Алексей Ганичев

поэзия » Алексей Ганичев
Шелестит шепот слога
Сквозь зубы острога
И под пологом страха
Лебединая песня пера.
Подхватила бы плаха,
Да остра немота топора.



Прекрасны строки откровенья
И откровенье добрых фраз.
И случай двух всего из нас
Вдруг остановит в изумленьи
Людской дороги посреди.
И скажет каждому - Гляди,
Вы так похожи, словно дан
Вам путь один - быть каплей в море,
Стекаться в реки на просторе
И влиться в мирный океан.
Там кораблям, чей парус виден
В лучах забрезжившей зари,
Далекий берег шепчет - Зри,
Как этот мир стал беззащитен.
Но он живет и верит в нас,
За счет лишь судеб двух стремлений
И строк прекрасных откровений
И откровений добрых фраз.



I.
Один из свиты королевской,
Носящий шутовской колпак,
Ты вмеру скромный, вмеру дерзкий,
Поэт, мальчишка и дурак.
Весь Божий день у трона скачешь
(для них ты пой, для них пляши!)
И про себя ты тихо плачешь,
Чтоб все смеялись от души.
Когда целуешь осторожно
Ты в щеку дочку короля
Скажи мне, шут, ну как так можно -
Любить, спокойствие храня?..


II.
Под фикусом (от трона - слева),
на весь дворец нагнав тоску,
Придворный шут ждет королеву,
А королева - в отпуску.
Звенят бубенчики впустую,
Стишки кладутся под комод,
И каждый вечер вхолостую
Рассказан свежий анекдот.
И семь раз в сутки шут клянется:
"Пойду, повешусь на суку,
К обеду если не вернется!"
А королева - в отпуску


III.
Накрытый стол: вино, приправы,
Косяк зажаренных гусей.
Законным королевским правом
Является прием друзей.
Чтоб смуты не вносил в беседу,
Шута пришлось с работы снять!
Сперва хотели сдать соседу,
Потом решили - под кровать!
Грохочет смех, звенят стаканы,
Кудахчут сочно куры гриль,
А шут под плоскостью дивана
Четвертый день глотает пыль.
Но вот гостей уже разносят
По ихним замкам и дворцам,
Стол - собирают и уносят,
Цепным кидают кости псам.
А некто, в колпаке скандальном,
Надетом задом наперед,
Под окна королевской спальни
Тихонько ужинать идет.
Он королеве булкой сдобной
Помашет весело в окно -
"Мадам! Вы были бесподобны!
А если нет, то я - бревно!"


П. Скачко.
Прочь от кремлевских башен
Уводят меня мостовые.
Туда, где свет не погашен,
Туда, где все сны цветные.
Туда, где на Красной Пресне,
В трущебе хрущевских построек,
Измученный новой песней,
Засыпает великий историк.


Раскрыты рты.
Дырявых лиц ряды.
Паду я ниц -
Раздам свои черты
Глазам хмельных девиц,
В зеницах чьих
Давно проснулась жажда
Моих неохраняемых границ...
18.07.1995


Как хочется принять саньясу
И сбросить православный крест.
В страстную среду кушать мясо,
Которого свинья не съест.
В себя, как в зеркало, глядеться,
Порой сгорая от стыда,
В одежду красную одеться
И кануть в Пуну навсегда...
Как хочется принять саньясу,
И после - литр коньяка,
Чтоб дьякон, высморкавшись в рясу,
Проклял меня на все века...
Чтоб дух, не зная направленья,
Стрелой к Всевышнему рванул.
А я б, достигнув просветленья,
Напился и опять уснул.
28.04.1994


Раненым утром марта
Исцарапанным днем недели
Выпадет звездная карта -
Проверить веру на деле.
Сердце гончарного круга
Вырвать из плена глины
И бороздой за плугом -
Воины Отца и Сына...
весна 1993.

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Тетрадь первая
  • Валентин Соломатов
  • Эммануил Гольцано
  • Эммануил Гольцано
  • Эммануил Гольцано


  • Просмотрено: 49005 раз Просмотров: 49005 автор: Иван Кудишин 5-04-2010, 21:20 Напечатать Комментарии (0)