ошибок не прощает. Поэтому к путешест-вию по пустыне необходимо хорошо подготовиться.
-Запастись водой? - спросила догадливая Катя.
-Ну, и это тоже. Но главное, это правильно одеться и подготовить себе транспорт.
-Какой? Автомобиль? Джип? Вертолет?
-Вьючных одногорбых верблюдов - дромадеров. В пустыне верблюд до сих пор оста-ется самым лучшим средством передвижения. Машина может сломаться, вертолет - упасть из-за попадания песка в двигатель. А верблюду все нипочем! Ни голод, ни жажда, ни пыль. А кстати, воду в пустыне можно найти. Ну что, вперед?
Как только друзья оказались на солнце, стало припекать так, что казалось, что стоишь на раскаленной сковородке. Благо, кроссовки защищали ноги от обжигающего песка, а вот макушкам под кепками стало совсем невмоготу. По лицам заструился пот. Сразу же захоте-лось раздеться, чтобы поймать хотя бы дуновение ветерка. Но Иван предостерег ребят:
-Ни в коем случае не раздевайтесь, под солнцем всегда нужно прикрывать кожу, иначе мигом обгорите. Кроме того, с открытой кожи испаряется очень много влаги, а водяную дис-циплину необходимо соблюдать строго. Сейчас раздам вам комплекты одежды для пусты-ни.
И тут компания обогнула песчаный бархан и вышла к небольшому лагерю, разбитому в тени потрескавшейся гранитной скалы. На краю идеально ровной площадки стоял тщатель-но зачехленный вертолет. Рядом была разбита палатка из яркой оранжевой ткани. У входа дымился костерок. А вокруг лежало и меланхолически рассматривало Ивана и ребят пять нескладных верблюдов. Животные размеренно двигали челюстями, жуя жвачку. Их темные глаза с длинными ресницами внимательно уставились на пришельцев. На горбу у каждого верблюда было надето просторное седло с высокой лукой, по бокам висели объемистые переметные сумки. Леша задел одну из них, проходя мимо - внутри булькнуло. "Ой, как пить охота!" - подумал мальчик, но промолчал. Пусть девчонки сломаются первыми!
Иван, согнувшись, вошел в палатку и вскоре вернулся в сопровождении Электросеме-на. Ребята получили по комплекту одежды - просторным шароварам из светлой ткани, пе-рехваченным внизу, у щиколоток, резинками, по плотно запахивающейся накидке с просто-рными рукавами, чьи манжеты также плотно охватывали запястья, и по белому головному платку. Если с одежкой все было, в общем, понятно, то платки упорно не хотели завязы-ваться. В конце концов девочки накинули их на головы, как шали.
Увидев тщетные попытки ребят повязать платки, к ним подошел Электросемен. Его кожа отсвечивала графитом.
-Рад приветствовать. Позвольте показать, как надо завязывать головной платок.
С этими словами робот извлек из-за спины квадратный головной платок, такой же, как и у ребят. Взяв его за два соседних угла, он завернул край, потом накрыл платком голову, а подвернутые концы ловко завязал на затылке. Катя с Юлей повторили манипуляции Элек-тросемена и тут же повязали платки. Леша, немного помучившись, тоже осилил свой голов-ной убор. "Дел-то!" - хмыкнул мальчик. Девочки в ответ захихикали.
-А вы чего смеетесь, царицы шемаханские? Небось, сами тоже не смогли повязать, показывать пришлось. И вообще, пить охота. - не выдержал Леша - Дядя Иван, можно во-дички? Холодненькой.
-Можно. Только совсем немножко, губы и рот смочить, и не холодной, а теплой. Во-первых, это же пустыня, холодильников вокруг на полтыщи километров нет, а во-вторых, теплая вода гораздо лучше утоляет жажду.
С этими словами Иван раздал ребятам полулитровые фляжки с водой.
-Растягивайте воду как можно дольше. Фляжки должно хватить на полдня. Старайтесь не глотать воду - она все равно тут же выйдет с потом. Смачивайте рот и губы.
-А как же верблюды? Их что, поить не надо? - спросила сердобольная Катя.
-Надо, и еще как! Но только после водопоя верблюд может не пить до двух недель. Он хранит воду - как бы вы думали, где?
-Я слышал, в горбах. - нерешительно сказал Леша.
-Правильно. И организм верблюда тратит воду в соответствии с надобностью. Именно поэтому верблюды являются идеальным средством передвижения в пустыне. Ну, как гово-рится, по машинам!
Ребята одели темные очки, которые обнаружились в кармашках своих накидок, полу-чили от Электросемена по мощному биноклю, и сели в седла на спинах покорно лежавших верблюдов. Предупредив ребят, чтобы крепко держались за луки седел, Электросемен странными гортанными восклицаниями стал поднимать животных на ноги. Верблюды сна-чала выпрямляли голенастые задние ноги, а потом уже поднимались на передние. Спины животных на несколько секунд вздыбливались, при этом из седел можно было полететь. Но ребята держались крепко, и через несколько секунд уже озирались с двухметровой высоты, вознесясь туда в своих седлах. Стремян не было, но и без них на верблюдах сиделось вполне комфортабельно. Иван, тоже оседлавший большого грязно-белого "корабля пусты-ни", пятками легонько стукнул его по бокам. Верблюд неторопливо затрусил прочь от лаге-ря. Взяв поводья в руки, Леша последовал примеру навигатора. Животное повиновалось ему. Единственное, к чему было сложно приноровиться - это странноватый верблюжий ал-люр, медленное ритмичное покачивание. Но уже через несколько минут Леша догадался немного согнуть ноги в коленях и опереться ступнями на переметные сумки. Ехать сразу же стало легко и комфортабельно, как будто сидишь себе в кресле и медленно плывешь над песками. Оглядевшись, Леша увидел, что на верблюда навьючено четыре большие сумки.
-Дядя Иван, а верблюдам не тяжело? Вон на них сколько всего...
-Что ты, Леша! Это еще легкий вариант навьючивания, всего около ста пятидесяти ки-лограммов вместе с тобой. А вообще верблюд может поднять до полутонны.
-Ого! - удивился Леша и с уважением посмотрел на длинную шею своего верблюда, маячившую впереди. Верблюд, как будто почувствовав Лешин взгляд, оглушительно заре-вел - мол, а мы еще и так умеем!
-А знаете, ребята, в Первую Мировую войну с одним верблюдом произошел забавный случай. - сказал Иван - Турецкий султан в 1915 году в знак дружбы и уважения подарил своему союзнику - австрийскому императору Габсбургу - белого верблюда. Шла война, по суше султанский подарок доставить было невозможно, больших транспортных самолетов еще не изобрели. Даже грузовой корабль не смог бы прорваться через морскую блокаду из Австро-Венгрии в Стамбул. А везти верблюда было надо - иначе могли начаться большие дипломатические неприятности. Пришлось послать за беднягой подводную лодку. В тесные люки верблюд, естественно, не пролезал, пришлось привязать его к палубе. При этом вы-яснилось, что лодка может даже погружаться на перископную глубину без риска утопить султанский подарок. И вот, лодка с сидящим на ней верхом верблюдом тронулась в путь. Таясь и скрываясь от неприятельских кораблей, лодка умудрилась незамеченной проделать путь от Стамбула до побережья Италии, а вот дальше был замечен итальянский миноносец и пришлось погрузиться. На поверхности осталась лишь голова истошно ревущего от страха верблюда. Неподалеку оказались итальянские рыбаки... И после этого вы еще удивляетесь, откуда берутся легенды о кракенах, морских змеях, Нэсси и прочей морской нечисти!
Ребята смеялись до слез. Караван размеренно трусил по пустыне. Накидки и, особен-но, платки оказались очень кстати - солнце их не нагревало, под ними было достаточно прохладно, жара уже не донимала. Леша оглянулся - девочки и Электросемен, также вер-хами, догоняли их с Иваном. Когда Юля поравнялась с Лешей, она стала жаловаться на тряску, но мальчик поделился с ней премудростью правильного сидения в седле, и Юля осталась вполне довольна.
Из огромной переметной сумки на боку верблюда, на котором ехал навигатор, выгля-нула рыжая мордочка Лодердейла. Катя подъехала поближе, перегнулась в седле и поче-сала пса за ухом. Лордик лизнул ее ладонь.

Глава 2.
Похищение в песчаную бурю

А в пустыне было совсем даже не пусто. Барханы вскоре кончились, перед путниками открылась широкая равнина, покрытая тончайшим золотисто-бурым песком, нестерпимо блестевшим на солнце. Теперь ребятам стало ясно, зачем нужны темные очки - без них можно было совсем ослепнуть от этого сумасшедшего света. Тут и там из песка торчали сухие кусты верблюжьей колючки и кактусы с огромными и на вид очень неприятными игла-ми. А на горизонте высились причудливые синевато-серые горы. Казалось, на их склонах даже с такого огромного расстояния можно было различить мельчайшие подробности - разломы, трещины, валуны...
-Завтра утром доберемся до подошвы гор, поищем там нашего бедолагу и сразу на-зад, в лагерь.
-Только завтра?!
-А вот как по-вашему, ребята, какое расстояние до этих гор?
-Километров... ну десять.
-На самом деле, все сорок. Просто воздух над пустыней очень прозрачен - мало пыли, водяных паров вообще нет. Поэтому расстояние до любого ориентира, определенное на глазок, нужно умножать на четыре, а иногда - даже на шесть.
Вдруг Катя приподнялась в седле, насколько возможно, и поднесла к глазам бинокль:
-Дядя Иван! Кажется, впереди озеро!
Все посмотрели в сторону, куда указывала Катя. Действительно, далеко, похоже, в не-скольких километрах от путников, серебрилось что-то, похожее на поверхность чистого озе-ра. В воде отражались и дальние горы, и даже кактусы.
-Должен вас огорчить, ребята - сказал навигатор - это всего лишь мираж. Просто в том месте - он указал в направлении озера - грунт очень сильно нагрелся, теплый воздух под-нимается от него и изменяет свои оптические свойства, преломляя свет таким образом, что вместо пустынной равнины мы видим что-то похожее на водную поверхность. В больших пустынях миражи могут быть гораздо более зрелищные - приземный слой воздуха начинает, как линза увеличивать и приближать предметы, находящиеся в десятках и сотнях километ-ров от наблюдателя. Например, посреди Сахары можно иногда увидеть резвящихся в сот-не-другой километров к югу зебр или львов. Или оазис, до которого, кажется, рукой подать, а на самом деле - четыре-пять дней пути. Коварная штука мираж. Доверишься ему, начнешь надеяться на то, что скоро доберешься до воды, пальм, отдохнешь, а на самом деле только углубляешься в безводную пустыню. Многие путешественники поплатились за свои заблуж-дения жизнью. Ведь растает мираж - а пустыня ровная, как стол. Это у нас, в Великих Пес-ках, довольно много ориентиров - вон, горы, кактусы, пальмы. А вот в Сахаре или Каракумах - только барханы, да и те от ветра постоянно пересыпаются, движутся, как морские волны, только медленно. Без компаса поддерживать правильное направление в пустыне очень сложно, нужно постоянно обращать внимание на положение Солнца и звезд. Кстати, ночью по пустыне путешествовать не в пример приятнее, чем днем.
-Почему же?
-Температура падает, пить меньше хочется. Солнечного удара, опять же, не полу-чишь. А звезды и Луна светят гораздо ярче, чем в городе - помните, что над пустыней воз-дух очень чистый и прозрачный. Днем, если идешь в пустыне пешим ходом, лучше постро-ить тент от солнца и поспать в охотку.
Тем временем, озеро - мираж действительно пропало.
А вот я хотел спросить, дядя Иван, как же в пустыне воду искать? Вы сказали, что как-то можно ее найти. - сказал любопытный Леша.
-Вода почти всегда есть в земле. И там, где посреди пустыни вдруг находишь расту-щую пальму, иву или акацию - значит, грунтовые воды здесь близко, нужно выкопать коло-дец.
-То есть, вон под тем кактусом где-то в глубине есть вода, и до нее только нужно доко-паться?
-Э, Лешенька! Кактус не нуждается в почвенной влаге. Под ним копать не имеет смыс-ла - грунт для кактусов и для еще некоторых пустынных растений, например, шалфея, яв-ляется только лишь якорем, а не источником влаги. Но с другой стороны... Если вода, к примеру, кончилась или совсем на исходе, кактус нужно срубить, освежевать, то есть очи-стить от шкурки вместе с иголками, а мякоть его сосать, как губку. Не спорю, довольно му-торная процедура, да и вкус, мягко говоря, специфический, но если речь идет о выживании, нужно пользоваться всем, что доступно.
-А как свежевать кактус? У меня, например, даже ножика с собой нет...
-В любом путешествии нож - главнейшая вещь. Это может быть и обычный перочин-ный ножик, и большой боевой нож. Но главное - чтобы он был всегда под рукой. С помощью ножа можно сделать, собственно, все, что необходимо - и нарубить веток для укрытия, и освежевать кактус или какую-нибудь мелкую зверушку, которую поймал на ужин, и вскрыть банку консервов, и поесть, пользуясь лезвием, как ложкой. А если в ножик встроены разные полезные приспособления типа пилы, пассатиж или ножниц - такому инструменту просто цены нет! Только единственное требование - нож должен быть сделан добротно, из хоро-шей стали, и не сломаться, не подвести своего владельца в любой ситуации - рубит ли он хворост или обороняется от хищника.
-Ага... Знаем! Только стоит такой вот ножичек...
-Юля! Не стоит экономить на тех вещах, которые в определенных условиях могут спа-сти тебе жизнь. Вот смотри: ты городская жительница, выходишь из школы после уроков - и сразу домой. А там обед уже готов, мама ждет. А теперь представь себе, что ты оказалась в плавнях и камышах на Амуре, например. Костер развести нужно? Пошла, нарубила сухого камыша своим ножиком. Есть консервы, чем открыть? - Опять же, ножиком! Ну и так далее. Ножик в кармане, причем, хороший, удобный и с большим количеством приспособлений - вещь просто необходимая.
С этими словами навигатор полез в карман и вытащил три складных ножика с красны-ми рукоятками. Придержав своего верблюда, он раздал их ребятам.
-Подарок. Два лезвия, пила, пассатижи, кусачки, консервный нож, ножницы, две от-вертки, крючок и зубочистка. Лучшая в мире сталь. Берегите!
Ребята с восхищением рассматривали подарки, открывая и закрывая разнообразные лезвия, полотна пилок и удобные пассатижики. А караван потихоньку, легкой верблюжьей трусцой, метр за метром преодолевал расстояние до синеющих, казалось бы, так близко, гор.
Порыв ветра ударил в лица неожиданно, уколов песчинками. Слева, откуда пришел ветер, воздух над пустыней замутился, над песком ходили и закручивались в спирали тучи мелких песчинок. Бурое облако приближалось.
-Немедленно спешиться! Надвигается песчаная буря!
Электросемен в считанные секунды заставил своего верблюда лечь на песок, согнув голенастые ноги. Через минуту все участники спасательной экспедиции были уже пешие, а верблюды с мордами, прикрытыми от песка материей, невозмутимо лежали рядком, меха-нически двигая челюстями. Робот тем временем извлек из своей переметной сумки три больших куска белого парашютного шелка. Взобравшись на ближайшую дюну, он набрал булыжников и придавил один край полотнищ, затем закрепил другой край на палочках - распорках невысоко над склоном дюны.
-Забирайтесь в укрытия! - приказал навигатор.
Ребята не заставили себя долго уговаривать - горячий ветер выл, не переставая, пе-сок слепил глаза, горизонт исчез, гор уже не было видно. На четвереньках Юля, Катя и Ле-ша забрались под полог и растянулись на горячем песке. Шелк над ними хлопал, как парус. В укрытие просунулась рука Электросемена с двухлитровой баклагой воды.
Леша оценил, насколько удобной была их одежда - в рукава и штанины, перехвачен-ные резинками у манжет, не засыпалось ни одной песчинки. А вот кроссовки уже были пол-ны песка. Снаружи уже не было видно ни зги - только песчаная круговерть, бурые смерчики плясали вокруг укрытий. Шелк скоро перестал хлопать - его покрыл слой песка. Но вместе с тем, в само укрытие песка проникало на удивление мало. Леша поначалу опасался, что их засыплет - однако, вскоре он убедился, что даже в таком примитивном укрытии - кусок ма-терии, несколько камней и пара жердин - человеку в пустынную бурю ничего не угрожает.
Примерно через час ветер стал стихать. Бурая мгла снаружи стала заметно редеть. Вскоре сквозь пелену песка стал пробиваться солнечный свет. И тут неожиданно послы-шался приглушенный стук копыт. Любопытная Юля выглянула из-под полога и увидела нескольких всадников на верблюдах, одетых в грязно - белые одежды. Лица таинственных всадников закрывали синие головные платки, намотанные до самых глаз. Один из них, за-видев Юлю, что-то гортанно выкрикнул, указывая на девочку своим товарищам. Всадники развернули своих животных и устремились к Юле. Один из них изящно, не останавливая верблюда, ухватил девочку под мышки, перегнувшись из седла. Юля даже завизжать забы-ла - вот она лежала под пологом из парашютного шелка - и вот уже лежит перегнутая попе-рек седла. От верблюда резко и неприятно пахло давно не мытым животным, таинственный седок понукал его заостренной палочкой. Верблюд шел очень резво...
Леша с Катей, увидев, что Юлю похитили, выскочили из своего убежища и подняли тревогу. Навигатор, выбравшись наружу, бросился к месту, где лежали верблюды, и извлек из переметной сумки рацию.
-База! База! Говорит Титанюк! У нас ЧП. "Синими повязками" похищена девочка две-надцати лет, член нашей группы, европеоидного типа, светловолосая, худощавого телосло-жения. Прошу данные о местонахождении ближайшего кочевья "Синих повязок" и санкцию на применение вооруженной силы. Прием... Понял... Понял! Конец связи.
Обернувшись к ребятам, потерянно стоявшим около укрытий, которые разбирал Элек-тросемен, Иван сказал:
-Юлю похитило племя кочевников, "Синие повязки". Ничего плохого, я думаю, с ней не произойдет, только придется действовать быстро.
С этими словами Иван извлек из сумки огромный автомат с двумя рукоятками и диско-вым магазином.
-Не хотелось мне применять оружие, но, видимо, придется. Семен, возьми автомат и - поднимай верблюдов!
Несмотря на продолжающийся ветер и клубящийся песок, караван тронулся в путь. Верблюды шли быстро, понукаемые острыми прутиками и пятками седоков. Леша с Катей побаивались, но виду не показывали. Осиротевший Юлин верблюд шел в поводу за Кати-ным.

Глава 3.
Как Юля испортила кочевникам праздник

Иван сверился с компасом:
-С базы передали, что становище "Синих повязок" находится прямо по курсу в пятна-дцати километров. Таким аллюром будем через час на месте.
-А кто они такие, эти "Синие повязки"? - спросила Катя.
-Кочевники - пустынники, дикие и совершенно сознательно противящиеся достижени-ям цивилизации. Обычно они - люди мирные, но тут, видимо, прознали, что в составе нашей экспедиции есть белая девочка, вот и решили ее украсть...
-А зачем?
-Выдать замуж за сына вождя.
-Ничего себе! Юльке - то ведь замуж рано!
-У кочевников на этот счет другие представления. Но впрочем, я думаю, они не успеют даже начать свадебную церемонию.
-А вы собираетесь их... перестрелять?
-Ну что ты, Катюша! Просто "Синие повязки" очень боятся и не любят стрелкового ору-жия. Немножко попугать их мы с Семеном, действительно, собираемся. Но кровь проливать не намерены.
А день уже клонился к вечеру - песчаная буря продолжалась долго, когда наконец ве-тер утих и пыль осела, светилу уже оставалось совсем немного времени, чтобы закатиться за горизонт. На востоке небо потемнело, зажглись первые звездочки. Горы виднелись на горизонте, такие, казалось, близкие, и на самом деле далекие.
Титанюк пришпорил своего верблюда, животное недовольно заорало, но ходу приба-вило. Ребята и робот Электросемен также принялись понукать своих "кораблей пустыни". Время было дорого, это понимали все.
-Вообще-то, ребятки, можете не волноваться - жарить на костре или скармливать ди-ким леопардам Юлю точно никто не собирается. А брачная церемония, по обычаям "Синих повязок", начинается с заходом Солнца. Согласно их поверьям, браку покровительствует темнота.
-Дядя Иван, а как вы узнали, что у этих кочевников есть тот сын вождя, за которого хо-тят выдать замуж Юлю? - спросил Леша.
-Понимаешь ли, Леша, "Синие повязки" обычно не воинственны, они живут себе в пус-тыне своей во многом непонятной жизнью, ничем не задевая нас. Похоже на две разные планеты - мы с нашими достижениями цивилизации, автомобилями, самолетами, искусст-венными спутниками и всем прочим. И они, поклоняющиеся свету и темноте, со своим очень древним языком, обычаями и традициями. Кстати, законы этого племени очень гуманны - например, смертью "Синие повязки" вообще не наказывают ни за какое преступление - про-сто, их относительно немного и поэтому убийство своего соплеменника по какой бы то ни было причине они считают самым тяжким грехом. Мы наблюдаем за жизнью кочевников с самолетов и из космоса, со спутников. Иногда, когда случаются несчастья, вмешиваемся. Например, кто-то ногу сломал, заболел, или еще что-нибудь.
-И вы хотите сказать, что все это видно даже из космоса?!!
-Видно, и прекрасно. Берется мощнейшая телекамера, ставится на спутник и запуска-ется в космос. Там она настраивается на слежение за определенным районом планеты, например, за пустыней Великие Пески. Смотрит на лагерь кочевников и передает информа-цию в центр управления полетом. Там можно посчитать, из скольких человек состоит груп-па, засечь своевременно несчастный случай, определить, не болен ли кто. В вашем мире подобные системы служат исключительно для разведки, а вот у нас, где и воевать особенно не с кем, их приспособили для мирных нужд.
-Но ведь кочевники живут в вашей стране, дядя Иван. Они обязаны подчиняться ее за-конам... Правда же?
-Видишь ли, Катюша, если бы "Синие повязки" были членами нашего общества - ты была бы всецело права. Но они здесь, в Великих Песках, жили, когда еще ни одного белого человека в округе на пять тысяч километров не было. Пока они нам не мешают - пусть жи-вут себе по своим законам, благо не людоеды и не душегубы.
-Ну а если они такие, как вы говорите, хорошие, зачем же они Юльку-то своровали?
-В последнее время у кочевников рождаются только мальчики. Почему это происходит - неясно, но сами понимаете, род-то продолжать надо. Поэтому "Синие повязки" иногда идут на отчаянные поступки.
Ребята притихли, некоторое время отряд ехал молча. Электросемен достал из сумки железный диск и с лязгом примкнул его к оружию.
-Шумосветовые патроны. - пояснил он.
Неожиданно запищал сигнал вызова на рации навигатора. Иван поднес ее к уху.
-Титанюк слушает... Да, понял вас. Конец связи. Ребята, наша задача осложняется - кочевники разбили лагерь в Квадрате.
-Что это еще за Квадрат? - устало спросила Катя.
-Это очень странное сооружение, находящееся в Великих Песках. Кто его построил и для чего оно служило - совершенно неясно. Это квадратная платформа, немного приподня-тая над уровнем земли и окруженная глубоким рвом. Пески под действием ветра обтекают Квадрат, но никогда не засыпают ров и не накапливаются на самой платформе. Мы иссле-довали это сооружение всеми доступными нам средствами, но ни излучений, ни магнитного поля, ни гравитационных аномалий не обнаружили. Кочевники иногда останавливаются на постой на площадке Квадрата, это очень удобно, так как никакая змея или сколопендра не может преодолеть глубокий ров. Для прохода в Квадрат многие группы кочевников постоян-но возят с собой крепчайшие дубовые доски, неведомо когда и кем добытые. Сами пони-маете, дерево в пустыне - вещь ценная. Мы однажды установили над рвом стальной на-стил, но через пару дней он полностью проржавел и попросту развалился в труху. Металл в сухом воздухе пустыни ржавеет очень медленно, ему больше угрожают ветер и песок, чем влага. А тут ржавчина развивалась прямо на глазах. В результате мост сложился пополам и рухнул на дно рва.
-А как вы думаете, кто же это все построил? И кто заржавил ваш мост?
-Мое мнение такое - это сооружение было построено некоей чужой цивилизацией. Не знаю, живет ли она в этой пустыне, под землей, в другом измерении или на другой планете - как ни пытались мы найти хоть один знак, указывающий на то, где искать строителей Квад-рата, ничего так и не нашли.
Тем временем Солнце быстро рухнуло за горизонт, и над пустыней воцарилась чер-нильная тьма. Взошедшая Луна, правда, светила ярким белым светом, камни и неровности местности отбрасывали длинные чернильного цвета тени. Становилось холодно, ребята получше закутались в свои наряды. Ориентироваться было довольно легко, так как незна-комые звезды и розоватая Луна давали ярчайший свет.
-Нам повезло, еще минимум часа три в запасе. - сказал Иван - Луна заходит сегодня в середине ночи.

...Солнце уже готово было закатиться за горизонт, когда верблюды кочевников, похи-тивших Юлю, приблизились к глубокому рву с отвесными стенами, через который были перекинуты мостки из широченных толстых досок. Мост вел на квадратный совершенно ровный остров, немного возвышающийся над бесконечными песчаными барханами. С воз-вышения тянуло ароматом шашлыка. Юля, сидевшая в обширном седле перед своим похи-тителям, еще не успела испугаться, а их верблюд, видимо, приученный к подобным вещам, не снижая скорости вступил на доски и через полминуты уже был на возвышении. Похити-тель очень мягко, без криков и угроз, молча придерживал девочку, не давая ей слишком перегнуться из седла.
За все время поездки он не проронил ни слова, во всем его поведении чувствовалось почтение. Юля совсем не боялась - то, что с ней произошло, скорее напоминало очередное приключение. Несколько раз похититель давал девочке попить вкусного кисловатого напит-ка из объемистой фляги.
На возвышении был разбит довольно большой лагерь. Горели костры, на которых жа-рилось мясо, вокруг огня группами сидели на корточках люди. На головах у всех были синие повязки, как и на Юлиных похитителях. Поодаль в полутьме лежали сонные верблюды. В центре возвышения располагался обнесенный широким каменным парапетом колодец и стоял шатер, напоминающий юрту.
Едва кавалькада миновала мост, стражники с длинными шестами, на концах которых развивались конские хвосты, вытянулись в струнку и что-то выкрикнули хором. Мгновенно лагерь наполнился гамом и топотом. Костры и еда были забыты - кочевники забегали и в считанные секунды образовали живой коридор от моста до шатра, по которому медленным величавым шагом устремились верблюды, неся своих седоков. Коридор освещало множе-ство факелов. В наступившей ночи они давали достаточное освещение, чтобы девочка смогла рассмотреть людей, которые ее окружали.
Это были, в подавляющем большинстве, мужчины - высокие, стройные и очень муску-листые. У них была синевато-черная кожа, что несказанно удивило Юлю. Красивые лица с тонкими чертами, темные огромные глаза. Все молча смотрели на Юлю, а когда несущий ее верблюд проходил мимо, склоняли головы в полном достоинства, но весьма почтительном поклоне.
Кочевник уложил верблюда рядом с шатром, при этом мягко придержав Юлю, чтобы она не выпала из седла. Все это происходило в полной тишине. Девочка ступила на землю и чуть не упала - затекли ноги. Двое из толпы бросились к ней и поддержали под руки.
-Ну что вы, не надо, я сама... - нерешительно сказала она.
Приняв ее слова за выражение гнева, добровольные помощники рухнули ниц. Юля еще ни разу не сталкивалась с тем, чтобы кто-то падал перед ней ниц и с недоумением воззрилась на кочевников.
-Вы что-то потеряли? - спросила Юля и тоже опустилась на четвереньки, желая по-мочь найти пропажу. Кочевники замерли...
И тут у Юли под ладошкой в песке обнаружилось что-то маленькое, с острыми краями - лучами. Девочка извлекла из песка зеленую многолучевую звездочку из прозрачного кам-ня.
Звездочка в Юлиной ладошке была необыкновенно красива и прохладна на ощупь. Абсолютно прозрачный зеленый камень был превращен чьими то умелыми руками в истинное произведение искусства - в неровном свете факелов грани звездочки разбрасывали вокруг себя многочисленные лучики. Никак не ожидавшая увидеть здесь подобную красотищу, Юля забыла обо всем вокруг, любуясь своей находкой.
Кочевники, все еще стоявшие перед Юлей на коленях, подняли головы и увидели звездочку.
-Вы ее искали? - спросила девочка, протягивая звездочку им. Кочевники воззрились на девочку с восхищением и ужасом. Вскочив на ноги, один из них гортанно прокричал: "Ака'Ма!!!" - и вновь лагерь пришел в неописуемый беспорядок...
Титанюк, Электросемен и Леша с Катей лежали на песке под прикрытием бархана, рассматривая Квадрат в бинокли. Они видели, как по мосту через ров проследовала кавалькада похитителей - навигатор прекрасно справился со своими обязанностями и вычислил наиболее короткий и легкий путь до Квадрата, так что похитителей Юли они обогнали.
В лагере шла безмолвная церемония встречи воинов, вернувшихся из набега, Леша прекрасно видел Юлю, сидящую на верблюде перед своим похитителем. Мальчик заметил, с каким уважением и даже обожанием кочевники относятся к Юле и теперь-то действительно понял, что его подружке совершенно ничего не угрожает. Потом седоки заставили своих верблюдов лечь, и спасатели потеряли Юлю из виду: ее загородила безмолвная толпа кочевников. Прошло короткое время, и ночь над пустыней вдруг прорезали крики. Кочевники с факелами заметались по Квадрату, как ужаленные.
-Похоже, что-то не так. Кто-то их напугал... Неужели Юля? - вслух подумал Титанюк - А ну, Семен, освети нам диспозицию!
Электросемен вскинул автомат в небо и выпустил длинную очередь оглушительно громких выстрелов. Пули прочертили в чернильном мраке белые огненные трассы и взорвались яркими звездочками над Квадратом, осветив лагерь кочевников ровным светом и медленно опускаясь вниз. "Синие повязки" лихорадочно собирались в путь. Еще не успела погаснуть последняя осветительная пуля, как первые седоки на заполошенных верблюдах перелетели через мост в пустыню. Не затушив костры, бросив свои немногочисленные пожитки и даже не попытавшись свернуть шатер, "Синие повязки" покинули свой лагерь за каких-нибудь пятнадцать минут и скрылись в песках.

Глава 4.
Таинственные свойства Квадрата

-Семен, погляди, Юля еще в Квадрате? - сказал Титанюк.
Робот веером выпустил из автомата еще три осветительные пули, а затем привстал и стал вытягивать шею. На длинной трубе, выходящей из плеч Электросемена, его голова поднялась выше гребня бархана метра на два.
-Похищенная девочка все еще находится в Квадрате. Ест мясо и пьет напиток.
Леша поднес к глазам бинокль. Сильно оголодавшая Юля действительно употребляла шашлык прямо с шампура, запивая его каким-то напитком из тыквенной баклажки. Мясо даже в бинокль выглядело настолько вкусным, что у мальчика потекли слюнки.
Убедившись, что все кочевники убрались восвояси, спасатели выбрались из укрытия и подошли к рву. Моста не было - "Синие повязки" умудрились даже в паническом бегстве прихватить драгоценные дубовые доски. Никто из "повязок" при этом не разбился и не изувечился, упав в ров.
-Юля!!! Юль!! Мы здесь!! - обрадовавшись, завопили Катя с Лешей.
Видимо, Юле было трудно крикнуть что-то в ответ, она ограничилась лишь приглашающим жестом руки.
Все четверо спасателей остановились на краю рва. Электросемен выпустил еще парочку светящихся пуль.
-Как же нам туда перебраться??? - спросил Леша.
Все спасатели заозирались в поисках предмета, который смог бы сыграть роль моста через ров, но в затухающем свете осветительной пули вокруг не обнаружилось ничего стоящего - растений вокруг Квадрата не было никаких.
-Юля! Посмотри вокруг себя! Кочевники ничего не оставили, что могло бы сойти за мостик?
Юля, дожевав шашлык, поглядела вокруг.
-Ничего! Разве что шатер?
-Отставить шатер! Его рейки нам ничего не дадут. - ответил Титанюк - Погоди, Юль, а ведь ты на чем-то интересном сидишь! Глянь!
-Я попытаюсь перепрыгнуть ров. - сказал Электросемен и прежде, чем кто-то смог ему возразить, молниеносно прыгнул в Квадрат.
И не долетел... Послышался приглушенный лязг, и два центнера сложнейших микросхем, стали, резины и титана лязгнули о противоположный бортик рва и через мгновение рухнули вниз.
Электросемен успел вонзить в склон свои стальные пальцы и опустился на дно рва достаточно мягко.
-Не долетел... - послышалось со дна рва.
Тем временем, Юля что-то накопала в песке, тонким слоем покрывавшем Квадрат, и крикнула:
-Есть две доски! Легкие!
С этими словами она приподняла одну из досок. Длины ее вполне могло хватить для пересечения рва. Юля потащила находку к краю пропасти.
Электросемен подал голос со дна рва:
-Я начинаю покрываться ржавчиной.
-Сильно? - спросил Титанюк.
-Скорость около полумиллиметра в час. Через два часа проржавею насквозь.
-Понял! Юля! Давай, срочно перекидывай сюда доску.
Юля попыталась перекинуть доску на внешнюю сторону рва, но та оказалась чересчур короткой, всего нескольких сантиметров не доставая до цели. Ребята чуть не плакали от досады.
-Спокойно! Юленька, ты говорила, там есть еще одна доска. Посмотри, какой она длины.
-Такой же, дядя Иван! - последовал ответ через полминуты.
-Кидай ее сюда, да постарайся, чтобы в ров не упала. - скомандовал Иван.
Юля, напрягая все свои силенки, перехватила доску за серединку, другой рукой ухватилась за ее торец, раскачала и бросила изо всех сил! Доска, кувыркнувшись в воздухе, перелетела через узкий ров и плюхнулась на песок. Титанюк подхватил доску и направился к углу рва.
-Подсветить? - спросил со дна Электросемен и выпустил в воздух очередную пулю - подсветчик.
Пользуясь светом от пули, Иван крепко и устойчиво уложил доску на угол рва, одним концом - на одну его сторону, другой - на соседнюю.
-Попробуй, Юля, теперь твоя доска должна достать до этой!
И точно, доска легла одним своим концом на угол Квадрата, другой - на доску, положенную Иваном.
-Кипарис. Выдержит и тебя, и Семена. - удовлетворенно проговорил Иван.
Первой через ров переправилась Юля, прихватив с собой предварительно по шампуру шашлыков для каждого из спасателей, в том числе и для Лодердейла, который выбрался из седельной сумки и сейчас, переживая, носился вдоль кромки рва. На шею Юля повесила баклажку с напитком. Мостик сильно шатался, но Электросемен выдвинул шею на всю длину, теменем уперся в место соприкосновения досок и помог похищенной наконец добраться до своих друзей. Затем, легко, как будто проделывал это каждый день, приподнял голову над мостиком, уперся в перекрещение досок подбородком и, как ни в чем не бывало, подтянулся и влез на него.
Команда, наконец-то, была в сборе. Юля взахлеб рассказывала о своих приключениях в плену у "Синих повязок", щедро разбавляя повествование выдуманными подробностями. Наконец, Иван поинтересовался:
-Юль, скажи, а отчего так переполошились кочевники, что покинули Квадрат так быстро?
-А я нашла в песке вот это - Юля протянула Титанюку звездочку - и они отчего-то очень ее перепугались...
-Позволь поглядеть. О-го!!! Да это же Ака'Ма.
-Как это?
-По поверьям кочевников, зеленая десятиконечная звезда является хранителем Квадрата. Они разбежались только потому, что побоялись прогневать ее.
-А где же эта... Акама должна быть? - спросил Леша.
-Вообще-то, ее место в колодце.
-Кто же ее вытащил, интересно?
Тут из шатра донеслись стоны. Ни слова не говоря, Электросемен по мостику в два прыжка пересек ров и скрылся в палатке. Через секунду - другую он вытащил в ночь человека со связанными руками и ногами. Человек стонал. Семен разрезал путы, и вскоре незнакомец сидел у костра вместе со спасателями, ел шашлык, жадно запивал мясо чаем и рассказывал.
Звали его Андрэ. Он приехал в одиночку на джипе, чтобы исследовать Квадрат. Но через короткое время автомобиль буквально на глазах стал покрываться ржавчиной. Андрэ только и успел передать сигнал бедствия по рации, как его джип буквально рассыпался в труху - остались лишь шины. Но раз уж он был у цели своего путешествия, Андрэ по прихваченной из города кипарисовой доске переправился в Квадрат и занялся исследованиями. Мостик свой он убрал на всякий случай. Вскоре Андрэ захотелось пить. Он забросил свое ведерко в колодец, и вместе с холодной вкусной водой вытащил наверх звездочку Ака'Ма. Но даже толком рассмотреть свою находку не успел - показались "Синие повязки", которые очень возмутились оттого, что белый человек оскорбил колодец, зачерпнув оттуда железным ведром. Андрэ только и успел закопать звездочку в песок, как его схватили, отобрали все имущество, связали, чтобы он ничего больше не натворил, и бросили в палатку вождя. Там Андрэ и провел несколько последних часов...


Часть 5. Охота на Проглота

Глава 1.
Дракон из озера Часка

...Гудение телефонного зуммера разбудило меня. После возвращения из пустыни Ве-ликие Пески я оставил Электросемена обслуживать вертолет - ведь недаром Сеня слывет у нас гениальным механиком - и прикорнул за столом в секции спасателей нашего аэропорта. Ехать домой просто не имело смысла - полтора часа туда, полтора обратно, служба начи-нается в девять утра, а прилетели мы уже за полночь.
Но поспать нормально так и не удалось. Проснувшись, я поднял трубку и сонно про-бормотал:
-Титанюк на проводе...
-Иван? Говорит Ильинталь. Шли Семена проводить предполетную на "Летающее кры-ло", бортовой семнадцать.
-Куда летим на этот раз?
-Поступил сигнал срочного вызова от экспедиции Барсукова - они там обнаружили кое-что, достойное внимания. Похоже, все-таки в этом озере водится кто-то интересный. Вылет через час. Заправка полная. На аэродроме в Каро вас встретят.
-Кто со мной?
-Электросемен и Алекс. Алекс доставит все необходимое, загружайтесь быстрее и - в полет! Удачи!
Последовали гудки отбоя. Я нащупал в нагрудном кармане маленькую коробочку - ра-диомаячок вызова Электросемена. Нажал кнопку.

...Итак, зовут меня Иван Титанюк. Я работаю навигатором в Спасательной Службе страны Дартии. Что ни неделя - мы с моим напарником, биороботом Электросеменом, ез-дим или летаем на задания - спасаем людей в море, в горах, в снегах, в тайге, в пустыне. Причем не только у себя, в Дартии, но и на Земле. Как оказалось, практически постоянно, все триста шестьдесят пять дней в году, кому-нибудь требуется наша помощь - то экипажу терпящего бедствие судна, то попавшим в буран альпинистам, то застигнутому песчаной бурей путнику в пустыне. Сигнал бедствия через спутник поступает к нам - и сразу в путь! Вот и сегодня не обошлось без вызова. Но на сей раз он поступил из глубины джунглей.
На крайнем юге континента, еще шесть сотен лет назад названного нашими предками - колонистами Дартией, очень жарко. Есть там пустыня Великие Пески, саванны, по которым бродят стада зебр, антилоп и охотятся львы, есть и джунгли, простирающиеся от берега океана на полторы тысячи километров. В самом сердце этих джунглей, в глубокой котлови-не - кратере, образовавшемся от падения метеорита когда-то в доисторические времена, сейчас плещется глубокое озеро идеально круглой формы. Местное население называет его Часка. Это озеро со времени своего открытия в позапрошлом веке привлекало к себе ученых и путешественников своими странностями. Начать с того, что в него впадает лишь несколько небольших ручейков, сбегающих с окрестных гор, но вместе с тем, оно питает своими водами одну из самых могучих рек нашего континента, называемую Яза. Яза имеет длину тысяча восемьсот километров, а около устья ее ширина достигает полутора километ-ров! На Земле лишь немногие реки могут похвастаться такими размерами.
Откуда же берется вода, питающая такую реку? Конечно, над джунглями практически каждый день идут дожди. Даже не дожди, а ливни. Вода льется мощными потоками, струя-ми. Но когда ученые подсчитали, сколько воды попадает с небес в Часку и Язу, выяснилось, что ливневой воды далеко не достаточно, чтобы напитать два таких водоема. Скорее всего, на дне озера бьют ключи. Но самое удивительное об этом чудесном и странном озере рас-сказывают местные жители...
Каждому на Земле известно имя Несси. Именно так называют легендарное существо, похожее на доисторического гигантского водного ящера - плезиозавра, якобы обитающего в озере Лох Несс на севере Шотландии. Менее известны его "родственники" - "водяная соба-ка" Поука, которую считают злым духом, обитающим в ирландских речках, а также хищное чудовище Мокеле Мбембе, живущее в африканском озере Виктория или таинственное су-щество озера Ворота в Сибири. Так вот, у нас в Часке, видимо, тоже есть подобная зверюга, и не одна.
Среди местного населения с незапамятных времен бытуют рассказы о Проглоте - та-инственном существе, поедающем громадных сомов, а при случае могущем своровать с водопоя теленка или зазевавшегося человека. И, как обычно в таких случаях - никто его не видел, но вот двоюродный дедушка или внучатый племянник - тот видел, как Проглоты... ну и так далее. Проглотами пугают непослушных малышей, даже игрушки из дерева режут - непонятное существо с толстым телом, длинными хвостом и шеей и очень кусачей и объе-мистой пастью. Воистину, Проглот!
И вот, было решено направить на Часку экспедицию под руководством известного био-лога Федора Барсукова. Не теряя времени, ученые протянули по дну озера кабель с множе-ством гидрофонов - приборов, улавливающих шум под водой. Наверное, им что-то попа-лось.

...Электросемен бесшумно возник на пороге.
-Сеня, готовь семнадцатый борт к вылету. Полная заправка. Открой грузовой отсек - сейчас Алекс подвезет груз. Действуй.
-Понял. - робот всегда отличался немногословностью. Он повернулся и исчез за две-рью. Можно было не беспокоиться, через час мы сможем взлететь. Самолеты и вертолеты спасателей, как правило, содержались в идеальном порядке, Семену оставалось проверить все системы и заправить "Летающее крыло". Без нашего Семена мой шеф, Вальтер Ильин-таль, смог бы организовать вылет не раньше, чем через пол суток после поступления заяв-ки, а так - через час уже будем в воздухе, если, конечно, Алекс не опоздает.
Не теряя времени, я обложился прокладочными и метеорологическими картами и стал прокладывать курс на аэродром Каро - ближайший к озеру Часка, расположенный на Язе. Видимо, оттуда нам предстоял путь на автомобилях по шоссе, проложенному сквозь джунг-ли, или на катерах вверх по Язе.
Под окном тем временем послышался звук мощного мотора. Я только-только закончил прокладку курса с учетом погодных условий - ветер над континентом нам препятствовал, зато над океаном был попутный. Выглянув в окно, я увидел огромный джип, на котором Алекс привез кучу ящиков, ящичков и прочих полезных вещей, в том числе и две большие надувные лодки с мощными моторами, вставленные одна в другую наподобие матрешек. Я махнул ему рукой, подхватил свои штурманские принадлежности и карты и спустился вниз, на летное поле.
Через полчаса мы загнали джип вместе с нашим багажом в грузовой отсек "Летающего крыла". Надежно закрепив автомобиль и грузы растяжками, мы с Алексом перешли в пас-сажирский салон и пристегнулись. Семен занял место летчика. Четыре турбины дружно взревели, и машина пошла на взлет. Я разложил складной штурманский столик и снова занялся прокладкой курса...
Полет прошел спокойно - воспользовавшись попутными ветрами над морем, я вывел самолет к руслу Язы кружным путем, но получилось гораздо быстрее, чем если бы мы лете-ли по прямой. Вскоре после полудня мы с Электросеменом увидели впереди бетонную взлетно - посадочную полосу аэродрома Каро. Слева по борту, вдоль реки, вытянулся бе-лый красивый город с невысокими домами и обилием зелени на улицах. А впереди и справа до самого горизонта простирались джунгли.
Самолет с выпущенным шасси спускался все ниже и ниже. Уже можно было разгля-деть пальмы и кипарисы на улицах Каро. Через минуту резина колес взвизгнула, коснув-шись бетона. После длинного пробега тяжело нагруженный самолет свернул на рулежную дорожку. Перед нами тут же появился автомобиль - лидер, ведущий наш самолет к месту стоянки. Следуя за ним, Семен подрулил к ангарам и выключил двигатели. Можно было приступать к разгрузке.
Вскоре мы втроем уже сидели в джипе Алекса, спрятавшись от жары в тени крыла на-шего самолета. Через некоторое время портативная рация в одном из карманов Семенова кителя заверещала.
-Нас ждет сотрудник экспедиции у выезда с аэродрома - сказал Электросемен, про-слушав сообщение по радио. Джип тут же сорвался с места и покатил к въездным воротам.
Встречающий оказался приятным и деятельным молодым человеком в камуфляжной куртке, водонепроницаемых штанах и широкополой шляпе с сеткой - накомарником. "И как ему не жарко в таком наряде?!" - искренне удивился я. Но как потом оказалось, Петроний, как он нам представился, был одет как раз правильно для джунглей.
Мы заехали в гостиницу, пообедали и переоделись в точно такие же комплекты одеж-ды, которые Алекс предусмотрительно захватил с собой. Честно говоря, я еще ни разу не бывал на Язе и на озере Часка, поэтому ее выбор представился мне сперва довольно странным, не соответствующим жаркому и влажному климату. Но я ошибался. Одевшись, я отметил, что вся одежда хорошо пропускает воздух и ничуть не тяготит в жару. Надев шля-пу с накомарником и широкий пояс, на котором крепилась масса полезных вещей, в том числе рация, длинный нож - мачете для прорубания дороги в зарослях, и литровая фляжка для воды, я вышел в коридор. Для защиты от хищников Алекс захватил для каждого из нас по карабину.
Я спустился в холл гостиницы, где нас ждал Электросемен, которому не требовалась специальная подготовка. Вскоре Петроний и Алекс были готовы к отправлению. Мы с ком-фортом разместились в джипе, достаточно просторном, хоть и битком набитом разным сна-ряжением, и Электросемен вывел машину с гостиничной стоянки. Залив на ближайшей колонке горючего в шесть канистр, висевших по бортам машины (в джунглях заправок-то нет), мы направились по шоссе к окраине Каро, где начинался тропический лес.

Глава 2.
Просека в джунглях

Стоило нам въехать под своды джунглей, как из налетевших туч хлынул ливень. Сна-чала неправдоподобно большие капли шлепали нас по головным уборам, а через минуту - только мы успели натянуть капюшоны курток - полило по настоящему. Тропический ливень, оказывается, имеет очень мало общего с дождем в умеренном климате. Огромные капли - размером с лесной орех - вскоре сливаются в сплошную стену воды, за которой ничего не видно уже на расстоянии нескольких метров. Семен отъехал к обочине шоссе и остановил-ся. Через несколько минут мы почувствовали, что под ногами у нас образовалась даже не лужа, а целое микроозеро - машина-то открытая! Пришлось открыть двери, чтобы слить воду.
Через какую-то четверть часа дождь прекратился, как будто на небе перекрыли кран. Снаряжение наше, хорошо упакованное, совершенно не пострадало, и мы продолжили путь. Дорога тут и там покрылась глинистыми подтеками. Семен вел машину, а мы занялись про-тиркой карабинов - оружие нельзя оставлять влажным.
-Долго нам ехать, Петроний? - спросил я у сотрудника экспедиции.
-Если по шоссе - то двое суток, если по просеке - Петроний показал по карте - завтра к вечеру можем доехать. Я посмотрел: шоссе соединяло полтора десятка поселений и дере-венек, разбросанных вдоль извилистой реки. А вот просека, про которую сказал наш ком-паньон, почти по прямой упиралась в восточный берег озера, где на фактории лесорубов расположился штаб экспедиции Барсукова - наша конечная цель.
-Поедем по просеке! - решил я.
Вскоре Семен свернул с шоссе. Я даже сначала не понял, что мы движемся по просе-ке - высоченные деревья смыкали свои кроны над нашими головами, неба почти не было видно - хоть фары включай. Трава высотой по пояс сгибалась под бампером, шуршала по дну машины, над головами раздавались визгливые вопли: это возмущались нашим вторже-нием мартышки. Раза два или три рядом с машиной что-то падало. Это наиболее разгне-ванные появлением автомобиля хвостатые пытались достать нас с верхушек деревьев какими-то плодами. А один раз в капот попал зеленый волосатый фрукт величиной с кулак. Ветровое стекло забрызгало мякотью, мы ощутили запах гнилого мяса. Да-а, вот поди опре-дели с ходу, что можно есть, а что нельзя в этих джунглях. Наберешь фруктов - а они от рождения воняют. Несъедобные, а то и ядовитые. Просека очень быстро зарастала. Я спросил Петрония, когда ее прорубили - оказалось, менее полумесяца назад. Стволы де-ревьев вокруг нас, перевитые многочисленными лианами, были покрыты мхом и паразити-ческой растительностью. Казалось, невозможно сделать и шагу в сторону от просеки - буй-ная растительность не пустит.
По мере того, как мы все дальше углублялись в лес, нас начали одолевать мошки, ко-мары и москиты. Пришлось опустить накомарник на лицо и побрызгать руки аэрозолем из баллончика, отпугивающим насекомых. После этого, не я стал шарахаться от каждого встречного москита, а москиты - от меня. Хорошая химия!
Поразмыслив, я решил предложить своим знакомым ребятам - Леше, Кате и Юле - присоединиться к нам. Они уже не раз выручали меня в работе, при этом узнавая и откры-вая для себя много нового. Не откладывая дела в долгий ящик, я вытащил рацию и настро-ил ее на Лешин настольный приемник. Убедившись, что Леша дома, я сказал:
-Леше, Юле и Кате завтра в восемь утра прибыть на обычное место. Передал Иван Титанюк из джунглей.
Трава на просеке становилась все выше, два раза наш джип увязал в раскисшем по-сле дождей грунте. Мы выдергивали его с помощью лебедки, укрепленной под передним бампером, цепляя крюк на конце ее троса к близстоящим деревьям. А через два часа доро-ги путь нам преградила сплошная стена ярко-зеленых стеблей высотой в семь-восемь мет-ров. Петроний удивленно поднял брови:
-Две недели назад этого не было... Хотя бамбук растет очень быстро.
Это была трава! Бамбук, как я знал, вырастает в день на полметра, но одно дело - зна-ние из книжек, а совсем другое - увидеть эту травку воочию. Проехать через бамбуковую рощицу было абсолютно невозможно, поэтому мы все взялись за мачете и минут сорок рубили проезд, устилая заболоченный грунт сваленными стеблями. Наконец, путь был сво-боден. Я вступил на последние поваленные бамбучины и вдруг... мои ноги оказались по колено в воде. Я почувствовал, как в правый сапог что-то вцепилось, да так, что глаза от боли полезли на лоб. Поглядев вниз, я увидел болотно-зеленую голову немаленького кро-кодила, пробовавшего мою ногу на зуб.
-Помогите! - заорал я.
Первым на мой крик отреагировал Электросемен. Его карабин оглушительно грохнул над самым моим ухом, хватка тут же ослабла. Сапог остался цел, но синяки получатся знат-ные.
Семен молниеносно забросил карабин за спину и вытащил полутораметрового зеле-ного агрессора из бамбука. Оказалось, что мы завалили стеблями болотину, образовав-шуюся поперек просеки. Электросемен, не долго думая, освежевал трофей и упаковал мясо в мешок.
-Ужин сегодня будет вкусный! - сообщил он.
Мы тронулись дальше. Нога болела.
Около шести вечера Семен остановил джип и сказал:
-Пора разбить лагерь. Через час будет темно.
Мы с Алексом взялись за мачете и вгрызлись в буйную растительность между четырь-мя довольно далеко растущими друг от друга деревьями. Через полчаса место для лагеря было расчищено. Мы убедились, что ни одно из деревьев вокруг нас не треснуло и не сгни-ло, чтобы среди ночи упасть нам на голову, потом Семен с Петронием быстро выжгли пло-щадку, чтобы обезопаситься от насекомых и змей. Когда от травы повалил дым, с дерева свалилась здоровая зеленая с черными полосами змеюка - бушмастер, и исчезла в джунг-лях. Темнота в этих широтах наступает очень быстро, и вскоре единственным источником света вокруг остался наш костер. Семен нажарил шашлыков из крокодилятины. Вышло очень неплохо. А потом мы, не раздеваясь, улеглись спать прямо под открытым небом, развесив гамаки высоко над землей между деревьями. Семен остался сторожить.
На рассвете нас разбудил обезьяний гвалт. Я посмотрел на часы - до восьми остава-лось еще полчаса. Воспользовавшись временем, я привел себя в порядок, нашел мясистую лиану без колючек и рассек ее мачете. Из среза потекла чистейшая вода. Я умылся, про-глотил пару кусков холодной крокодилятины и приблизительно определил наше положение в джунглях. Получалось, что за вчерашний день мы преодолели чуть менее двух третей дороги. Пора было встречать ребят. Я отошел на десяток шагов от лагеря и открыл канал перехода на Землю. Ребята уже мерзли под старым деревом в парке. Я позвал их, и Леша, Катя и Юля живо протиснулись в канал.
-Привет! Как ваши дела? - спросил я. У ребят были зимние каникулы, стоял мороз, на их ботиночках еще не растаял снег. А здесь, даже в свежие утренние часы, температура ниже плюс двадцати пяти не опускалась.
Оказалось, что каникулы проходили довольно скучно и мое приглашение оказалось очень кстати. Алекс подобрал нашим маленьким друзьям комплекты одежды для джунглей, а Семен тем временем пожарил им шашлыков. Я рассказал Леше, Юле и Кате о цели наше-го путешествия, об экспедиции Барсукова, озере Часка и таинственном Проглоте.
-А вашей задачей, ребята, будет наблюдение за поверхностью озера, а также кино- и фотосъемка. - добавил Петроний - Мы уже оборудовали для этого замечательную площад-ку.
-Я умею снимать на видео! - сказал Леша.
-А я - фотографировать. - присоединилась к брату Катя.
-А я тогда буду в бинокль смотреть! - заважничала Юля.
Доев завтрак, мы разместились в джипе, долили в бак горючего и покатили по просеке дальше, сопровождаемые обезьяньими воплями и хлопаньем крыльев потревоженных птиц. Один раз из травы прямо перед бампером поднялось узкое туловище змеи, попытавшейся напугать невиданное урчащее чудовище на колесах. Семен нажал на клаксон, умная змея с ходу поняла, что роли пугающего и пугаемого поменялись, и исчезла в зарослях. Ребята глядели вокруг, раскрыв рты. Любопытные туканы с огромными желто-красными клювами и черным блестящим оперением перелетали за нами с ветки на ветку и оживленно комменти-ровали зрелище пронзительными вскриками. К полудню просека неожиданно кончилась. Перед нами открылась гладь озера Часка.

Глава 3.
Охота началась!

Проехав недолго вдоль берега, сверяясь с картой, Семен точно вывел наш джип к фактории, на которой находился штаб экспедиции Федора Барсукова. Фактория представ-ляла собою окруженную высоким прочным забором группу деревянных строений с больши-ми окнами, крытых в несколько слоев пальмовыми листьями. К самому забору подступали с одной стороны заросли бамбука, а с другой - камыши, буйно растущие вдоль берега. Далеко в озеро выдавался дощатый причал, покоившийся на толстых деревянных сваях. К причалу сейчас было пришвартовано три или четыре лодки и большой катер. Да, охота на проглотов была организована, судя по всему, основательно и неплохо.
Семен затормозил перед воротами и два раза просигналил. Добротные, сколоченные из оструганных толстых досок створки, недовольно поскрипывая, разошлись в стороны, и мы въехали внутрь.
Нас высыпали встречать бородатые могучие лесорубы в брезентовых куртках и раз-номастно одетые участники экспедиции. Видимо, в ожидании нашего прибытия Барсуков решил дать своей команде день отдыха. Начальник экспедиции, долговязый коренастый человек с рыжими волосами в профессорских очках с толстой роговой оправой, подошел ко мне:
-Федор.
Я пожал ему руку:
-Иван. Титанюк. Рад познакомиться. Это Алекс, морской биолог, это мои помощники, Алексей, Юля и Катерина. А это - биоробот Электросемен.
Команда Барсукова быстро и толково разгрузила джип, и мы с Алексом и ребятами были приглашены в столовую.
За крепким чаем Федор рассказал нам, что его экспедиция успела разузнать:
-Мы начали с того, что расположили на дне озера длинный кабель, на котором укреп-лены гидрофоны, улавливающие не только звуки, но и даже малейшие колебания воды. Кроме того, те места, где, по рассказам местного населения, чаще всего видели проглотов, мои люди патрулируют на лодках, оснащенных эхолотами. Это здесь, здесь и здесь. - он показал указкой на карте - У нас эхолоты последней модели, они рисуют не только рельеф дна, но и улавливают в спокойной воде рыбу величиной с карася. А вот, посмотрите, что мы обнаружили.
Четыре дня назад в западной части озера в дне был обнаружен провал неустановлен-ной глубины. Оттуда исходит сильное течение, так что предположение о некоем подземном источнике, питающем и озеро, и реку Язу, полностью подтвердилось. А вот что нам удалось обнаружить днем позже с помощью эхолота.
Барсуков протянул нам несколько цветных распечаток, на которых мы увидели явст-венный силуэт некоего ластоногого животного с длинной шеей и большой головой.
-Это не может быть косяк рыбы?
-Исключено. Косяк бы отобразился в виде отдельных точек. Это что-то достаточно ог-ромное - от головы до хвоста около десяти метров.
Мне стало не по себе. Такое существо (а, наверное, в Часке оно не одно) должно быть очень прожорливо. Чем же оно питается? Планктона в озере нет. Рыбы, правда, много. По берегам иногда отмечаются исчезновения домашней скотины. Зубки, должно быть, у нашего друга проглота многочисленные и острые. Не хотелось бы попасться!
Потом Барсуков показал нам оборудованную на верхушке высоченного дерева, расту-щего у самого среза воды, смотровую площадку, откуда было видно, как на ладони, все озеро Часка. Двое сотрудников экспедиции уже монтировали привезенную нами наблюда-тельную технику: большую видеокамеру, фотоаппарат и зрительную трубу, больше напоми-нающую телескоп.
Этим хозяйством должны были заняться Леша, Катя и Юля. Я вызвал ребят и провел инструктаж:
-Юля, ты у нас самая глазастая. Твоя задача будет самой важной. Ты должна внима-тельно осматривать озеро без зрительной трубы. Как только ты заметишь что-нибудь инте-ресное, наводишь на объект трубу и осматриваешь его с большим увеличением. Потом говоришь по радио, в каком направлении этот объект находится и на что он похож. Направ-ление определяешь по цифрам, мелькающим в правом верхнем углу окуляра. Они обозна-чают азимут направления трубы. А вы, ребята, если что-то обнаруживается, должны за-снять это на пленку. Все ясно?
Ребята покивали.
-Тогда забирайтесь на площадку. Там вам расскажут и покажут, как пользоваться тех-никой. А мы через полчаса отплываем на патрулирование.
Ребята, жаждавшие поскорее взяться за работу, не заставили себя долго ждать. Через пять минут все трое доложили мне по рации, что они на месте. Электросемен поднялся на наблюдательный пост вместе с ними и принялся за обучение. А мы с Барсуковым стали грузить в резиновые лодки необходимое оборудование: гарпуны, ружья, буйки, сети, мотки лески, приманку. Федор решил выманить проглотов из их убежища с помощью брикетов очень заманчиво пахнущего мяса. Если удастся, можно будет добыть одного проглота для океанариума, чтобы поподробнее изучить этого редкого зверя. В том, что проглоты сущест-вуют, уже никто в экспедиции не сомневался.
Барсуков сказал:
-Выходим на патрулирование тремя лодками. Лодкой с позывным "Альфа" командую я, "Браво" - Иван Титанюк, "Чарли" - Алекс. Патрулируем: я - в западном секторе озера, Иван - в северном, Алекс - в южном. Держите двигатели на малых оборотах, тогда не спугнете дичь. Гарпуны и оружие используйте только в случае непосредственной опасности. Иван и Алекс ставят приманки в местах помельче. Удачи всем!
Мы с Электросеменом прыгнули в большую удобную резиновую лодку оранжевого цвета, привезенную нами с базы, и завели мотор. Я с биноклем, карабином и рацией устро-ился на носу, Семен на корме управлял лодкой. Передо мной был укреплен экранчик эхоло-та - маленького приборчика, сходного с сонаром, направляющего ультразвуковой сигнал вниз и в стороны, ловящего отраженный от подводных препятствий звук и определяющего глубину и расстояния до всего, что плавает под лодкой. Сейчас на экранчике было пусто, под нами на глубине десять метров тянулось ровное дно. Изредка в поле излучения эхолота попадала рыбка, тогда приборчик издавал писк. Я осмотрелся: синяя гладь озера, холмы и невысокие горы, покрытые изумрудным ковром джунглей. Обернувшись, я нашел глазами факторию, а в бинокль разглядел дерево с наблюдательной вышкой. Поднеся ко рту рацию, сказал:
-Браво вызывает башню! Юля, это Титанюк. Как у вас там?
-Да, дядя Иван. Леша с Катей осваивают фото-видео, а я высоко сижу, далеко гляжу! Вижу вашу лодку на пеленге двадцать один.
-Молодцы вы у меня. Ну, бдите. Мы сейчас опустим приманку - что-то должно после этого начаться. Конец связи.
Глубина неожиданно уменьшилась до трех метров. Семен остановил мотор, лодка проскользила вперед еще несколько метров и замерла. Мой помощник взял из ящика боль-шой брикет тухлого мяса (для проглота запах должен был быть аппетитный, но для меня - хуже не придумаешь) и аккуратно, почти без плеска бросил его за борт. К приманке был прикреплен рыжий нейлоновый канат с буйком на конце, чтобы мы знали, где она находит-ся.
Покончив с этим, мы стали размашистыми кругами ходить вокруг приманки. Два раза требовательный писк эхолота возвещал о появлении под нами больших рыб - щук, сазанов или сомов, обычных обитателей Часки, но им было далеко до его величества Проглота.
-Альфа, говорит Браво. Приманка сброшена. Прием. - доложил я.
-Гидрофоны на кабеле что-то интересное передают. Будьте готовы к действиям. Ко-нец. - ответил мне Барсуков.

Глава 4.
Его Величество Проглот

И тут до меня с запада долетел отчетливый и громкий всплеск. Озеро в этот день бы-ло спокойное, как зеркало... Вот и началось.
-Говорит башня! По пеленгу двести девяносто два вижу синюю спину и... Хвост! Ныр-нуло! - зазвенел из рации возбужденный голос Юли.
-Браво, он прошел от нашей лодки в полуметре! Плеснул хвостом! Вот это да! На-правляется к вам!
-Заснять успели?
-Успели, дядя Иван! Он идет к рыжему буйку!
Я и сам видел, как нечто огромное с солидной скоростью несется к нашей приманке. На секунду над водой показались глаза золотистого цвета с круглыми зрачками, величиной со среднее блюдце. Блеснули зубы. Ничего себе дракон! Проглот покосился на нашу лодку с пренебрежением: что, мол, делают тут эти малявки? - и нырнул. Эхолот просто разрывал-ся от писка. Да, метров восемь, а то и все десять в длину... Ого! Поплавок сорвался и, рас-пуская усы пены, рванулся по поверхности воды. В нашу сторону! Он идет на нас, видимо, думает, что в лодке у нас есть еще немного мяса. Нет, мясо, конечно, есть, но это МОЕ СОБСТВЕННОЕ мясо! Оно мне еще пригодится!
-По пеленгу триста еще один проглот! - доложила Юля. Я слышал, как Катя с Лешей спорят, какого из проглотов снимать. Семен дал двигателю полные обороты, наша посудина рванулась вперед. Буек резко изменил направление движения, пристраиваясь к нам в киль-ватер. Чудовище высунуло из воды голову и верхнюю часть туловища. У основания длинной шеи проглота вырос бурун. Красивая голова с длинной пастью, похожей на лебединый клюв, глядела на нас с любопытством желтыми глазищами - блюдцами. Тело животного было очень красивого синего цвета с более темной, почти черной спиной. Хвост ритмично работал, под водой угадывались мощные махи ластовидных лап. Проглот не отставал!
-Снимаете?! - заорал я в рацию.
-Так точно! - отозвался Леша - Берегитесь, оно же вас сожрет!
-По-моему, ему просто интересно.
Семен выжал из мотора максимальную мощность. Лодка с ревом неслась вперед, ос-тавляя за собой широкий белопенный след, в котором горделиво возвышалась голова чу-довища. Зверюга обогнула нас с правого борта и теперь шла вровень с лодкой! Ничего себе, силища!
И тут проглот повел себя совершенно неспортивно. Видимо, поддерживать высокую скорость массивному зверю было нелегко. Сделав неожиданный рывок в нашу сторону, чудовище клацнуло челюстями. Из бока нашей надувной лодки как будто выстригли кусок, воздух с шипением вырвался наружу, и мы с Электросеменом полетели в воду. Вода в озе-ре, несмотря на жару, была прохладной - это я почувствовал в первую очередь. Вынырнув, я поднял глаза вверх. Проглот разглядывал меня и улыбался своей жутковатой пастью.
Признаться, я чуть было не ударился в панику. Набрякшая от воды одежда, тяжелый карабин на шее и полные воды сапоги тянули на дно, а сверху со светской улыбкой на меня смотрел дракон озера Часка, великий Проглот собственной персоной. Электросемен камнем пошел на дно, его аварийные баллонеты надуются где-нибудь через полминуты. Я отчаянно заработал руками и ногами, но получалось плохо. Я сбросил карабин, куртку, сапоги. Уже легче.
А Проглот, медленно пошевеливая ластами, спокойно следовал за мной, следя свои-ми золотистыми глазами за неловким трепыханием в озере крохотного создания, для кото-рого вода явно была неродной средой. Обернувшись, я обомлел: Проглот плотно сомкнул челюсти и стал нагибаться ко мне... Громко фыркнув, видимо, от непривычного запаха, чудо - зверь поддел меня своим длинным носом. Толчок был достаточно нежный, меня подбро-сило всего метра на полтора над водой. Проглот пахнул рыбой. Таинственный обитатель Часки, видимо, решил, что с ним наконец хотят немного поиграть. Поняв, что партнер по игре попал в серьезную беду, зверюга решила прийти на помощь. Проглот, в меру своих слоновьих сил соблюдая осторожность, толкал меня к берегу до тех пор, пока я не ощутил под ногами дно. Потом, резко развернувшись, ящер громко вдохнул и канул под воду. Меня толкнула волна.
Пощупав нагрудный карман, в котором должна была лежать рация, я понял, что ос-тался без связи: черная коробочка с антенной покоилась на дне Часки вместе с курткой. Хорошо еще, всплывший со дна Электросемен направлялся ко мне. Запоздалая помощь! Если бы Проглот, вместо того, чтобы помочь мне, вздумал попробовать меня на зубок, я бы сейчас уже представлял собой балласт в его желудке.
В этот момент я услышал далекий хлопок. Над гладью озера, там, где точкой виделась лодка с позывным "Альфа" под началом Барсукова, таяло облачко белого дыма и очень медленно расправлялся в воздухе гигантский оранжевый прямоугольник сети. Кажется, один из Проглотов попался. Неожиданно я ощутил горечь: такое красивое, умное, свобод-ное животное должно жить там, где живет. У Алекса в океанариуме, конечно, ему будет сытно и привольно, но все же гигантский чан с водой - не озеро...
Тем временем, на акватории озера Часка развернулась бурная деятельность. Лодки впряглись в сеть, в которой извивалось что-то громадное и сильное. Плененный Проглот бил ластами и хвостом, но освободиться из прочнейших нейлоновых пут был не в состоя-нии. Лодки взяли свою добычу на буксир и поволокли к фактории. Электросемен, стоявший уже рядом со мной, услужливо протянул мне бинокль. Обе надувнушки, сильно просев кор-мой, тянули уходящие в воду толстые тросы. В оптику я разглядел Федора, что-то говоря-щего в рацию. Наверное, меня вызывает...
-Сеня, передай Барсукову, что мы в порядке.
Из-за уха Семена выползла, раздвигаясь, радиоантенна.
-Альфа, говорит Браво. Мы у берега, все в порядке. Снаряжение на дне. Место я за-сек. Конец связи. - сказал робот своим жестяным голосом.
Мы вылезли на берег и стали ждать. Я скинул одежду и развесил ее сушиться на бли-жайшем мангровом дереве. Через час, когда Алекс на надувнушке пришел забрать нас, вся одежда уже полностью высохла на жарком солнышке. Первый мой вопрос был:
-Ну что? Выловили?
-Поймали. Самка. Восемь с половиной метров в длину, вес - не меньше трех с полови-ной тонн. Живехонькая, никаких ранений не получила. Сейчас сидит в контейнере, придется для нее гидросамолет заказывать.
-Алекс, а что это за зверь? Можешь сказать навскидку?
-Очень похож на плезиозавра, но не плезиозавр. Объем мозга у этой тварюшки раза в четыре больше, чем у любого доисторического ящера. Умнющая, должно быть...
-Точно, Алекс! Ведь тот Проглот, который нашу лодку прогрыз, меня на берег вытол-кал!
-Ну ничего себе! Только дельфины и некоторые киты помогают тонущим.
-Стало быть, Проглоты тоже.
-Кстати, Иван. Ведь они теплокровные. Я нашу пленницу потрогал, а у нее кожа теп-лая. Так что еще вопрос, ящеры они или млекопитающие.
-Да ладно тебе, Алекс! Не забывай, что тунец - тоже теплокровный, хоть и рыба.
-Может быть, может быть. Изучим их поближе, тогда ясно будет.
Тем временем наша лодка мягко ткнулась своим дутым бортом в сваю пристани. Мы выбрались на берег.

Глава 5.
"Муж пришел - вот это номер!"

В большой хижине, окна которой занавесили брезентом, был оборудован неплохой видеозал. Мы с ребятами и Электросеменом сидели там после легкого ужина, просматри-вая кадры, отснятые Лешей во время нашего вынужденного купания в Часке. Вот Прогло-тище набросился на нашу надувнушку, вот я оказался в воде... Леша дал полное увеличе-ние, и на экране появилось изображение моей физиономии, перекошенной ужасом. Как, оказывается, глупо и смешно выглядит человек, пытающийся удрать вплавь от водного обитателя! Но вот Проглот нагнулся ко мне, поддел носом и выбросил на мелководье. Ну что можно испытывать к этой громадной дикой зверюге, кроме восхищения и благодарно-сти!.. А его бедная подруга сейчас сидит у нас в плену... Тоскливо ей, должно быть.
Ребята оживленно обменивались впечатлениями от видеофильма. Катя громко похва-лила Лешу за отлично отснятый материал. Я не замедлил присоединиться к ней: у моего друга, несомненно, имелся прирожденный талант кинооператора. Но тут до моих ушей до-летела реплика Барсукова, брошенная одному из его помощников:
"Сейчас изучим повадки, а потом произведем вскрытие."
Он что, собирается резать Проглотиху?!
В ужасе я обернулся к Федору, сидевшему сзади нас, и тут в зал вбежал Алекс:
-С Проглотихой большие проблемы!!!
-Что такое??? - хором спросили Барсуков, ребята и я.
-Рыбу не ест! Отказывается. Лежит на боку, не шевелится, температура тела понизи-лась на четыре градуса. Боюсь, дело плохо!
Мы все, не сговариваясь, выбежали на улицу и поспешили к открытому наполненному водой вольеру - "контейнеру", предусмотрительно сооруженному сотрудниками экспедиции для содержания там выловленных в озере животных.
При нашем появлении Проглотиха вяло подняла из воды изящную голову на тонкой лебединой шее и с тоской посмотрела на людишек, взявших ее в плен. В наступавших су-мерках ее глаза отсвечивали золотом, но как будто подернулись белесоватой пленкой. Зве-рюга беспомощно лежала на боку на дне мелкого вольера, выставив наружу два ласта и основание хвоста. В мутной воде вокруг ее головы сиротливо плавало несколько разморо-женных рыбин.
-Алекс, это ведь не дельфин и не касатка. Может быть, она ест только живую или свежую рыбу? - предположил я.
-А по-моему, ей просто очень тоскливо... - проговорила Юля, глотая слезы.
-Ну, цирка для развлечения Проглотов мы как-то не предусмотрели! - воскликнул в от-вет Барсуков. Он выглядел, в отличие от нас, весьма довольным.
-Чему это вы так радуетесь, Федор? Уж не тому ли, что если она умрет, ее можно бу-дет спокойно препарировать? - не удержался я от вопроса.
-Дяденька Федор!!! Пожалуйста, отпустите Проглотиху! Ведь она же отсюда, из озера-то, никуда не денется! - Юля заревела в голос.
-Правда, ведь Проглотов можно изучать и в озере! Взять батискаф... - присоединился к нам Леша.
-Ага, чтобы они нам всю сложную аппаратуру перебили, а батискаф утопили! - невоз-мутимо отвечал Барсуков.
-Ыыы! - раздалось из контейнера. Проглотиха, казалось, поняла, о чем идет речь, и решила вставить свое словечко.
-А и правда, чего везти ее через всю Дартию в океанариум, если можно изучить на месте? - высказал мысль Алекс - Тем более, у нас там нет резервуаров с пресной водой...
-Зверюгу не отдам! - заявил категорично в ответ Барсуков и отвернулся, давая понять, что разговор окончен.
-Но она же умрет в неволе!! - воскликнула Катя.
-Девушка, сначала отучитесь в школе, закончите институт, поработайте с мое - а потом будете вступаться за разных там... тварей! Да я десять лет, может быть, ждал этого момен-та!!! - раздраженно ответил Барсуков. Но в этот момент со стороны фактории раздались крики, топот и пистолетные выстрелы.
Мы обернулись и дружно бросились к воротам поселения.
Над воротами в темноте горели два золотых глаза. Снаружи послышались увесистые шлепки об землю. Воздух разорвал громоподобный рык. Затем ворота прогнулись внутрь и угрожающе затрещали.
-Муж пришел! Вот это номер! - прокомментировал за моей спиной Алекс.
Проглот, подняв голову над воротами, еще раз угрожающе рыкнул и несильно (только три бревна сломал) двинул передним ластом в ворота. Между тем, лесорубы, похватав в своих жилищах карабины и винтовки, уже целились в дракона озера Часка. Поняв, что сей-час может произойти непоправимое, мы с Алексом бросились вперед:
-Не стреляйте!!!
Проглот перегнул шею через ворота и негромко попросил:
-Ыыыррр!
Теперь, когда дракон находился на суше, да еще и рядом с воротами, можно было от-носительно точно оценить его размеры. Голова Проглота возвышалась над землей метров на семь. Может, наша пленница - его дочка, детеныш?
Барсуков, раскрыв рот и широко распахнув глаза, уставился на чудо озерное:
-Ничего же себе! Пришел нам ультиматум ставить!
-Федя, давай отпустим-ка сейчас Проглотиху подобру-поздорову! А то мне с этим дру-гом ссориться ох как не хочется! Нам ведь здесь еще жить и жить! - посоветовал Барсукову Петроний.
-Тьфу ты! Ладно, уломали, велеречивые. Алекс, выпускай тварюшку. - Барсуков без-надежно махнул рукой и отвернулся.
Увидев, что толпа от ворот направилась вглубь фактории, Проглот двинулся вокруг нее, вдоль забора, тяжело переваливаясь на своем необъятном брюхе, время от времени порыкивая и не теряя людишек из поля видимости. Но когда он удостоверился, что люди направляются в сторону вольера, где томится его подруга, дракон быстро преодолел рас-стояние, отделявшее его от уреза воды, и бесшумно нырнул в темные глубины озера.
Услышав голос своего благоверного (или папы?), Проглотиха, казалось, вернулась к жизни: она шевелила ластами и хвостом, голова гордо возвышалась на изящно изогнутой шее, глаза сияли. Алекс подошел к мощному рычагу, поднимавшему входную решетку вольера, вздохнул, и со словами: "Ну, плыви на свободу, красотка!", нажал на рычаг. Про-глотиха вытянула голову вперед, взмахнула хвостом, и - только ее и видели!
Барсуков едва слышно сплюнул с досады:
-Ну что, гуманисты, добились своего? Теперь обещаю вам, что завалю центр заявками на сверхдорогое новое оборудование для исследования неизвестных науке зверей! И пусть попробуют отказать!
-Обещаю всячески содействовать выполнению твоих заказов! - заверил я его - А бати-скаф мы к вам сюда на гидросамолете доставим.

...Стояла чернильно-синяя южная ночь. Отливающая алюминиевым блеском громад-ная Луна (у нас она раза в два больше земной и имеет другой цвет) висела у самого гори-зонта, почесывая свой круглый бок о верхушки деревьев - гигантов на другом берегу Часки. Попрощавшись с обитателями фактории, мы с Лешей, Катей и Юлей вышли на дорогу: мне пора было отправлять своих друзей домой. И тут Катя, обернувшись в сторону озера, вдруг воскликнула:
-Ой! Смотрите!
Мы все обернулись. Посередине Часки, на самой лунной дорожке, из воды возвыша-лись две лебединые шеи, одна повыше, другая - пониже. Шеи нежно переплелись в объя-тии...


Часть 6.
Победители тайфуна

Глава 1.
Невероятное явление природы?

Электросемен вошел в мой служебный кабинет с огромной многоцветной "простыней" - распечаткой карты погоды.
-Посмотри, командир, это интересно. - сказал он, расстилая карту на столе. Пододви-нув стул и прихватив свою любимую готовальню с штурманскими инструментами, я углу-бился в изучение документа.
Вот это да!
К западу от Дартии простирается огромный океан, вполне заслуженно называемый Штилевым: в год там случается всего три-четыре более или менее серьезных шторма. У нас даже бытует шутка: пересечь Штилевой вплавь - ничего нет легче! Запаситесь лодкой про-визии и тяните ее за собой.
Секрет в том, что в Штилевом океане почти нет холодной воды, которая охлаждала бы воздух над собой и вызывала бы движение воздушных масс, то есть ветер. Холодный воз-дух, как известно, опускается вниз, а теплый, наоборот, поднимается вверх. А теперь пред-ставьте себе огромную сковородку, центр которой подогревается на огне, а края охлажда-ются льдом. Представили? Тогда вы примерно сможете представить, что творится над зем-ным океаном, простирающимся от Арктики до Антарктики, а в середине подогреваемым экваториальным солнышком. А вот у нас на планете оба полюса находятся на суше, а Шти-левой океан целиком простирается в относительно теплых широтах. Хотя и здесь зимой, особенно у берегов Дартии, много айсбергов: с гор в океан сползают многочисленные лед-ники. Правда, айсберги в Штилевом долго не живут: неделя-другая - и ледяная гора тает.
И вот, на карте погоды я увидел нечто совершенно невероятное: неподалеку от наших берегов в открытом океане зародился шторм. И даже не шторм, а чудовищной силы ураган! Скорость ветра, указанная на карте, была около 160 километров в час - на гораздо более бурной Земле такие ветра дуют лишь в Антарктиде. С чего бы вдруг? Я посмотрел на ог-ромное колесо зародившегося стихийного бедствия, померял расстояние до берегов Дартии и понял, что ураган достигнет их через неделю при той же скорости продвижения. А учиты-вая дурные наклонности ураганов и их непостоянную скорость, это время может сократить-ся и до четырех-пяти дней. Нужно было что-то срочно предпринимать. Я поднял телефон-ную трубку и набрал номер.
Мой шеф, Вальтер Ильинталь, был на месте. После третьего гудка он ответил:
-Алло. Служба спасателей.
-Шеф, это Титанюк говорит. Ты видел карту погоды над Штилевым?
-Нет, еще не успел. А что там?
-Ураган страшной силы. Будет у наших южных берегов в лучшем случае через неделю, в худшем - через четыре дня. Нужно что-то делать.
-Быть не может!!! Там же никто не готов к урагану. Все живут в легких домиках! Их про-сто слизнет, как корова языком! Вот что, Иван. У нас в девятнадцатом ангаре есть дири-жабль. Ставлю задачу: вы с Семеном берете его и летите выяснить, что произошло и поче-му образовался ураган. Сколько человек еще назначить вам в помощь?
-Никого не надо. У нас прекрасный экипаж.
-Тогда поторопись! Можешь себе представить, сколько жертв будет, если ураган дой-дет до берега?! Нужно срочно высыпать на его центр побольше углекислоты.
Я связался по телефону с девятнадцатым ангаром и распорядился, чтобы дирижабль заправили, подготовили к полету и подвесили под него три контейнера с углекислотой для разгона туч и облаков.
Мои старинные друзья и помощники, Леша, Катерина и Юля, хоть и были как раз сво-бодны от школьных занятий, не могли мне помочь: предприятие нам предстояло достаточно опасное. Я искренне сожалел об этом: помощь моих ребят в полете на бомбардировку ура-гана была бы поистине неоценимой.
Потом мы с Электросеменом направились в девятнадцатый ангар. Это было самое громадное сооружение на всей нашей авиабазе, носящей странноватое имя Малые Беге-мотники. В длину и в ширину ангар имел по триста метров, а надутая гелием легкая крыша, похожая на матрац, парила в головокружительной вышине, в сотне метров от ровного бе-тонного пола. Крыша надежно защищала от дождя, снега и ветра тот уникальный летатель-ный аппарат, который хранился в этом грандиозном ангаре.
Я всегда с любовью и уважением относился к дирижаблям, гигантским летательным аппаратам, использующим для полета не подъемную силу крыльев, а легкий газ, всплы-вающий в атмосферном воздухе, как щепка в воде. В результате огромная конструкция парит в воздухе, как перышко, не затрачивая полет ни калории.
Дирижабль "Хвостокол" был спроектирован и построен инженером Андреем Редьки-ным с использованием самых последних достижений аэродинамики и материаловедения. В отличие от своих родственников начала двадцатого века, "Хвостокол" имел не сигарообраз-ную, а ромбовидную форму, при виде снизу, действительно, напоминая ската - хвостокола. Вдоль короткой диагонали ромба располагалась мощная решетчатая ферма, к которой крепились кабины экипажа, двигатели с большими винтами, заключенными в кольца, а так-же узлы для внешней подвески грузов. К ним сейчас и подвешивались с помощью мощных лебедок продолговатые огромные баки с тоннами углекислоты. Сзади на ферме располага-лось большое вертикальное оперение с рулем поворота, а примерно посередине высился обтекаемый горб, в котором помещался мощный радиолокатор.
Поперек конструкции, образуя силовые элементы гигантского крыла размахом около ста семидесяти метров, тянулась крепчайшая балка, к которой на концах крепились трубы с мощными вентиляторами, включив которые, можно было заставить "Хвостокола" развер-нуться на месте или накрениться - так называемые подруливающие устройства.
А между силовой фермой и поперечной балкой в легчайшей мягкой оболочке из синте-тической ткани - майлара - помещались мягкие емкости, заполненные смесью летучих газов, гелия и водорода. Именно эта смесь и держала "Хвостокола" в воздухе.
Основной бедой ранних дирижаблей была их пожароопасность - водород, которым их наполняли, было легко добыть, залив железные опилки кислотой, но от малейшей искры этот газ был готов вспыхнуть. От пожаров погибло немало дирижаблей, в том числе и са-мый большой аппарат этого типа - немецкий "Гинденбург", возивший пассажиров и грузы через Атлантику. Чтобы избежать пожаров, конструкторы решили наполнять дирижабли инертным газом гелием, который не горел. Но здесь возникли другие проблемы: во-первых, гелий создавал на одну десятую меньше подъемной силы, чем водород того же объема, а кроме того, газ этот встречался в природе достаточно редко и был весьма дорог. Чтобы частично преодолеть эти проблемы, было решено смешать гелий и водород в равных про-порциях: такая смесь не горела, давала большую подъемную силу и стоила гораздо дешев-ле чистого гелия.
Для того, чтобы уменьшить подъемную силу и заставить дирижабль снизиться, можно воспользоваться двумя путями: либо увеличить плотность несущего газа, либо охладить его. Обычно между газовыми емкостями помещали эластичные мешки - баллонеты, закачав в которые воздух под давлением, можно было бы сжать несущий газ, увеличив его плот-ность, после чего дирижабль начинал бы спуск. На нашем "Хвостоколе", кроме баллонетов, имелась еще эффективная система подогрева и охлаждения несущего газа, благодаря которой небесный скат мог совершать быстрые вертикальные перемещения, недоступные для его собратьев начала двадцатого века.
И наконец, большим достоинством "Хвостокола" являлась возможность создавать подъемную силу в поступательном полете: воздух, обтекая плоский ромб корпуса дирижаб-ля, похожий на крыло самолета, дополнительно поддерживал аппарат. В результате можно было нести более тяжелую полезную нагрузку.
И вот на этом чуде техники нам предстояла схватка со взбесившимся океанским ура-ганом. Я с уважением поглядел на простершего над нами свои оранжевые крылья "Хвостокола": величие и мощь аппарата внушали мне даже некоторую робость. И еще - радость, от того, что эта громадная огненно-рыжая машина, подчиняясь нам, глядишь, и спасет юг старой доброй Дартии от смертельно опасного бедствия...
Обслуживающий персонал включил систему охлаждения несущего газа, и "Хвостокол" начал плавное бесшумное снижение в огромном пространстве ангара, не вызвав ни ветер-ка, ни даже движения воздуха. Из носовой и хвостовой частей, а также с концов крыла сви-сали толстые тросы - гайдропы. По мере снижения аппарата гайдропы наматывались на мощные лебедки, укрепленные на полу. Я невольно сравнил дирижабль с маневрирующим на земле тяжелым самолетом: ревущим, стремительным созданием... Да. Стихия самолета - все же земля, с которой он иногда поднимается в воздух. А вот стихия дирижабля - воздух, из которого эта тихая гигантская машина иногда нехотя опускается, касаясь земли. Чудо, да и только...
А тем временем двери - жалюзи девятнадцатого ангара медленно поехали в стороны, открывая "Хвостоколу" путь на волю. Пора было приниматься за новую работу.

Глава 2.
Неожиданное нападение

...Пассажирская гондола дирижабля висела в полутора метрах от пола ангара. Назем-ный персонал приставил к входному люку легкую стремянку и мы с ребятами и Семеном взошли на борт. Внутри гондолы было на удивление уютно и просторно. Я сам еще ни разу не летал на "Хвостоколе", поэтому внутреннее расположение гондолы дирижабля было мне в диковинку. В кабину пилотов вел коридор, за кабиной располагался туалет, душевая ком-ната (вот это да!!!), камбуз с электрической плитой, восемь небольших кают, напоминающих четырехместные поездные купе, и посты наблюдателей и бортинженера. Удобные иллюми-наторы треугольной формы, расширяющиеся книзу, обеспечивали приличный обзор вниз и в стороны. Я разместился в одной из пассажирских кают и кратко объяснил командиру ди-рижабля Андрею Редькину и своему верному Электросемену задачу, поставленную перед нами Ильинталем. Сам я должен был обеспечить связь и координацию наших действий со штабом спасателей - мое место было за клавиатурой связного терминала, Электросемен получил в свое веденье радар, а также весьма полезную в нашей ситуации систему видео-наблюдения. Редькин же занял командирское место в пилотской кабине. Семен связался по радио с наземными службами, доложил о готовности к полету, и приказал освободить гайд-ропы. Почувствовав свободу, "Хвостокол" стал медленно всплывать. Андрей нажал педаль, разворачивая аппарат носом к открытым воротам. Подруливающие устройства отозвались еле слышным гудением. Потом заурчали главные двигатели, и мы потихоньку выплыли из ангара под прозрачно-голубое небо. Даже не верилось, что где-то впереди, далеко за гори-зонтом, бушует ураганный ветер...
Поднявшись на высоту восьми километров, "Хвостокол" выровнялся и устремился кратчайшим путем к центру урагана, который еще иногда называют "глазом". При виде сверху ураган представляет собою гигантскую - до тысячи с лишним километров в попереч-нике - облачную спираль, вращающуюся против часовой стрелки. Непроницаемые для сол-нечных лучей тучи скрывают под собою массы холодного воздуха, несущиеся по кругу с огромной скоростью. Ветер "состригает" верхушки волн, наполняя воздух мириадами мель-чайших брызг. Невысокие, но мощные и резкие волны ходят во всех направлениях, и горе тому судну, которое окажется в этой водяной толчее. А в "глазе" урагана ветра почти нет, небо свободно от туч, но волны, которые обретают свободу и не размалываются ветром в пыль, начинают достигать высоты пятиэтажного дома!
Во время Второй Мировой войны встреча американской эскадры мощных и достаточно современных боевых кораблей с тихоокеанским ураганом - там их называют "Тайфун", от китайского словосочетания "Тай-Фу", "Сильный ветер" - окончилась весьма плачевно. Три эскадренных миноносца перевернулись и пошли ко дну почти со всеми экипажами, а с па-луб авианосцев, как песчинки, смыло полторы сотни многотонных самолетов. Человеческие жертвы и повреждения кораблей были огромны. Два авианосца и крейсер вынуждены были покинуть район боевых действий и отправиться в родные гавани для капитального ремонта.
Как же бороться с ураганом? В середине двадцатого века ученые выяснили, что неко-торые вещества, например, углекислота, способны "собирать" витающий в воздухе водяной пар в тяжелые капли. Этот процесс называется конденсацией. Как известно, облака и тучи состоят из водяного пара, а когда этот пар конденсируется - проливается дождь. Задача нашего экипажа была рассеять над ураганом несколько тысяч килограммов замороженной углекислоты - сухого льда, знакомого всем любителям мороженого, ведь именно с ее помо-щью мороженое остается холодным даже в самый жаркий день - в гранулах, мельчайших кусочках, которые, влетая в облака, испаряются и вызывают там конденсацию влаги. Ведь испарение вызывает охлаждение, а оно, в свою очередь, заставляет пар в облаках превра-щаться в дождевые капельки! Когда над областями урагана, где дуют самые сильные вет-ры, рассеются тучи, пролившись вызванным нами дождем, эти области прогреет солнце и заставит ветер уняться. Ураган тут же потеряет свою силу, и тогда до побережья континента дойдет, в худшем случае, лишь череда холодных дождевых шквалов, совершенно неопас-ных для местного населения.
На экране радара передо мной открывалась величественная картина огромного коле-са из туч, чей диаметр составлял более шестисот километров. Работа нам предстояла сложнейшая и долгая. В наушниках то и дело раздавалось потрескивание: внутри урагана, уже получившего название Семен в честь моего верного помощника, бушевали грозы. Мол-нии создавали радиопомехи.
Через пять часов полета мы вышли на исходную позицию для начала сброса углеки-слоты. Редькин сниизился до четырех километров. Я посмотрел в иллюминатор: под нами расстилалась сплошная грязно-серая пелена мчащихся облаков, сверху сияло солнце, ук-рытое золотистой дымкой. Мне стало не по себе: плотные тучи то и дело пронзали ослепи-тельные шнуры молний. "Хвостокол" стало ощутимо бросать из стороны в сторону: даже высоко над ураганом атмосфера была очень неспокойна. От радара и радиостанции было совсем мало толка: в наушниках шипело и грохотало, а экран передо мной покрылся сплошной засветкой. Атмосферное электричество слепит радары. Определив наши коорди-наты по-старинке, с помощью секстанта и хронометра, я удостоверился, что пора начинать работу, и отдал соответствующее распоряжение в кабину. За "Хвостоколом" растянулся тихо шуршащий белый след гранулированной углекислоты, исчезающий в тучах...

***
...-Нихтс гут! Доннерветтер!!!- проворчал человек, не покидавший своего поста на верх-нем уровне высокой башни, отливавшей черным вулканическим стеклом. Небо над соору-жением голубело, сформированный столь титаническими усилиями грандиозный ураган ушел на север. Его создатель, ласково улыбаясь, наблюдал на экране радара, как спиралевидный монстр копит силы, начиная жить собственной жизнью, как крепчает ветер, как набирают скорость тучи. И вдруг над ураганом показалась яркая точка, за которой стал медленно растягиваться широкий шлейф чистого неба! Еще немного - и ураган, долгожданное детище его, профессора Герхарда Цайтеля, будет разрушен и превратится в заурядный штормишко, который через сутки - другие просто рассосется в просторах Штилевого океана... Что еще придумали эти дуралеи из Дартии?! Надо немедленно устроить им решительный окорот, чтобы знали свое место! Букашки!!!
Профессор оторвался от экрана своего радара и прыгающей нервной походкой напра-вился к большому пульту, находившемуся в другом конце зала.
-Эрих!
-Я, герр профессор!
-Готовь "Нибелунг" к пуску!..

***
...Наш экипаж уже десятый час кружил над тучами, посыпая их шелестящими кристал-ликами. Последний из трех углекислотных баков был уже наполовину пуст, а сзади, там, где мы только что пролетали, тучи заметно редели, раз или два я замечал в их разрывах дале-ко внизу бушующее море. Радар уже вполне сносно работал, грозы прекратились, ураган на глазах слабел и умирал, распадался. Редькин сообщил нам, что он меняет курс для того, чтобы обследовать северные границы южного континента нашей планеты, называемого Зюйдландией, место зарождения урагана. Мы одобрили это решение: возникновение столь грозного и редкого для нашего мира природного явления все еще оставалось полной загад-кой. Я оторвался от экрана радара и с удовольствием вытянул затекшие ноги, как вдруг в динамиках громкой трансляции зазвучал тревожный сигнал. Я вытаращил глаза: к дирижаб-лю стремительно неслась самая настоящая зенитная ракета! И тут раздался взрыв, и я почувствовал, как в вихре обломков неудержимо валюсь вниз.
Хорошо, что Редькин настоял на том, чтобы все мы надели парашюты! Я увидел стре-мительно удаляющийся "Хвостокол", в гондоле которого зияла черная уродливая пробоина. В нее-то я и выпал! За аппаратом тянулся редеющий дымный след... После этого я прова-лился в серый саван облаков и отчаянно дернул кольцо парашюта на левом плече. Желтый прямоугольный купол с оглушительным хлопком раскрылся. Пробив облака, я всмотрелся и увидел далеко на юге серую полоску зюйдландского берега. Если хватит сил, то можно и уцелеть, доплыв туда...

Глава 3.
Жертвы собственного самоуправства

...Сидение дома в майские праздники - занятие абсолютно неправильное, особенно для школьников. Леша прекрасно понимал это, но сестра Катя непонятно где умудрилась заболеть скарлатиной, ее положили в больницу. Лешу и Юлю заразная болезнь обошла стороной, но ребята очень переживали за Катю, им не хватало ее общества, а в больницу к ней не пускали. Навигатор Иван Титанюк тоже куда-то запропастился в самое неподходя-щее время.
После очередной передачи Кате в больницу Леша с Юлей, не сговариваясь, направи-лись в старинный парк, где в дупле старого дуба открывался канал перехода в Дартию. На душе у ребят было тоскливо: оба чувствовали, что дела идут плохо не только у них.
По пути разговоры почти не клеились; но, добравшись до заветного дупла, Леша и Юля ощутили совершенно неуместный в центре города аромат близкого моря... Выходит, канал был открыт! Юля заглянула в дупло первой и тут же позвала своего друга: в глубине черного провала голубела морская даль!

...Ребята выбрались из канала возле известного им дельфинария. Довольные жизнью сытые белухи по-прежнему гоняли мячик у себя в загончике, а когда Леша с Юлей проходи-ли мимо бассейна, в котором жил дельфин Влас, он приветствовал их оглушительной трес-котней, а потом прошелся на хвосте по поверхности воды, обдав ребят брызгами.
Но вот из людей Леша с Юлей не встретили никого. Отсутствовал даже директор дель-финария Алекс. Административное здание было безнадежно заперто, на стоянке не было ни одного автомобиля. Позвонив и поколотившись в дверь директорских апартаментов, ребята окончательно впали в уныние. Настроение не улучшала еще и белесая дымка, затя-нувшая небо на юге и делавшая солнечный свет призрачным, размытым.
-Ума не приложу, где все? Куда подевались? - пожала плечами Юля.
-Ты у меня спрашиваешь?! - парировал Леша - Да-а-а... И телефона нет, спросить не у кого, что у них тут происходит. Что-то ведь явно не так.
-Помнишь, как отсюда добраться до аэродрома?
-Ну... примерно. Вон туда, вдоль берега километров двадцать-двадцать пять. - Леша показал рукой.
-Точно?
-Точно, Юль. А что, ты предлагаешь выйти на шоссе и попросить кого-нибудь подвезти нас?
-Нет, я предлагаю одолжить вон тот катер. Управлять им, по-моему, гораздо проще, чем машиной.
-Ну ты скажешь! Я же ни разу...
-Так стоит попробовать! Ты же у нас в технике прекрасно разбираешься!
-А в навигации зато ни бум-бум!
-А зачем быть бум-бум, если мы собираемся проплыть всего двадцать километров вдоль берега? Поехали, Лешенька! Ну пожалуйста! Вдруг дяде Ивану нужна наша помощь?
Подзуживания младшей подружки возымели на Лешу действие. Большой катер с про-сторной надстройкой и командирской рубкой, казалось, звал ребят к себе, покачиваясь на легкой зыби у бетонного парапета. Решившись, Леша смело двинулся к плавсредству:
-Ну что ж, попробуем!
Быстро разобравшись с приборами в рубке, Леша первым делом проверил, сколько горючего в баках - оказалось, полная заправка. Юля тем временем спустилась в жилые помещения, где обнаружила четыре просторные каюты и небольшой салон. В этот момент ее друг в рубке повернул на пульте ручку зажигания - в отличие от автомашины, двигатель на катере запускался без всякого ключа. Мощный дизель запустился с первой попытки и приглушенно заурчал на холостых оборотах. Леша позвал Юлю и приказал ей:
-Отдать швартовы!
Юля быстро отвязала два ярко-синих нейлоновых каната, державших катер у парапе-та. Леша повернул небольшой лакированный штурвал и передвинул рукоятку управления мотором на два деления вперед. Судно быстро разогналось и, распуская усы белой пены, устремилось в море.
Леша прекрасно помнил, что из здания аэровокзала в Малых Бегемотниках море пре-красно видно. Стало быть, и аэропортовские сооружения с моря должны быть видны. Нужно было просто отплыть подальше в море, взять бинокль... А кстати, где бинокль? Пусть Юля поищет! И сориентироваться по башне диспетчерского пункта.
Катер быстро удалялся от берега, вскоре низкий берег уже казался лишь коричневатой полоской у горизонта. Как ни всматривался Леша, он уже не мог разглядеть бетонный пара-пет - причал дельфинария. Впереди же не было заметно никаких сооружений, хоть отда-ленно напоминавших строения аэропорта.
-Юля, кончай отдыхать! Найди бинокль и иди сюда! - капитанским тоном зычно распо-рядился Алексей. Из надстройки в ответ донесся приглушенный грохот: Юля, видимо, что-то случайно обрушила. Девочка появилась в рубке с вытянувшимся личиком:
-А биноклей-то нету!
-Посмотри здесь, в яшиках и рундуках. - Леша тоже был встревожен, но уже по другой причине: погода стремительно портилась. Белесая дымка сгущалась все сильнее, вскоре и в бинокль берега будет не разглядеть. На мостике есть экраны радиолокатора и эхолота. Если с эхолотом Леша примерно знал, как обращаться, то радар представлял для него пол-ную загадку...
-Нашла! - Юля толкнула друга в бок локотком. Она сжимала в руке мощный бинокль.
-Юлич, лезь-ка на крышу рубки и осмотри горизонт. Найди на берегу аэропорт!..
Леша уже понимал, что они влипли по самые уши в очень неприятную историю: види-мость ухудшилась настолько, что береговой полосы было не разглядеть. Единственная надежда оставалась на то, что Юля обладала очень острым зрением.
Девочка послушно забралась по узкому трапу на крышу рубки и поднесла к глазам би-нокль.
-Лешенька, ничего не вижу! Туман сгущается!!!
Единственными ориентирами для ребят оставались бледно просвечивающий сквозь пелену солнечный диск да магнитный компас на приборной панели катера. Юля, презрев страх, до рези в глазах вглядывалась в дымку в том направлении, где остался берег. Леша включил эхолот, но когда прибор показал, что под килем - полтора километра воды, решил выключить его: мальчику стало не по себе от сознания того, какая бездна простирается под его ногами. И тут прямо по курсу суденышка из мглы выросла увенчанная белым гребнем волна. Катер с глухим "БУМММ" воткнулся в нее носом, струи воды устремились на полубак, брызги залили лобовое стекло рубки. Палуба вздыбилась, чтобы не упасть, Леша уцепился за штурвал и крутанул его. Сверху донесся визг и грохот: Юля не удержалась и упала на палубу.
Быстро вниз!!! - крикнул ей Леша. Девочка, мокрая и взъерошенная, белкой слетела вниз по трапу и виновато сообщила:
-Бинокль утоп...
-Иди в каюту. - стараясь сохранять спокойный тон, распорядился Алексей. Он не хотел сообщать девочке, что не догадался запомнить курс, которым шел их катер, и окончательно потерял ориентировку. Теперь оставалось держать катер носом к волне, чтобы не опроки-нуло, и ждать, когда погода улучшится. Но она, похоже, и не думала улучшаться: небо затянуло тучами, задул холодный порывистый ветер. Катер качало все сильнее. Леша выбрал направление и отважно правил на юг, хотя и видел перед собою только густо-фиолетовые темные тучи. Волны становились все выше и злее, временами катер нырял в них, тогда вода доходила до остекления командирской рубки. Брызги через люк в крыше попадали внутрь, Лешина рубашка и джинсы вымокли. Мальчику становилось холодно и страшно. Юля скрылась в каюте: ее, видимо, вновь одолевала морская болезнь. Вскоре тучи затянули весь небосвод, завыл ветер, видимость начала стремительно ухудшаться. Казалось, наступает вечер: дневной свет стал тусклым и рассеянным, стекло рубки сплошь залили поднявшиеся брызги, по крыше забарабанил сильный ливень, немедленно затопивший кормовую открытую палубу катера. Леша едва успел задраить верхний люк. Ветер постоянно менял направление, раскачивая суденышко. Пока катер стоял у причала, он казался совершенно неуязвимым для стихии, но сейчас Леше казалось, что он находится на крохотной скорлупке, увлекаемой куда-то шаловливым весенним ручьем. Хорошо еще, мощный дизель работал без перебоев, как ни в чем не бывало.
Волна ударила в борт, катер чуть не перевернуло. Указатель крена зашкалило на три-дцати пяти градусах. В боковых окнах рубки Леша с ужасом увидел бутылочно-зеленую толщу воды. С трудом развернув ставший неподатливым штурвал, Леша направил судно навстречу следующей волне. Вода накрыла катер, пробежала по нему до самой кормы, но перевернуть не смогла! Переведя дыхание, Леша торопливо сорвал со стены ярко-оранжевый спасательный жилет и натянул его прямо поверх мокрой рубашки и курточки. Затем, перекрывая рев ветра и воды, заорал в каюту:
-Юля!!! Иди сюда!!! Одень жилет!
В дверях каюты показалось бледное до зелени лицо отважной Лешиной спутницы:
-Чего одеть?
-Спасжилет!
Леша протянул ей оранжевый плоский мешок. Юля последовала Лешиному примеру и натянула его через голову. Жилет почти не мешал ходить и свободно двигаться, а из инст-рукции, написанной на нем крупными буквами, стало ясно, что в случае падения в воду он надуется автоматически.
-Плохо мне, Леша! Тошнит - не могу больше!!! Давай выбираться отсюда. - жалобно попросила Юля. Леша и сам был бы рад выбраться из шторма, но это оказалось не так-то просто сделать: стрелка компаса гуляла по картушке, очень точно показывая погоду на Марсе. Юле показалось, что слева по курсу горизонт светлее, чем справа, и Леша направил катер в ту сторону. Оказалось, что девочка права: через несколько минут дождь прекратил-ся, да и волны стали заметно менее злыми. Только от магнитная стрелка продолжала вра-щаться, как заведенная. "Мы попали в магнитную бурю!" - догадался Леша. Юля, тем вре-менем, позеленела окончательно.
-Пусти на корму! - с трудом проговорила она. Оглянувшись вокруг, Леша увидел, что на округлых спинах волн уже играют солнечные блики. Кажется, опасность миновала. Маль-чик повернул колесо дверного запора и открыл Юле дверь на корму. Девочка молнией вы-скочила на палубу. Она не учла того, что морская болезнь лишила ее сил. Когда катер кач-нуло на набежавшей волне, ее кроссовки поехали по мокрому палубному настилу, и даже не успев испугаться, Юля полетела кувырком в воду. Леша этого не заметил, так как был занят тем, чтобы удержать катер на курсе. Девочка пыталась кричать, но ничего из этого не вы-шло кроме того, что она чуть не захлебнулась. К счастью, спасжилет с шипением надулся и приподнял Юлину голову над поверхностью воды. По крайней мере, утонуть ей теперь не грозило. Катер, тем временем, растаял в волнах. Юля заплакала...

Глава 4.
Черная башня

...Волны играли с Юлей, как с мячиком. Девочка никогда и в страшном сне не могла представить себе, что мирная водичка, послушно льющаяся из крана или сонно текущая в речке сквозь камыши, может вдруг обрести такую чудовищную силищу. Хорошо еще, океан был достаточно теплый, и умереть от переохлаждения Юле пока не грозило. От бешеной круговерти, полетов с верхушки на верхушку волны, сильно кружилась голова, хорошо хоть жилет не позволял наглотаться противной морской солености. Над головой Юли неслись серые тучи. Через некоторое время, показавшееся юной путешественнице долгими часами, девочка отметила, что ветер стихает, а тучи заметно редеют. На верхушках волн перестали вскипать белые барашки. Вскоре через покров туч прорвались желтые лучи послеполуден-ного солнца. Страх потихоньку стал отпускать. Юля огляделась, насколько это позволяли высокие волны, то и дело закрывавшие горизонт. Она находилась совершенно одна посре-ди безбрежного океанского простора, где не было видно ни кораблика, ни дымка, ни точки. И ведь еще несколько часов назад она сидела у себя на уютной кухне, пила чай с тортом... При мысли о еде Юлю замутило... Вот ведь, приключений захотелось! Получи, Юленька, по полной программе! Прежде чем сунуться куда-то, следует подумать, как будешь оттуда выбираться. Ведь в этом треклятом океане, наверняка, водится масса всяческой крупной живности, и далеко не вся она - дружески настроенные дельфины. Сама же видела, когда с дядей Иваном на батискафе погружались, какие чудища внизу плавают! Акула-молот, вон, одна чего стоит! Пасть - как форточка...
Ма-а-а-а-мочки-и-и-и!!! - заревела Юля в голос.
Неприятности не заставили себя долго ждать. Среди монотонного шума волн до де-вочки долетел далекий, но вполне различимый всплеск. А за ним - еще один. К Юле на-правлялся кто-то голодный с явной целью перекусить. И кто-то очень немаленький. От под-водного движения неведомой твари в воздух взлетали фонтаны брызг. Потом волны разре-зал высокий антрацитово-черный плавник. Отчаянно закричав и забившись, Юля попыта-лась плыть, но в неуклюжем жилете это получалось достаточно скверно. И тут морское чудище снизило скорость и показало огромную округлую морду с улыбающейся пастью, усеянной ровными белыми зубищами. Юля замерла.
Неужели это...
Кит - касатка приблизился к перепуганной девочке и нежно ткнулся в резину жилета своим мягким носом. Спинной плавник приветственно свернулся в трубочку. Зверь оглуши-тельно фыркнул.
-Здравствуй, Орочка! Спаси меня, милая... - Юля, насколько хватило рук, обняла ги-гантскую пахнущую рыбой и йодом голову ученой касатки Орки - спасательницы из команды океанолога Алекса. Зверюга нежно взяла в зубы длинный страховочный фал, змеившийся вокруг Юли и намертво привязанный к поясу ее жилета. Два взмаха черного горизонтально-го хвоста - и вот уже девочка оседлала спину Орки. Касатка понеслась вперед.

...Леша на катере третий час утюжил море. Он уже давно потерял всякое представле-ние о том, где находится; земли в пределах видимости не наблюдалось, горизонт был чист. Единственным Лешиным желанием было отыскать Юлю. Как ее угораздило выпасть за борт?! Катер прыгал на унимающихся волнах, в солнечном свете море весело зеленело. Ярко - желтый Юлин жилет можно было заметить издалека, но как мальчик ни вглядывался, кроме волн ничего не замечал...

***
...В отличие от Юли, Иван Титанюк спасательного жилета не одел, оставив его висеть на спинке своего кресла. Поразительная недальновидность! Приводнившись, навигатор отстегнул парашют и поплыл по направлению к замеченной им в отдалении полоске зюйд-ландского берега. Постепенно ему пришлось избавиться от верхней одежды, которая мгно-венно пропиталась водой и стала тянуть ко дну. За ботинками последовали тяжелый на-брякший китель и брюки. При себе Иван оставил только небольшую непромокаемую сумоч-ку с самыми необходимыми вещами - "набор путешественника". А берег, казалось, и не думал приближаться. Несмотря на то, что навигатор был неплохим пловцом, силы его поти-хоньку стали иссякать. Вечерело, вскоре начнет холодать. Руки и ноги деревенели от уста-лости, бороться с волнами становилось все трудней. Титанюк плыл механически, стараясь не думать о том, сколько еще осталось до заветного берега. И когда, наконец, под ступнями зашуршал песок, навигатор понял, что встать на ноги он уже не в состоянии. Волна вынесла его безвольное тело на пляж...

***
...Волны были нипочем Орке. Удобно устроившись за спинным плавником касатки, Юля начала даже испытывать удовольствие от скоростной скачки по океану. Лишь одна неприятность - холод от намокшей одежды - донимала девочку.
Первое, что Юля увидела на горизонте, было поднимающееся, казалось, из самой глу-бины океана черное остроконечное сооружение, напоминавшее палец или зуб, уставленный в небо. Вскоре Юля заметила полосу низкого сероватого берега. Огромная башня росла из песка неподалеку от уреза воды.
Вскоре касатка замедлила движение и с оглушительным "ФРРР!" выпустила из дыха-тельного отверстия на затылке фонтан теплых брызг. Все, мол, мое задание выполнено, дальше давай сама, дорогуша. Юля от души поблагодарила свою спасительницу и нежно погладила Орку по плавнику. В ответ плавник изогнулся в знак вопроса. Девочка соскольз-нула с Оркиной спины и в несколько гребков достигла пляжа. Когда она обернулась, касатки уже и след простыл.
На пляже Юля разоблачилась и выжала насухо свою одежку. Выпустив воздух из жи-лета, девочка аккуратно сложила его и спрятала под большим песчаниковым валуном, вы-сившимся неподалеку. В объемистом герметичном кармане жилета, который она не отва-живалась открыть во время своих злоключений, Юля обнаружила большую плитку отменно-го шоколада и вкусные ржаные сухари. В другом отделении обнаружилась фляжка с водой. Наевшись досыта и попив, девочка почувствовала себя бодрой и готовой к новым подвигам. То, что она чуть не утонула в океане, уже казалось скорее не страшным, а скорее просто интересным эпизодом. Взобравшись на валун, Юля огляделась по сторонам. Естественно, что гигантский черный уставленный в небо палец, на поверку оказавшийся высоченной башней, сразу привлек все ее внимание. Девочка поспешила к ней: башня была явно руко-творного происхождения. Стало быть, внутри должны быть люди!
Башню опоясывал едва заметный, наполовину присыпанный песком трос или провод. Когда Юля аккуратно переступила через него (она уже знала, что от проводов, лежащих на земле, ничего хорошего ждать не приходится), где-то в башне едва слышно зазудело. Из-за угла показался здоровенный детина в черном комбинезоне, небрежно сжимавший в руке автомат.
-Хальт! Хенде хох! Ти кто, протифний дефтшонка?!..
Учить Юлю бегать и прятаться было не нужно. Если бы где-нибудь в мире проводился чемпионат по пряткам, девочка явно была бы в числе призеров. Показав верзиле язык, Юля в один прыжок перескочила провод, перекатилась за валун, змейкой стекла под его защиту, в момент нашла самый темный закоулок и нырнула туда, сжавшись, затаившись и почти не дыша.
При игре в прятки с вооруженным здоровяком важны не только навыки убегания и мас-кировки, но и крепкие нервы. Когда черный вражина показался в поле зрения, Юля вообще забыла, как дышать, и даже глаза зажмурила: иначе чем-нибудь да выдашь себя. Шурша-ние тяжелых подкованных сапог по плотному сухому песку, не хранящему следов, прибли-зилось, казалось, на расстояние вытянутой руки, но потом стало удаляться. Через несколь-ко секунд Юля позволила себе выдохнуть и открыла глаза. Верзила, недоуменно озираясь, удалялся от валуна. Покинув свое убежище, девочка последовала за своим незадачливым гонителем, стараясь шуметь как можно меньше. Это ей неплохо удавалось, так как в тот день на Юле были кеды с мягкой резиновой подошвой.
Громила с автоматом обшарил все окрестности валуна, где он в последний раз на-блюдал "протифний дефтшонка", потом плюнул с досады, еще раз огляделся и решительно направился к башне, видимо, решив, что от маленькой девочки большого вреда ждать не следует. Юля кралась за черным, соблюдая дистанцию метров в десять: это было доста-точно нетрудно, так как окрестности башни поросли многочисленными густыми кустами, да и рельеф был изрезанный, в любой момент можно было исчезнуть в складке земли или за листвой ближайшего кустика.
В одном из таких кустиков Юля наткнулась на знакомый сигнальный кабель. Памятуя о том, что если через него перелезть, раздается звуковой сигнал, девочка дождалась, пока черный не подойдет к сигнализации сам. Юля пробралась внутрь периметра, когда верзила перешагивал через кабель.
Стражник направился не к башне, а к неприметному пригорочку неподалеку от нее. Юля прекрасно видела, как он что-то припечатал своей огромной ладонью. В ответ разда-лось шипение, и в стенке пригорочка открылась темная дверь. Стражник вошел внутрь... Девочка затаилась под кустом, так, чтобы и парадный вход в башню, и таинственный приго-рок были в зоне прямой видимости. Необходимо произвести тщательную разведку. Для начала посмотрим, кто и как часто передвигается по территории странного объекта...

Глава 5.
Несвоевременный профессор

...Титанюк очнулся от пронзительного сырого холода. Вокруг стояла темнота. Было ти-хо, как в склепе, только где-то в отдалении время от времени слышался звук редких па-дающих капель. Все тело ныло, руки затекли от долгого лежания в неудобной позе. Размяв их, Титанюк пошарил вокруг. Во-первых, он нащупал на поясе свою заветную сумочку. Ноги были чем-то схвачены. Ощупав это что-то, навигатор удивился: его ноги сковывали массив-ные стальные наручники. Недоумевая, Иван наощупь открыл сумочку и достал оттуда на-дежную бензиновую зажигалку. Огонь - первейшее дело. И осветит все вокруг, и согреет. Бр-р-р, как холодно!
Щелк! Темнота расступилась, и Иван удивился еще больше: он, оказывается, лежал стреноженный на большом куске войлока посреди гигантской темной пещеры. Со сводов ее редко-редко капала вода. Иван слизнул каплю, упавшую ему на ладонь: вода была солоно-ватой на вкус.
С потолка свисали многочисленные острые выросты, похожие на сосульки. Это были сталактиты, образованные минералами, в течение миллионов лет осаждавшимися из ка-пель влаги, сочащейся с потолка. С пола навстречу сталактитам поднимались их зеркаль-ные отражения, сталагмиты. Вид был довольно неприятный - Ивану на секунду показалось, что он находится в пасти чудовища, между огромных острых зубов. Пляшущие тени от огонька зажигалки создавали впечатление, что челюсти эти сейчас сомкнутся.
Погасив огонек, Иван сел и извлек из сумочки острейший походный ножик и флакончик бензина. Отрезав от своей войлочной лежанки солидный кусок, он напластал его полосами и сложил их в "хатку". Затем вновь щелкнул зажигалкой и в ее свете полил этот убогий кос-терок бензином. Осталось только поджечь войлок. Вскоре костерок занялся на славу. Прав-да, от сырого войлока повалил вонючий дым вперемешку с паром, но бензин сделал свое дело, и через несколько минут навигатор согрелся. Воздух в пещере был не застойный: откуда-то тянуло сквознячком, который подхватывал дым и уносил его вглубь пещеры.
В свете костра Иван рассмотрел сковывавшие его "кандалы" и, открыв на своем уни-версальном ножике маникюрные ножнички, стал сосредоточенно ковырять в их замке. Через некоторое время браслеты со щелчком раскрылись. Правда, те, кто поместили навигатора в столь странную темницу, должны были, согласно логике вещей, скоро появиться, чтобы расспросить или допросить его. До поры до времени их не стоило огорчать тем, что пленни-ку удалось освободиться. Иван прикрыл браслеты так, чтобы со стороны они казались прочно закрытыми. Костерок теперь весело потрескивал, от тельняшки Ивана повалил пар. Жить становилось теплее и лучше.
Неожиданно вдалеке раздались приглушенные шаги, и в темной глубине пещеры на пару секунд стало светлее. От стены отделилась тощая длинная мужская фигура. Иван придал своему лицу свирепое выражение. Незнакомец приблизился к костру, освещая себе путь мощным фонариком. Он направил луч в лицо навигатору, чтобы ослепить своего плен-ника, но не учел того, что глаза Титанюка уже привыкли к свету костра. Иван сделал вид, что ослеплен, и поднес руку к глазам, между пальцев разглядев подошедшего - сухощавого лысого субъекта в белом кителе с несколькими крестами и орденами на груди и в старо-модном пенсне с золотой оправой. Иван отметил, что на шее у тощего висит Железный крест с дубовыми листьями, а на воротнике кителя серебрятся руны СС.
-Фи, коспотин Титанюк, какая вонь! А фы неплохо устроилис, я смотрю. Меня софут профессор Герхард Цайтель. Фы у меня ф плену.
-С чего такая честь, герр профессор?
-Фы мне помешали ф эксперименте с ураганом. Фаши трусья фместе со странным цеппелином утонули ф море, а фы окасались счастлифее их. Я претлакаю фам сотрутни-честфо. Мне нушны умние умелие помошшники.
-Помогать вам? В чем? В экспериментах с погодой?
-Фы отшен проницательни, коспотин Титанюк! Фаши текнические нафыки меня уст-раифают.
-Зато меня не устаивает сотрудничество со сбрендившим профессором - маньяком с замашками эсэсовца. - тихо проговорил навигатор.
-А, фы про акцент? Та, я рапоталь ф берлинском институт Аненербе и имел сфание группенфюрер СС. Ми тостигли польших успехофф ф сосдании расрушительних поготних феноменофф - ураганофф, торнадо, цунами, пафоткофф, а потом решиль переселиться ис неуютний Фатерлянд ф этот красифий и благодатний страна, кде любимий фюрер не путет мешать ф дальнейший тфорческий процесс. Фы смошете саниматься наукой, упрафлять поготой, полутшите фласть, силу!
-Герр профессор, вы рассчитываете привлечь меня на свою сторону, для начала чуть не смыв большую часть моей страны своим тайфуном? Я ведь не большой охотник до вла-сти. Спасатель я.
-Та, та, мой трук, та! Я хотшу прифлечь фас. Кроме того, фы тумаете, у фас есть фы-бор?
-Выбор, господин группенфюрер, он всегда есть. А теперь - я устал, хочу отдохнуть и подумать. Принесите-ка мне сюда поесть, флягу воды и нормальных дров для костра. Эта пещерка как раз по мне! А сами - подите вон!
Иван получил достаточно полное представление о том, что с ним произошло и где он находится. Конечно, ничего не стоит скрутить этого слабосильного сморчка и оставить его загорать здесь вместо себя. Только в создавшейся ситуации следует действовать немного тоньше и аккуратнее. Ведь внутреннее расположение пещеры и всего комплекса неизвест-но, равно как состав и вооружение охраны. Но какой же мерзкий тип этот Цайтель! Просто руки чешутся. Сейчас, поди, взъярится.
-Фы не претстафляете себе сфоего полошения!!! Сдесь я стафить услофия! - повысил голос герр профессор.
-Небогато же вы живете тут, если не можете разориться на сухпаек, немного воды и дров.
-Фы полутшите требуемое. Но не питайтес злить меня! Афтомат Эриха работает пре-фосхотно!!!
Цайтель развернулся и строевым шагом, светя себе фонарем, направился во тьму. Иван прекрасно видел, за каким уступом исчез профессор. На секунду там стало гораздо светлее - видимо, открылась некая дверь, впустив немного дневного света.
-Испугал ёжика голым профилем! Шли-ка сюда своего Эриха. Сам-то он нам без на-добности, а вот автомат его мне очень даже пригодится. - проворчал Иван и подбросил в костерок еще одну полоску войлока.

***
...А дверца, которую заприметила Юля, оказывается, была весьма популярна у мест-ных милитаризированных жителей. Не прошло и четверти часа после того, как одетый в черное Юлин гонитель зашел туда и тут же вышел обратно, как из дверей башни показался тощий лысый дядька в пенсне и белом кителе, увешанный крестами, как новогодняя ёлка шариками. Приложил руку к чему-то рядом с дверцей - та послушно уехала вбок. Н-да, если бы такой вот тип подошел к Юле в ее родном городе с просьбой перевести его через дорогу - она точно бы отказала. Очень уж неприятный господин, похож на Гиммлера из "Семнадца-ти мгновений весны"... Но что им всем за этой дверцей, медом намазано? Или туалет у них там? Хотя это вряд ли: башня выглядит весьма капитальной и хорошо обустроенной. Ну, туда лезть резона никакого: тут же схватят. А вот что спрятано за дверцей, можно и выяс-нить!
Выждав с минуту после того, как крестатый вошел в таинственную дверь, Юля прокра-лась к пригорочку и осмотрела его со всех сторон. Дверца тяжелая, металлическая, выгля-дит так же капитально, как и башня. Слева от нее - зеленый небольшой экранчик и несколь-ко белых пластиковых кнопочек под ним. Юля, любившая приключенческие фильмы, живо догадалась, что это - приборчик, считывающий отпечатки пальцев. Так что открыть дверь самостоятельно не получится.
А вот с другой стороны пригорка на поверхность земли выходила толстенная четырех-угольного сечения труба, прикрытая наспех приклепанной решеткой. Та-ак, не иначе венти-ляция. В боевиках герои частенько пользуются вентшахтами для проникновения на запрет-ные объекты. Что ж, стоит попробовать! Интересно же, что там внутри. Пещера, а может быть, склад какой-нибудь.
Юля напрочь забыла о том, чтобы подготовить себе путь к отступлению. А любопытст-во, как говорят англичане, убивает кошек.
Решетка была уже почти оторвана, когда раздалось шипение открываемой двери и на солнце блеснула лысина противного дядьки с крестами. Отогнув решетку, Юля бесшумно протиснулась в черный зев трубы.
Вентшахта оказалась короткой, но жутко тесной: даже худенькой Юле приходилось продвигаться по ней, переползая на животе и извиваясь, как змея. Ход под крутым углом уходил вглубь земли, а потом становился горизонтальным и расширялся. Беда была в дру-гом: вокруг стояла кромешная темень, ориентироваться приходилось наощупь.
Юля все ползла и ползла вперед, потихоньку начиная паниковать. Проклятая труба и не думала заканчиваться, а в кромешной темноте вернуться назад, к вентиляционному рас-трубу, было почти невозможно. И тут Юлины пальцы нащупали в левой стенке трубы ре-шетку. Ужас перед замкнутым пространством вентиляционного короба удесятерил силы девочки, с одного удара жестяная решетка вылетела из креплений и через полмгновения глухо стукнулась об камень снаружи. Не помня себя, Юля выглянула в образовавшееся отверстие...
Это действительно была пещера. Где-то неподалеку горел мерцающий огонек - види-мо, костер. Его блики скудно освещали причудливые "сосульки", свисавшие со свода, и точ-но такие же, высившиеся им навстречу из пола. Девочка забыла, как они точно называются, но помнила, что ТАКОЕ бывает только в пещерах. До пола было не очень далеко - около метра. Исхитрившись развернуться, девочка ужом проскользнула в прямоугольное отвер-стие вперед ногами и бесшумно приземлилась на корточки.
В этот момент пещера озарилась тусклым электрическим светом. Юля чуть не вскрик-нула - казалось, приземляясь, она нажала некий выключатель, и сейчас черные охранники устремятся на поиски нарушительницы!
Но оказалось, не все так плохо. Неподалеку раздавались голоса, но адресованы они были явно не Юле. И в одном из них девочка узнала голос Титанюка!
-Помни топроту старины Эриха! Терши то, что ты просил, дартише швайн!
Юля осторожно выглянула из-за сталагмита и увидела, что навигатор сидит на полу пещеры на некоем обгрызенном войлочном коврике со скованными ногами, а над ним, в профиль к девочке, возвышается давешний черный верзила с автоматом на боку. Оружие было направлено Ивану в лицо.
-Эрих, дружок, тебя не учили хорошим манерам? - спросил подчеркнуто - спокойным тоном Иван.
-Молтшать! - прикрикнул на него черный, замахнувшись автоматом.
-Спокойнее, спокойнее, а вдруг я передумаю и буду сотрудничать с профессором? Я ведь не злопамятный, просто человек злой, да и память у меня хорошая...
На лице Эриха отразилось мучительное раздумье. Оружие немного опустилось. И тут - Юля вновь чуть не вскрикнула - Титанюк повернулся в ее сторону и подмигнул! А потом неожиданно подобрал одну ногу под себя, выставив другую вперед, и сбил ей Эриха с ног! Здоровяк, не ожидавший подвохов со стороны стреноженного браслетами арестанта, плюх-нулся с размаху на неровный пол, взмахнув руками и выпустив автомат. Оружие отлетело в сторону и с бряком приземлилось к Юлиным ногам. Девочка поняла, что настал момент вступить в игру. Схватив тяжелое оружие, она направила его в потолок и нажала на спуск. Грохнула короткая очередь, пули с воем отрикошетировали от потолка, а гильзы с латунным звяком запрыгали по полу пещеры.
-А ну живо хенде хох, гад!!! - завопила Юля самым пронзительным голосом, на кото-рый была способна. Получилось отменно: и у Эриха, и у Ивана заложило уши.
Девочка, расставив пошире ноги, целилась в удивленно вытянувшуюся физиономию Эриха, зажав неудобный толстый приклад оружия под мышкой.
Иван облегченно улыбнулся:
-Вот умница, Юленька! Подержи-ка эту негуманную личность на прицеле. А ты, громи-ла, быстренько достань ключи от браслетов и отомкни второй. Надоел! И не вздумай меня обидеть: эта девочка - чемпион по стрельбе. Все ясно?
-Это фам таром не пройтет! - пробормотал Эрих, успевший, правда, дисциплиниро-ванно поднять руки к потолку.
-Конечно, дружище. Уже не прошло. Так приятно поставить на место зарвавшегося выскочку! Ну, давай живо отмыкай наручники. Вон у тебя ключики на поясе...
Через несколько минут, стреножив вяло протестовавшего Эриха, сковав ему наручни-ками правую ногу с левой рукой, Иван с Юлей отправились обследовать пещеру. Иван шел впереди с оружием наперевес и вполголоса отчитывал Юлю за те необдуманные поступки, из-за которых она чуть не погибла. Юля слушала-слушала с самым невинным видом, а по-том и сказала:
-Дядечка Иван, миленький, вы же не будете говорить, что я здесь оказалась некстати?!
Иван рассмеялся:
-Ну, малыш, ты меня уела. Не спорю, когда я услышал, что кто-то карабкается по вент-коробу, я, мягко говоря, удивился. А тебе впредь скажу: прячься получше. Я твой любопыт-ный глаз увидел, как только осмотрелся. Если бы первым был не я, а этот нехороший тип, думаю, сейчас ты бы составила мне компанию в плену.
И Иван рассказал, как и у кого в плену он очутился в этой странной пещере.
Тем временем, проход вновь расширялся. Вскоре Юля с Иваном очутились в еще од-ном высоком сводчатом зале. Было сыро и прохладно. Видимо, пещера находилась ниже уровня моря: Юле на нос неожиданно упала соленая капля с потолка. И тут в дальнем, са-мом темном конце зала раздалось гортанное восклицание. Иван вскинул автомат, но тут же опустил его: в тусклом свете ламп стало видно, что забившись в самый угол зала, на полу сидит молодой человек с иссиня-черными кудрявыми волосами и огромными широко откры-тыми темными глазами с ненавистью глядит на пришельцев. Он был одет в пыльный серый бурнус, который неплохо защищал от солнца, но сейчас, промокнув, от холода ничуть не помогал. Юноша сузил глаза и повторил что-то явно неприветливое. Юля пригляделась: так и есть, ноги и руки бедняги были скованы.
Иван неожиданно расплылся в улыбке:
-Рори, старина! А ты что здесь делаешь?
Молодой человек поднял брови, а потом расплылся в улыбке:
-Рыжебородый! Ты пришел меня спасти?!
-Я чуть было не стал пленником, как и ты. Спасибо Юле. Юль, познакомься. Это - вы-сокородный Ромерон, сын вождя племени Синих Повязок.
-Мы, кажется, с вами знакомы, маленькая белая принцесса. Не вас ли тогда мы похи-тили в пустыне во время песчаной бури?
-Меня, меня. По-моему, меня хотели за вас выдать замуж. Ну что ж, добрый день, Ро-мерон.
-Просто Рори. Я ваш должник до конца дней своих... Не надеюсь на ваше милостивое прощение...
Пока Рори рассыпался в любезностях перед Юлей, Иван отомкнул железные брасле-ты, и юный кочевник сделал несколько неуверенных шагов, разминая руки и ноги.
-Рори, ты не видел, есть ли здесь поблизости выход? - спросил Титанюк.
-Черный человек выходил вон туда - Рори показал - Но где же он сам?
-Мы его немного обидели. Сидит в другом конце пещеры. Пойдем.
Беглецы осмотрели ответвление пещеры, на которое указал Ромерон, и обнаружили там железную лесенку наверх. Пробравшись по ней, Титанюк обнаружил в потолке запер-тый на мощную задрайку круглый люк. Все трое осторожно выбрались через него на песча-ный пляж метрах в трехстах от башни, за охранным периметром.
-Так все же, Рори, как ты здесь оказался? - спросил Иван вновь.
-Две луны назад к нам в Квадрат на Черном Вопящем Демоне явился Носящий Стекла вместе с Черным Человеком. Они несли в своем мешке груду Ака'Ма. Вы знаете, Ака'Ма для нас священны. Носящий Стекла заставил все наше племя бросить наши шатры, верблюдов, и погнал всех в самое сердце пустыни, искать еще Ака'Ма. А меня забрал с собой сюда, чтобы люди моего племени знали, что если они не будут повиноваться, меня убьют.
-Во-от оно что! А я-то, наивный, думал, что зеленая звездочка из колодца в Квадрате - единственная!
-Дядя Иван, а что же это за звездочка такая? - спросила Юля.
-Помнишь, как мы все устали и вымотались после приключений в пустыне? А когда взяли в руки звездочку Ака'Ма - то снова стали здоровыми и бодрыми. Похоже, звездочки эти собирают в себя мощную энергию и делятся ею с теми, кому это нужно...

...Солнце садилось. Леша воспаленными глазами вглядывался в морскую синь. Океан успокоился, вновь став гладким, как пруд. За несколько километров можно было легко угля-деть любой предмет на его поверхности, особенно если это - спасательный жилет с девоч-кой внутри. Ничего и никого кругом... Дизель урчал, как сытый кот. Катер двигался на юг. Чтобы занять себя чем-то, мальчик включил питание радара и минут через десять понял, как работать с этим сложным прибором. Впрочем, развертка уже второй час крутилась по чистому экрану: вокруг на тридцать километров не было ничего - ни берега, ни судна.
Вдруг радар издал писк: на его экране наконец появилась отметка! Уставший от бес-цельных блужданий по океану, мальчик направил свое судно в сторону возникшей прямо по курсу цели. Вскоре на краснеющем горизонте обозначился силуэт черного вертикального обелиска или башни, уставленной в небо... Леша перевел сектор газа на "полный вперед".

Глава 6.
Беглецы и Вопящий Демон

Первой катер заметила, естественно, Юля. Троица сидела в густом кустарнике под высоким берегом. Один раз совсем рядом с ними прошло двое весьма злобно настроенных близнецов Эриха, державших автоматы наперевес. Хорошо еще, шли беглецы, ступая след в след, а Рори заметал следы на сухом песке полой обширного бурнуса. Когда на горизонте отчетливо показался идущий на большой скорости небольшой корабль, Юля дернула Тита-нюка за палец и молча указала вдаль. Через некоторое время Титаник полушепотом вос-кликнул: "Да это же наш спасательный катер!".
Все трое вылезли из кустарника и принялись махать руками. Неожиданно со стороны берега зазвучали выстрелы. Иван развернулся и короткими очередями заставил двоих мо-лодцов в черном залечь на кромке обрыва. А катер подходил все ближе и ближе, вскоре Юля смогла разглядеть за штурвалом своего друга Лешу. Беглецы, не сговариваясь, броси-лись в воду и вскоре, уцепившись за свисающие с бортов суденышка концы, взобрались на борт. С берега вновь зазвучали выстрелы, автомат Ивана огрызнулся тремя очередями в ответ. Леша, уже вполне неплохо освоивший управление, лихо развернул катер прочь от башни и наддал! При этом Рори, поскользнувшись на палубе, чуть не вылетел за борт, но был вовремя подхвачен Титанюком. Распуская усы белой пены, катер шел на север. По берегу у подножья башни бегало, потрясая кулаками, несколько фигурок в черном.
-Что это было? - спросил Леша у Титанюка, стоявшего за штурвалом.
-Большие неприятности, от которых мы, похоже, с твоей помощью удрали... - ответил навигатор. Сил и желания отчитывать Лешу за самоуправство у навигатора не было.
Время шло, красно-медное солнце коснулось горизонта на западе. Башня маячила вдалеке, вот-вот готовая скрыться из виду. Вдруг сзади послышался нарастающий свист. Низко над морем к катеру с жуткой скоростью несся черный угловатый самолет. Завидев его, Рори бросился к Титанюку и вцепился в его тельняшку с истошным воплем:
-Черный Вопящий Демон!!!
Титанюк с тревогой всмотрелся в растущий на глазах силуэт:
-Это самолет. Бомбардировщик Эф-117. Для радаров невидим. Ребятня, марш на корму и залечь за фальшбортом! Носу не высовывать! И держитесь покрепче!
Навигатор чуть повернул штурвал, катер изменил курс. Самолет чуть накренился на крыло и вновь понесся точно на беглецов. В его плоском брюхе открылся грузоотсек. Иван хладнокровно наблюдал за неприятелем. В последний момент, когда из грузоотсека выва-лилась темно-зеленая обтекаемая капля бомбы, он резко крутанул штурвал. Бомба с чав-каньем вошла в воду и рванула через доли секунды, окатив корму катера ливнем морских брызг. Самолет проскочил суденышко и с ревом стал набирать высоту, готовясь к повтор-ному заходу. Маневрировал он очень неуверенно и медленно - Иван знал, что из-за подчи-нения всей конструкции Эф-117 идее радарной невидимости, летать он умеет чуть лучше страуса. Переведя дух, Титанюк отер с лица соленые капли забортной воды вперемешку с потом. Ребята повысовывались из-за фальшборта и с испугом глядели вслед Черному Во-пящему Демону, который размашистой кривой уходил к горизонту, готовя второй заход. Вдруг от темной массы облаков в отдалении показалась белая растущая стрела с ярко-огненным наконечником. И наконечник нацелился аккурат в бок Демону. Над зеркальным черным океаном прогремел далекий взрыв. Черный самолет, потеряв крыло, закувыркался и упал в воду, подняв фонтан брызг. Ребята завопили от восторга. А тем временем из обла-ков показалась громада "Хвостокола". Солнце исчезло за горизонтом, на востоке небо было уже чернильно-синим, покрытым мириадами ярких звезд. Запад же еще горел вечерней зарей, но вскоре должна была наступить полная темнота. Иван включил фонарь и направил его в небо. В ответ на дирижабле загорелись три мощных прожектора, их свет озарил катер и заставил воду вокруг суденышка светиться таинственным зеленовато-синим светом. Гля-нув за борт, Юля увидела, как в тень корпуса катера метнулась огромная темно-серая аку-ла.
Ревя винтами, дирижабль снизился и завис над катером. Прожекторы приветственно мигнули.
-Привет всем! Иван, как ты? - раздался громовой голос из мегафона.
Вместо ответа Иван показал дирижаблю большой палец.
-План такой. Мы отремонтировали машину, сейчас спустим беседку и заберем вас на борт. Семен отведет катер на базу, это не к спеху. Приготовьтесь к приему беседки!
В днище дирижабельной гондолы открылся прямоугольный люк, и оттуда показался решетчатый шатер, свисающий на длинном тросе. Шатер спустился в аккурат на кормовую палубу катера, из него выбрался Электросемен. Поприветствовав всех, он сменил Титанюка за штурвалом катера, а Иван, Юля, Леша и Рори были вскоре благополучно подняты на борт "Хвостокола".
Через несколько минут беглецы сидели в кают-компании дирижабля и пили какао. Редькин рассказывал о том, что случилось после попадания в "Хвостокол" зенитной ракеты:
-К счастью, ракета оказалась слабовата. Ни баллоны с несущим газом, ни система управления не пострадали. Мы сбросили пустые баки из-под углекислоты, набрали боль-шую высоту и вернулись на базу. Правда, место пуска запеленговали. А тебя, Иван, уже хоронить собрались - только Электросемен возражал, говорил, что вероятность твоего спа-сения - больше восьмидесяти процентов. Ох, если бы не он - летали бы мы на "Хвостоколе" только в будущем месяце. Когда мы осмотрели дырку, в которую ты вывалился, стало ясно, что меньше, чем за пару недель повреждения не устранить. И тут Семен предложил ис-пользовать для ремонта секцию запасной гондолы, которая у нас второй год в соседнем ангаре без дела лежит. В результате починились мы меньше, чем за полсуток, а потом взя-ли на борт несколько ракет и опять помчались к Зюйдландии. Ну, видим - ваш катер там с "невидимкой" сражается. Тут Электросемен ракетку - то и запустил... А теперь рассказывай-те вы. Что тут творится?
Навигатор рассказал о своем неприятном знакомстве с профессором Цайтелем и его командой.
-По-моему, это законченный псих, помешавшийся на мировом господстве. Ураган Се-мен - его рук дело. А в дальнейшем - он поделился со мной планами - нам предстоит отве-дать еще и цунами, торнадо и еще чего-то в том же духе. - закончил Титанюк.
После этого Рори рассказал о порабощении племени Синих Повязок профессором Цайтелем с целью сбора зеленых эвездочек Ака'Ма в пустыне Великие Пески и на бескрай-них пустошах Зюйдландии.
-Кстати, мне кажется, что Цайтель собирается использовать Ака'Ма в качестве источ-ников энергии при управлении погодой и создании стихийных бедствий. - добавил Иван - Что там говорят наши ученые?
-Ничего конкретного. - сокрушенно ответил Редькин - Действительно, звездочки соби-рают в себя энергию, но по какому принципу они ее аккумулируют и отдают - по-прежнему непонятно...
Тем временем дирижабль все ближе и ближе подлетал к Малым Бегемотникам.

***
...Отправив в карцер Эриха, проявившего преступную халатность, упустившего "языка" и, к тому же, утерявшего личное оружие, профессор Цайтель узнал от дежурной смены ра-дарных операторов, что его любимый бомбардировщик - невидимка, украденный недавно в Соединенных Штатах и названный "Валькирией", был сбит и утонул. Собрав все силы, что-бы не учинить большой погром в собственном командном посту, взбешенный профессор подошел к аппарату внутренней связи и взял трубку:
-Нижний уровень! Подготовить "Нимфу" к выходу в море!
"Нимфой" называлась подводная лодка. Ну что ж, если с ураганом не удалось, удастся с гораздо более интересным, а главное - принципиально неостанавливаемым бедствием - цунами.
Когда под водой происходит землетрясение, волны от него расходятся по поверхности океана, точь-в-точь как круги по воде пруда от брошенного камушка. Только высота этих волн достигает иногда десятка метров. Кораблю в море такие волны, как правило, неопасны - их склоны очень пологи, они просто мягко поднимут и опустят встречное судно, не причи-нив ему вреда. А вот когда с океанского простора такая волна выходит на мелководье - массу воды начинает "выжимать" вверх, и волна свирепеет на глазах...
А люди на берегу видят, как вода отступает, обнажая дно, как при отливе. А потом со стороны моря доносится мощный гул и рев, горизонт закрывает стена воды с пенным греб-нем...
Бывали случаи, когда цунами начисто смывала большие города. Корабли весом в пару десятков тысяч тонн забрасывало на несколько километров вглубь суши.
На Земле от цунами больше всего страдала Япония - неподалеку от ее берегов есть несколько мощных подводных вулканов. Кстати "Цунами" - слово японское. "Цу" означает "Бухта", а "Нами" - "Волна". Надо ли объяснять, что получится при совмещении этих поня-тий?

...Перед Цайтелем на неуклюжей четырехколесной тележке покоился корпус морской мины со снятой крышкой. На стенки черного массивного цилиндра изнутри был нанесен толстенный слой исключительно мощного взрывчатого вещества - торпэкса. Профессор извлек из футляра звездочку Ака'Ма, искусно оплел ее тонкой серебряной проволочкой и поместил в середину мины, использовав проволочку, как подвес. Теперь по серебру крошка будет подпитываться энергией из окружающего мира. А "Нимфа" тем временем погрузит мину на борт и выйдет в море. И выставит мину на большой глубине, в тысяче километров от побережья Дартии, никто ничего и не узнает. Пройдет еще несколько дней, и часовой механизм подорвет заряд мины. Звездочка разлетится в пыль, вся накопленная в ней энер-гия вырвется на свободу и вызовет роскошную цунами, которая, по самым скромным пред-положениям, смоет два города с населением более миллиона человек, не считая поселков и деревушек... Эффект будет гораздо более впечатляющий, чем от рассеянного урагана. Правда, место дислокации придется менять - толстый рыжебородый предатель наверняка не упустит шанса отыграться.
***
...Как только отчет о злоключениях Ивана Титанюка в Зюйдландии достиг его началь-ника Вальтера Ильинталя, последовал строгий приказ: всем наличным самолетам спаса-тельной службы организовать непрерывное патрулиирование южной части Штилевого океа-на и вести визуальное, радиолокационное и гидроакустическое наблюдение за акваторией. В первом же самолете на поиск отправились Иван Титанюк, Юля и Леша.
"Летающее Крыло" находилось в патруле уже четвертый час. Ребята, усталые и за-спанные, все же настояли на том, чтобы Титанюк взял их в полет: они понимали, что их помощь сейчас важна, как никогда. Ребята до боли в глазах всматривались в гладкую сине-зеленую гладь океана. Вдруг Юля вскрикнула:
-Дядя Иван!!! Бинокль! По правому борту - цель!!!
Получив мощный морской бинокль, Юля разглядела таинственный объект подробнее:
-Подводная лодка. Точно говорю! Идет целиком под водой. За рубкой - след из пу-зырьков...
Титанюк тут же изменил курс, заложив вираж и высматривая цель. Действительно, в прозрачной воде отчетливо различался стройный веретенообразный корпус подводной лодки, идущей в полностью погруженном состоянии без перископов. Самолет оттуда заме-тить не могли... Титанюк засек курс подлодки, передал сообщение об обнаружении против-ника на базу и запросил инструкций.
-Следуйте предполагаемым курсом подлодки и сбрасывайте через каждые десять миль по гидроакустическому бую. - прокаркал сквозь атмосферные помехи голос Ильинталя.
Самолет развернулся на новый курс. Из его брюха стали выпадать черные продолго-ватые предметы - гидроакустические буи. Падая в воду, этот прибор начинал передавать в эфир свои координаты, параллельно "слушая" толщу воды. Если в пределах слышимости буя оказывался громыхающий подводный объект - например, подводная лодка - то в эфир летел подробный отчет о том, что "слышал" буй.
Через короткое время курс "Нимфы" был высчитан на базе спасателей с точностью до сотни метров.

Глава 7.
Заминированный океан

На вторые сутки похода лодка повернула назад, к берегам Зюйдландии. Ильинталь вызвал к себе Титанюка:
-Иван! Мы засекли точку поворота неопознанной лодки. Она там паслась явно неспро-ста. Твоя задача: взять экспедиционное судно "Антарес" с батискафом "Морской Шмель" и обшарить весь район поворота этой зловредины. Башней на побережьи Зюйдландии зай-мемся позже. Скорее всего, рейд твоего знакомого был не ради удовольствия. Он что-то там оставил. Нужно срочно найти - что. Торопись!
Самое тяжелое в любом поиске - ожидание результата. Экспедиционное судно "Анта-рес" вторые сутки болталось в неспокойном море, методически обшаривая акваторию гид-роакустикой и спустив глубоко в пучину буксируемый детектор металла - большой сигарооб-разный предмет с крылышками, напоминающий подводный самолет. Для осмотра обнару-женных объектов на борту этого аппарата имелись также видеокамеры и прожекторы. "Подводный самолет" на длиннющем тросе путешествовал за кораблем над самым дном. Прав-да, пока он молчал: ничего железного на дне не попадалось.
Гидроакустические буи не смогли дать точной информации о месте поворота подвод-ной лодки, так как разыгрался шторм - последствие рассеянного урагана - создавший их работе серьезные помехи. У Титанюка было лишь весьма приблизительное представление о зоне поиска, но самое главное - он не знал, что конкретно искать. Может быть, Цайтель просто вышел на лодке на разведку. Хотя - вряд ли. Не поднимая перископа, лодка имеет минимальное представление о том, что происходит вокруг нее. Вся эта информация поступает через сонары, ощупывающие окружающую толщу воды акустическими волнами. А как сказала Юля, лодка оставляла за собой след пузырьков - значит, она шла под шнорхелем. Шнорхель - это хитро устроенная выхлопная труба, которая позволяет дизельной подводной лодке двигаться скрытно, используя свои основные двигатели - дизели, а не маломощные электромоторы, питаемые от быстро разряжающихся аккумуляторных батарей. Но дизели сильно шумят, не давая лодке пользоваться акустикой. О какой разведке может быть речь в таких условиях?
Так что, похоже, профессор подготовил Дартии очередную крупную пакость.
Рулевой в очередной раз переложил штурвал, "Антарес", чуть накренившись, изменил курс. И тут раздумья навигатора прервал писк: металлический детектор что-то учуял.
-Стоп машина! Приготовить видеокамеру! - приказал Титанюк.
"Антарес" замер над точкой, где был обнаружен таинственный металлический объект. Внизу, на гигантской глубине, вспыхнули мощные прожекторы. Камера видеонаблюдения, установленная в носовой части "подводного самолета", развернулась в сторону обнаруженного металла.
-Так. Морская якорная мина. Тип 08. Но почему на такой глубине?! - Иван обернулся к Электросемену.
Обычно якорные мины ставят на небольших глубинах, так, чтобы проходящий мимо вражеский корабль мог задеть их своей подводной частью. Кроме того, на той мине, которую видели навигатор и робот на экране дисплея, не имелось торчащих вверх "рожек" - взрывателей.
-Вероятно, эта мина со спецзарядом. - бесстрастно прокомментировал Электросемен.
Навигатор похолодел: спецзаряд - это, другими словами, атомная бомба. Или что-то и того похуже. Теперь понятно, почему она установлена так глубоко: чтобы вызвать цунами, необходимо разместить эпицентр взрыва как можно глубже, у самого дна. А мина как раз болтается на своем тросе - минрепе над самым дном, на глубине тысяча двести метров. Что делать, чтобы обезвредить ее?
И главное - когда она должна рвануть? Лодка была здесь около суток назад. Еще около двенадцати часов ей потребуется для возвращения в Зюйдландию. Профессор, естест-венно, предпочтет наблюдать за катаклизмом из своей стеклянной башни... Хорошо, дети отправлены домой! Если мина рванет сейчас, от "Антареса" может и пыли не остаться.
-Подготовить "Морской Шмель". - распорядился Иван.
Матросы бегом кинулись стаскивать с батискафа брезент. Через пятнадцать минут Иван и Электросемен по стремянке забрались в гондолу подводного аппарата и задраили люк. Кран плавно опустил полосатого "Шмеля" в воду. По приказу Ивана балласт из свинцовой дроби был увеличен перед погружением в два раза, чтобы ускорить спуск, и батискаф быстро начал погружаться в чернильную синь морской глубины. Метнулись за иллюминатором испуганные цветастые макрели. Кальмар выпученным глазом недоуменно уставился на неведомое морское чудо и почел за благо убраться восвояси. Потом перед иллюминатором степенно проплыла серо-голубая туша кита. Толстяк, отворив пасть - ворота, лениво цедил планктон. За пятидесятиметровой отметкой наступил мрак, но Иван не спешил включать внешнее освещение: надо было экономить электроэнергию. Аккумуляторы всегда садятся в самый неподходящий момент.
-Мина может иметь не один взрыватель. - бесстрастным железным голосом предупредил Электросемен - Например, не только часовой, но и контактный или гидростатический. Перед обезвреживанием необходимо внимательно осмотреть ее.
Иван неплохо разбирался во многих видах вооружения. Он знал, что контактный взрыватель может привести мину в действие, если ее что-нибудь коснется. Обычно контактные взрыватели имеют вид рожек и торчат вверх или вбок. Когда такой рог заденешь...
А вот гидростатический взрыватель - дело гораздо более неприятное. Он реагирует не на касание, а на изменение внешнего давления. Если мина начнет всплывать на поверхность, давление воды на нее будет снижаться. И когда оно достигнет определенной величины...
А вот о том, что будет дальше - и думать не хочется. В пятидесятые годы японское исследовательское судно "Кайо Мару" занималось исследованием вновь образовавшегося подводного вулкана в Тихом океане. Неожиданно вулкан "пошутил" и изверг на поверхность фонтан лавы, камней и раскаленных газов. "Кайо Мару" буквально провалилось на дно. А, судя по замашкам психованного профессора, он ничего не делает наполовину, так что "шуточки" подводного вулкана, судя по всему - действительно невинная шалость по сравнению с тем, что затеял герр Цайтель.
Между тем, до дна оставалось уже менее сотни метров. Чтобы слегка затормозить стремительное погружение, Иван сбросил часть балласта.
-Шмель, это борт. - донеслось из динамика подводной акустической связи - Как слышите?
-Борт, говорит Шмель. Связь в норме. Прошу задать направление на объект. - ответил Семен.
-Шмель, ваш истинный курс на цель - тридцать семь градусов. Доворачивайте.
Семен включил прожекторы, привел в действие гребные винты, и "Шмель" довернул на пока невидимую мину.
-Дистанция до объекта? - спросил Семен.
-Сорок метров. - отозвались с "Антареса".
-Понял. Включаю гидролокатор.
Сразу же на экране гидролокатора высветился шарообразный объект на тоненькой ни-точке - ни дать ни взять, воздушный шарик.
-Объект обнаружен сонаром. Визуально не наблюдаю.
Где-то неподалеку в толще воды висел "подводный самолет", спущенный с "Антаре-са". Ага, вот он, на экране сонара, чуть правее и выше мины. Этим можно воспользоваться.
-Борт, включите прожектора на "подводном самолете". У нас энергии маловато.
Впереди вспыхнуло зеленовато-желтое зарево. Редкие рыбешки тусклыми искорками вспыхивали в лучах прожекторов. А вот и мина. Темный стального цвета шар на толстом минрепе, уходящем ко дну.
-Семен, удерживай батискаф так, чтобы я мог рассмотреть ее - скомандовал Иван. Роботу не нужно было повторять дважды. Струя дроби зашуршала по броне гондолы, "Морской шмель" завис в толще воды, как бы принюхиваясь к стальному шару.
-Так. Контактных взрывателей нет. Сеня, чуть повыше!
В нижнем иллюминаторе показалась верхняя часть мины - точно лысая чугунная голо-ва.
-Сеня, что ты об этом думаешь?
-Гидростатического датчика не наблюдаю.
-Уже лучше.
Батискаф описал два круга около мины. Семен удовлетворился результатами осмотра и заявил:
-Вероятность наличия нескольких взрывателей равна пяти процентам.
-Как думаешь ее обезвредить?
-Предлагаю обрезать минреп - она всплывет сама по себе. Если взрыв произойдет на поверхности - цунами не образуется.
И тут до Ивана дошло, что неуклюжие манипуляторы "Морского шмеля" не приспособ-лены для перерезания тросов. "Шмель" висел бортом к мине, она слегка раскачивалась под действием глубинного течения, время от времени постукивая о борт поплавка. Семен, бояться не умевший, безупречно работал рычагами управления, удерживая "Шмеля" на месте, а у Ивана по спине маршировали мурашки величиной с таракана. Вот обе клешни схватились за трос - минреп. Иван дернул. Раздался скрежет, но ничего не произошло. Добротный трос, толстый, стальной, многожильный. Еще попытка! Пара жил порвалась, но так рвать минреп придется до морковкина заговения, а электроэнергии становится все меньше и меньше, да и духота в гондоле уже ощущается. Ну не приспособлен батискаф для серьезных подводных работ!
Семен вынул из рундучка круглый сосуд Дьюара, наполненный жидким кислородом, и выплеснул немного на пол. Газ зашипел, вскипая и испаряясь. Дышать стало немного легче. Иван налег на рычаги манипуляторов, разрывая трос, но без резака или кусачек заниматься этим было абсолютно бесполезно.
-Сеня, выключи все прожекторы, кроме рабочего. На сколько у нас еще энергии?
-Энергии примерно на пятнадцать минут.
-Борт, я Шмель. Пытаюсь разорвать минреп манипуляторами. Не получается. Какие идеи у вас?
-Иван, тут старший механик кое-что посчитал. Слушай внимательно!..

...Проклятый трос, немного разлохмаченный манипуляторами "Морского Шмеля", из-девательски поблескивая в неярком луче рабочего прожектора, торчал в иллюминаторе. Иван был близок к отчаянью: вот ведь ситуация - близок локоток, а не укусишь! Кажется, протяни руку, вооружись пилкой по металлу из своего карманного ножика - и через минуту - две мина сама начнет всплывать на поверхность! Но ножик - то в кармане, а манипуляторы - вон они, за бортом, за броней гондолы батискафа, под действием давления в сотни атмосфер!
-Иван! На связи старший механик Вострецов.
-Слушаю тебя, Петя.
-По моим подсчетам выходит, что если вы крепко-накрепко примотаете себя к минрепу и сбросите весь балласт, подъемной силы будет достаточно, чтобы вырвать якорь мины из грунта и заставить ее всплыть.
-Вместе с нами?
-Вместе с вами, конечно.
-Спасибо, Петя! Мысль завлекательная. Сейчас будем пробовать. А вы пока поднимайте "подводный самолет". Толку от него больше никакого.
С этими словами Иван вновь взялся за рычаги манипуляторов и скомандовал Элек-тросемену:
-Лево на борт, средний ход!
Минреп проскрежетал по поплавку батискафа и натянулся буквально за стеклом гон-долы. Скрежет стали по титану заставлял сердце уходить в пятки.
Металлический захват перехватил трос чуть выше того места, которое удалось измах-рить. После нескольких попыток, в ходе которых Иван чуть не вывихнул руки, ему удалось обмотать трос вокруг манипуляторов, да так, что без газорезки их уже было не освободить. Делать было нечего: на вторую попытку достать мину из глубины времени могло и не хватить. Глубоко вздохнув и ощутив запахи металла, соли и собственного пота, Иван скомандовал Электросемену:
-Сеня, весь балласт, осветительную систему и севший аккумулятор сбросить!
Мимо иллюминаторов, кувыркаясь, проплыли прожекторы, ранее висевшие над гондолой. Глухо бухнув по обшивке, на дно отправился многокилограммовый аккумулятор. Иван хотел максимально облегчить "Шмеля", чтобы его подъемная сила увеличилась, как можно больше.
-Сеня, выключи прожектор. Энергию надо экономить.
В гондоле воцарилась тьма. Снаружи по гондоле мелкими градинками барабанила свинцовая дробь балласта.
Батискаф, намертво привязанный к минрепу, беспомощно закачался в толще воды на головокружительной глубине. В иллюминатор Иван увидел светящуюся глубоководную рыбину с жуткого вида зубами-булавками, едва помещавшимися в пасти.
-Плыви отсюда в темпе вальса, граммостомия любопытная! Не видишь - люди работают! - проворчал Иван, прислушиваясь к движениям подводного аппарата.
Дробь из балластных емкостей была полностью ссыпана. Батискаф едва ощутимо вращался вокруг минрепа. Движения вверх не ощущалось.
-Сеня, глубина не меняется? - спросил Иван.
-Нет. Висим в двадцати одном метре от дна. - последовал тут же ответ, произнесен-ный с металлической бесстрастной интонацией.
Что же делать? Подъемной силы "Шмеля" явно недостаточно. Якорь мины глубоко засел в грунте...
-Сеня, вставай! - осенило Ивана. Робот завозился, поднимаясь из кресла.
-Прыгай! Прыгай, Сеня!
Робот выполнял приказы, не рассуждая. Согнувшись пополам, чтобы не задеть низкий потолок шарообразной кабины управления, двухсотпятидесятикилограммовый Семен, как будто в учтивом поклоне, поднялся на ноги и начал прыгать на полу гондолы. Грохот и лязг от прыжков Семена распугал всех глубоководных рыб в округе. Батискаф задрожал, начал раскачиваться. Минреп задергался, заскрежетал... Подергивания достигли ушедшего в глину минного якоря. Клейкая масса ила и глины, державшая его, начала колебаться.
Через десять минут, когда Иван уже начал прощаться с жизнью, якорь с громким звуком, напоминающим чмоканье сытого гиппопотама, вырвался из грунта. Батискаф в смертельном объятии с дьявольским изобретением профессора Цайтеля начал свой долгий путь к поверхности...
По пути наверх Иван дважды просил робота вылить на пол еще немного жидкого кислорода: аккумуляторы полностью сели, система очистки воздуха не работала. Пот заливал глаза. В гондоле стояла непроглядная темень. Наконец, когда Иван уже потерял счет вре-мени, вода за стеклом иллюминатора начала потихоньку синеть. Еще несколько минут - и цвет ее сменился на бирюзовый. Иван схватился за подлокотники кресла - поверхность была где-то близко. В тусклом свете, проникающем из иллюминатора, уже можно было различить показания глубиномера: пятьдесят метров... сорок... Батискаф ускорял подъем... Двадцать... Десять...
Вынырнув из воды, как ошпаренный кашалот, "Морской Шмель" подпрыгнул на волнах, погрузился вновь почти по верхушку поплавка, и заплясал, подбрасываемый валами. Аквалангисты с "Антареса" закрепили на нем надежные тросы и подтянули батискаф к корме судна. Двое ныряльщиков тем временем застропили мину и отсоединили от нее злополучный минреп. Стальной шар аккуратно подняли на палубу и поместили на подстилку из пробковых матов.
Иван и Электросемен наблюдали за извлечением мины с палубы батискафа. Их верный, надежный "Морской Шмель" ни разу в жизни не подвел их, даже в сложнейшей ситуации показав себя с самой лучшей стороны.
Иван утер пот со лба. Свежий морской воздух пьянил его. Ужасно хотелось спать, но необходимо было как можно быстрее обезвредить мину - иначе от "Антареса" в самое ближайшее время могла остаться горстка пепла.
Вскоре батискаф также подняли на борт, и Иван с Электросеменом сошли на палубу "Антареса". Не теряя времени, робот подошел к мине:
-Стандартная морская мина типа 08. Корпус открывается вот здесь. - Семен показал на едва заметный шов - Надо отвинтить крышку.
С помощью мощной лебедки, закрепив на ушке, приваренном к корпусу мины, толстый стальной трос - бывший минреп - крышку начали отвинчивать. Потом к делу подключился Электросемен, и вскоре шар мины распался пополам.
Иван с изумлением воззрился на зеленую звездочку Ака'Ма, висящую на серебряных проволочках в середине мины. Семен, не теряя времени, взял кусачки и перекусил подвесы. Звездочка в его руках, казалось, радостно засветилась. Иван взял Ака'Ма в руки - от ласкового тепла, излучаемого зеленым кристаллом, ему тут же расхотелось спать - усталости как не бывало.
Но поводов для радости было маловато: на стенке мины висел электронный таймер, показывавший, что до взрыва осталось меньше двух минут. От таймера к торпексовой врывчатой начинке мины тянулось десятка три проводков - какие из них перекусить, не знал никто. Ведь, может быть, на мине установлен самоликвидатор, и если перекусишь не тот проводок - мина взорвется...
Сеня, какие соображения? - спросил Иван.
-Если принять, что красные проводки - положительный полюс, синие - отрицательный, а черные - заземление, то вероятность перерезания правильного проводка с первого раза составляет одну восьмидесятую.
-А неправильного?
-Столько же.
-Тогда о чем мы думаем! - Иван взял у палубного матроса портативную рацию и сказал в нее:
-Мостик! Говорит Титанюк. Самый полный вперед!!!
-Понял. - кратко ответили с капитанского мостика.
Винты "Антареса" взбурунили воду и судно быстро начало набирать скорость.
-А теперь, Сеня, навались!!! - сказал Иван и начал толкать мину к борту. Семен, понявший мысль навигатора, навалился так, что полусфера, груженная несколькими сотнями килограммов взрывчатки, мигом оказалась в воде.
Таймер был водоустойчив, так же, как и морская взрывчатка - торпекс. Кувыркаясь, половинки мины начали погружаться в море. Тут на табло таймера высветились нули, и он подорвал заряд.
Султан воды вздыбился выше мачт "Антареса". Судно подбросило так, как будто оно было легким баскетбольным мячиком. Где-то что-то разбилось, все стоявшие на палубе мигом вымокли до нитки. "Морской Шмель" сорвало с кильблоков, и героический батискаф с жутким грохотом рухнул на палубу. Он был безнадежно разбит. Из треснувшего сплющившегося поплавка беспомощно вытекал керосин.
Иван едва удержался на ногах, когда волна от взрыва прокатилась по палубам "Антареса".
-Ну, Сеня, все. Задание выполнено. - сказал он биороботу, тяжело вздохнув.
-Теперь нужно как можно быстрее обезвредить Цайтеля, пока он не придумал чего-нибудь еще. - ответил Электроосемен.

Глава 8.
Оружие надо содержать в порядке!
...Часы на руке профессора Цайтеля запищали - мина должна была взорваться в этот момент.
-Эрих, что слышно? - спросил психованный профессор у своего ассистента.
-Тишина... - ответил тот, всматриваясь в экран радара.
-Ну, Титанюк! Я тебя достану!!! - профессор в бессильной ярости заметался по залу. Опять этот рыжебородый гуманист встал у него на дороге. Ни один эксперимент не даст до конца довести! Ну, смыло бы несколько городов на побережье континента, встряхнуло бы хорошенько - так нет же! Въедливый спасатель как-то умудрился обезвредить мину, установленную на огромной глубине. Ну, все. Терпение профессора лопнуло.
-Эрих! Как там сейсмограф?
-Молчание, господин профессор.
-А что на радаре?
-Точечная метка, господин профессор. Похоже на корабль. Квадрат двадцать два - одиннадцать.
-Это же совсем рядом с местом, где мы поставили мину! Это он!
-Кто, господин профессор? - Эрих оторвался от приборов.
-Титанюк! Вот что. Приказываю: подготовить объект к взрыву и погрузить все, что мож-но увезти, на "Нимфу". Особое внимание - погрузке зеленых звездочек! Зарядить все тор-педные аппараты боевыми торпедами. Выполнять!
-Есть! - Эрих воспринял приказ без особого энтузиазма. Он уже привык к теплому кли-мату Зюйдландии, спокойному океану, в котором можно было всегда искупаться, и вольготному образу жизни на базе. Кроме того, Эрих боялся подводных лодок, про себя называя их не иначе как "скользкими тварями". А теперь придется грузиться в тесные отсеки, набитые всяческими трубками, клапанами, пультами и прочей дребеденью, и идти куда-то, неизвестно куда и зачем. Кто его знает, герра Цайтеля, что у него на уме? Да еще боевые торпеды - с кем-то опять придется воевать. Одолеваемый этими грустными мыслями, Эрих спустился в подземный бункер, посреди которого в эллинге стояла подводная лодка...

***
...Иван стоял на мостике "Антареса". Судно, тяжело зарываясь в волны, шло на пол-ной скорости на юг. С базы в Бегемотниках вылетел дирижабль "Хвостокол" с десантом на борту. Основной задачей был захват стеклянной башни и зловредного профессора. Тянуть с этим больше было нельзя: неизвестно, какие еще чудовищные планы могли зародиться в больной голове фанатика. Экипаж "Антареса" же готовился исследовать все более - менее интересное, что найдется во враждебном логове.

***
...Отдав необходимые распоряжения, Эрих зашел в небольшое хранилище, где в тусклом свете ламп стоял огромный ящик, наполненный звездочками Ака'Ма. Собранные стараниями порабощенных соплеменников Ромерона, звездочки при появлении Эриха стали излучать слабое, неуверенное тепло. Добрые кристаллы почувствовали, что человек, появившийся с ними рядом, совсем не хочет им зла...
Через пятнадцать минут стальной ящик, подхваченный кран-балкой, покачиваясь в воздухе, поплыл к люку в узкой палубе "Нимфы". Эрих, наблюдавший за погрузкой, усмехнулся. В этот момент из репродуктора прозвучал голос Цайтеля:
-Эрих, зайдите ко мне.
Сказать по чести, ноги Эриха подгибались от страха: вдруг его безумный начальник заметил, что что-то не так?
Цайтель встал из-за стола навстречу своему подчиненному:
-Эрих, друг мой! Нам настала пора объясниться. Мне очень тяжело говорить об этом с тобой, мой верный солдат, но... Тебе необходимо загладить вину за тот проступок, который ты совершил, дав рыжебородому сбежать. Я хочу назначить тебя ответственным за почет-ную миссию. Тебе предстоит остаться здесь, на старой базе, и лично привести взрывной механизм в действие, когда на нашу территорию высадятся десантники. Я понимаю, что ты можешь попасть в руки наших злобных врагов, но думаю, что ты, как истинный храбрец, примешь мужественное решение и погибнешь вместе с базой. Когда "Нимфа" выйдет из эллинга, а на территории базы высадятся дартийские свиньи, ты должен будешь нажать вот эту кнопку. - Цайтель снял с постамента свой собственный бюстик из полированной бронзы и указал Эриху на углубление - Это - самоликвидатор базы. Взрыв произойдет через минуту после нажатия кнопки, так что у тебя будет возможность покинуть башню и получить шанс на спасение. Прощай, мой верный солдат! Сделай все, как должно!
С этими словами Цайтель похлопал Эриха по щеке, четко развернулся на каблуках и направился к двери.
Эрих сел в удобное кожаное кресло своего теперь уже бывшего начальника, умиротворенно облокотился на поскрипывающую спинку и вздохнул с облегчением.
Когда из охваченного отчаяньем и пожарами от бомбежек холодного Берлина начала 1945 года его перебросили в этот теплый безмятежный мир, Эриху показалось, что он попал в рай. Он так надеялся, что его начальник бросит свои людоедские исследования и займет-ся, наконец, чем-нибудь полезным для рода человеческого! Как он ошибался... Цайтель просто не мог и не хотел остановиться, стремясь, по примеру Гитлера, завоевать этот ни о чем не подозревающий спокойный мир, подчинить его себе. Эрих устал, давно устал от постоянного страха, от войны, от неуверенности и зыбкости будущего. Ему хотелось спокой-ствия, нормальной человеческой жизни, хотя признаться в этом Эрих боялся даже себе.
Когда Цайтель назначил его ответственным за хранилище таинственных зеленых кристаллов, Эрих однажды на долгом ночном дежурстве вдруг почувствовал, что его давно ставшая привычкой усталость покинула тело, уступив место свежести и бодрости. Даже спать напрочь расхотелось. Удивившись столь странной и приятной перемене, Эрих решил обойти вверенный ему объект и неожиданно увидел под крышкой ящика с Ака'Ма яркое свечение. Не помня себя, солдат прикоснулся к ящику...
С этого момента в голову Эриха начали приходить совсем уж неподобающие для солдата мысли. И поступать он начал иногда совсем не так, как велел устав. Когда он увидел, где спряталась непонятно откуда взявшаяся у их башни девчонка, он просто сделал вид, что не замечает ее глазищ, таращившихся из темноты. Симпатичная девочка, синеглазая, к тому же так похожа на дочку Эриха, Элизу, погибшую в Гамбурге под американскими бомбами...
Вместе с тем, Эрих до дрожи в коленках боялся своего всесильного шефа, которому было подвластно время, который запросто мог вызвать ураган, и для которого уничтожить любого человека, было не сложнее, чем выпить стакан воды.
Но в случае с кристаллами Эрих сумел побороть страх. На базе имелись большие запасы пива и минеральной воды в бутылках зеленого стекла. Собрать достаточное количество пустых бутылок и расколотить их не составило труда - кроме всего прочего, солдат нес ответственность и за уничтожение отходов. После этого звездочки перекочевали из ящика в брезентовый мешок и были надежно закопаны в укромном уголке пещеры, а их место заняли бесполезные осколки стекла. Крышку надежно закрыли и опечатали. Вот почему, провожая взглядом ящик, уплывавший в люк подлодки, Эрих позволил себе украдкой улыбнуться. Начальник на базе теперь он. Никакого самоликвидатора он нажимать не будет. Вместо этого первым делом он поведет десантников в пещеру и сдаст им мешок с кристаллами, так сказать, с рук на руки.
Решив так, Эрих взвесил в руке бюст своего бывшего начальника, и поставил его обратно на постамент. Пусть красуется!
…Над Штилевым океаном занимался рассвет. "Нимфа", стелясь низким силуэтом над ленивыми волнами, распарывая их острым форштевнем, полным ходом шла точно на север. Приглушенно ревели дизеля, волны дохлестывали до палубного орудия. Цайтель в непромокаемой робе и шляпе - зюйдвестке поднялся на мостик.
-Что обнаружили? - первым делом спросил он у наблюдателя.
-Пока ничего, герр профессор. - был ответ.
Цайтель нетерпеливо вырвал тяжелый бинокль из рук вахтенного, поднес к глазам. Чуть не раздавил стекла пенсне, выругался, снял оптику с переносицы. Подкрутил колесико настройки и осмотрел горизонт.
-Вахтенный, вы слепы, как крот!! Вон они, десять градусов вправо! Алярм!!! - крикнул он.
Зазвучали колокола боевой тревоги. На горизонте маячила одинокая точка - судно "Антарес", на котором находился ненавистный Титанюк. Больше некому. Повинуясь команде Цайтеля, лодка довернула на цель.
-Торпедная атака из надводного положения. Подготовить торпедные аппараты номер один и два! Рассчитать параметры залпа. Открыть крышки аппаратов!
На "Антаресе" вышли из строя радиолокаторы, приходилось надеяться лишь на остроту зрения впередсмотрящих. Именно поэтому низкий силуэт "Нимфы" и дымок выхлопа из ее дизелей там заметили, когда было уже поздновато отворачивать.
Электросемен с полубака доложил бесстрастным голосом:
-По нам произведен пуск двумя торпедами. Рекомендую отворот влево.
Титанюк на мостике не видел подлодки, он вообще подумал, что "Нимфа" атаковала их из-под перископа. Но след от одной торпеды, белопенную ниточку, тянущуюся к их борту, в бинокль было видно, как на ладони. А вот вторая торпеда, похоже, отказалась выполнять программу, заложенную в нее аппаратом стрельбы: она начала описывать огромную окружность.
-Лево руля!!! Самый полный вперед! - скомандовал капитан "Антареса". Судно, оснащенное активными рулями, сильно накренившись, выполнило резкий маневр уклонения. Как раз вовремя: торпеда прошла за кормой, попала в кильватерную струю и затонула без взрыва. Что же случилось со второй?
Из-за плохого ухода и технического обслуживания, вертикальные рули второй торпеды сразу после пуска отклонились вправо и замерли в этом положении. Смертоносный снаряд, выдерживая заданную глубину в два с половиной метра, стал описывать круг, или, как говорят моряки, циркуляцию. Цайтель не заметил отклонения второй торпеды от курса, а предупредительным воплям наблюдателя не поверил: ведь тот был "слеп, как крот"! Торпеда описала полную окружность, а потом догнала лодку… Грянул мощный взрыв, "Нимфа" задрала тупой форштевень и быстро, бесшумно погрузилась в волны… В последнее свое погружение.
-Капитан, курс на терпящих бедствие! - приказал Титанюк, увидев в месте, где ушел под воду его враг, скопление оранжевых спасательных жилетов - Может, успеем кого-то спасти!..

Конец.
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • «Южный крест пока за горизонтом»
  • «Первое «Прощай»»
  • «Атомные Ринки»
  • «Вне Времени»
  • «Ошибка МакДайна»


  • Просмотрено: 3388 раз Просмотров: 3388 автор: Иван Кудишин 4-04-2010, 11:27 Напечатать Комментарии (0)